ИГИЛ несет непосредственную угрозу для России, Южного Кавказа и стран Центрально-Азиатского региона.

Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) представляет собой «террористический интернационал» и остановить его могут только объединенные усилия международного сообщества. Особое значение в этой борьбе имеет принятая 12 февраля Совбезом ООН предложенная Россией резолюция, которая нацелена не пресечение доходов ИГИЛ от нелегальной продажи нефти, предметов старины и торговле заложниками.

В России деятельность ИГИЛ запрещена на законодательном уровне. Однако угроза проникновения боевиков на российскую территорию и территорию сопредельных государств Центрально-Азиатского региона (ЦАР) и «большого» Кавказа сегодня достаточно велика. Для противодействия этому необходима консолидация усилий всех государств. К такому единодушному мнению пришли представители экспертного сообщества в Москве, Астане и Баку.

Сергей Михеев, директор Института каспийского сотрудничества, политолог, считает, что сегодня «идеи исламистов пока не находят широкой поддержки у мусульман России». И это связано с тем, что их взгляды ничего общего с исламом не имеют. «Их вера, с точки зрения религии — это запредельный сатанизм», — сказал Михеев. Эти люди именем бога оправдывают любые зверства и «все что они хотят — абсолютный беспредел». Он уверен, что ИГИЛ несет в себе «угрозу огромному количеству стран, а их деятельность сегодня совершенно разрушительна для государств Ближневосточного региона».

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

«Вне всякого сомнения, ИГИЛ угрожает всем государствам бывшего СССР, в которых вербуются сторонники, что однозначно приведет к дестабилизации этих стран», — заявил Михеев. Он не исключил, что при нынешней активности, с которой действует ИГИЛ, «возникнут проблемы в нашем Закавказье, и это реально, хотя сегодня кажется невозможным».

В Центральной Азии следует учитывать фактор Афганистана, роль которого после ухода США лишь возрастет. Из Афганистана в отношении государств ЦАР ИГИЛ будет совершать вооруженные провокации «в рамках террористического интернационала».

В связи с этим нужна «кооперация и сотрудничество в сфере безопасности», так как в одиночку справится «с этой угрозой странам Кавказа и ЦАР будет крайне сложно». По мнению Михеева, надежда на западные границы, действия Европы и США «лишены практического смысла». Результаты таких попыток США в Афганистане, Ираке и против ИГИЛ отрицательны. «Не было бы развала Ирака как государства, и войны против Асада — не было бы и ИГИЛа», — заявил Михеев.

Эксперт считает, что США и страны Запада пока мало что делают для перекрытия каналов финансирования ИГИЛ. Он сравнил быстроту и четкость действий при принятии санкций против России в связи с украинскими событиями, и аналогичные действия против исламистов. «Где им хочется, они делают это быстро», — сказал Михеев и подчеркнул, что «сегодня единого санкционного фронта против ИГИЛ нет».

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Андрей Казанцев, директор Аналитического центра Института международных исследований МГИМО заявил, что сегодня от терактов ИГИЛ «никто не застрахован». Несмотря на запрет в России ИГИЛ и «Джебхат ан-Нусра», они «активно вербуют в свои ряды граждан России и сопредельных государств».

По его мнению, теракты опасны созданием атмосферы неопределенности, страха, разрушением доверия в обществе и государственных структур. Теракты являются «катализатором, при помощи которого можно опрокинуть любой политический режим». Он уверен, что только коалиционные действия могут противостоять глобальной угрозе терроризма.

Казанцев заявил, что «ИГИЛ ничего общего с исламом не имеет, а представляет собой новую разновидность тоталитарного фашизма». Он, как и Михеев, считает, что сегодня угроза для стран Центральной Азии «реальна». «Уже сегодня на границе с Узбекистаном и Туркменистаном развернуты достаточно большие группировки боевиков, которые тесно связаны с ИГИЛ», — подчеркнул директор аналитического центра.

В Астане и Баку поддержали мнение московских коллег и выразили уверенность в том, что совместные действия смогут остановить ИГИЛ и волну терроризма на постсоветском пространстве.

Вашингтон объявил о всемерной поддержке стран Центральной Азии в условиях нарастающей угрозы со стороны «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). США, обычно негативно относящиеся к долгосрочным президентствам, одобрили продление полномочий, пусть и через выборы, Ислама Каримова в Узбекистане и Нурсултана Назарбаева в Казахстане, предпочтя давно знакомых предсказуемых правителей новым в условиях возможной дестабилизации, которой добивается ИГИЛ. О напряженности в регионе нагляднее всего говорит объявленная Туркменистаном мобилизация резервистов.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Перспективы развития ситуации в Центральной Азии и вокруг нее остаются неопределенными и опасными.

Многие эксперты утверждают, что в обозримой перспективе можно ожидать роста активности различных экстремистских организаций, в том числе ИГИЛ. Сегодня опасность, которая исходит от ИГИЛ, не кажется чрезвычайной для центральноазиатских стран, поскольку операции этой организации разворачиваются в достаточной отдаленности от региона. Однако при этом на афгано-туркменской и афгано-таджикской границах зафиксирована некоторая концентрация боевиков, в том числе и под черными знаменами ИГИЛ. За последнюю пару месяцев указанные рубежи неоднократно испытывались на прочность. Если таджикская граница с Афганистаном укреплена и худо-бедно охраняется, то туркменская — чуть ли не прозрачна.

«Туркменистан, равный по территории всему Кавказу, является наиболее уязвимым звеном в системе безопасности Евразии. На туркменском 750-километровом участке нет таких естественных препятствий, как река Пяндж в Таджикистане или горы Памира. Вырытый глубокий метров на пять пограничный ров вряд ли надолго защитит не переболевших трайбализмом туркменов от нашествия талибов и радикалов ИГИЛ», — сказал «НГ» ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Шохрат Кадыров. Полноценно защитить туркменскую территорию мешает нейтральный статус республики. «Из-за гипотетических рисков войны Ашхабад не поступится своим нейтралитетом», — полагает Кадыров.

Власти центральноазиатских стран представляют угрозы и предпринимают некоторые необходимые меры. Туркменистан объявил о начале масштабных трехмесячных сборов по переподготовке резервистов для армии. Однако, как считает руководитель Аналитического центра МГИМО Андрей Казанцев, это мало чем поможет стране. «Президент Гурбангулы Бердымухамедов попытается договориться мирным путем со всеми афганскими силами, вовлеченными в конфликт. Учитывая, что силовые структуры Туркменистана были значительно ослаблены еще во времена Туркменбаши, их, конечно, надо подтянуть. Но с учетом нейтрального статуса Туркменистана основная надежда на договоренности с максимальным количеством участников конфликта в Афганистане.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Прецедент есть — в свое время туркменское руководство сумело договориться о мире с талибами», — сказал «НГ» Андрей Казанцев. Эксперт при этом отметил, что мирный сценарий не освободит Туркменистан от опасности радикализации. Дело в том, что социальный сектор при Туркменбаши был уничтожен. Бердымухамедов пытается восстановить систему образования, медицину, но население в большинстве своем необразованно, маргинально, поэтому угроза радикализации общества остается высокой и оперативно справиться с ней без участия силовых структур и международной помощи вряд ли возможно.

Новый посол США в Туркменистане Аллан Мастард на своей первой пресс-конференции в Ашхабаде заявил, что Вашингтон готов помочь Туркменистану в укреплении безопасности, но лишь в том случае, если такая просьба поступит от властей страны. «Пока таких предложений от правительства Туркменистана не поступало. Мы работаем по всему спектру вопросов», — заявил Мастард. Он добавил, что не располагает информацией о присутствии боевиков ИГИЛ в регионе.

Его коллега заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Центральной Азии Дэниэл Розенблюм также заявил, что Вашингтон намерен поддерживать суверенитет и территориальную целостность центральноазиатских государств (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан) и помогать им в противодействии ИГИЛ и другим экстремистским организациям. По его словам, США не хотят видеть страны Центральной Азии в качестве убежища для террористов, а хотят иметь дело со стабильными процветающими государствами. «Географическое положение стран Центральной Азии представляет интерес для США, мы планируем расширить взаимодействие с правительствами этих стран в сфере безопасности, экономики, развития человеческого измерения», — резюмировал представитель американского Госдепа.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Не менее слабое звено в Центральной Азии — Таджикистан, где сильная исламистская оппозиция есть и будет, сказал «НГ» член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. По его мнению, ситуация в Таджикистане может выйти из-под контроля в случае фальсификации итогов выборов в парламент, которые состоятся 1 марта. Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) и ее лидер Мухиддин Кабири, претендующие на ограниченное количество мест в парламенте, являются политическими силами умеренного толка. Они пользуются авторитетом как в самой республике, так и в таджикских диаспорах за рубежом. Но если власти в очередной раз заметно урежут представительство ПИВТ в парламенте или вовсе не допустят его, то в партии инициатива может перейти к куда более агрессивным и радикальным политикам, чем Кабири. «Радикалы могут воспользоваться моментом и пойти на обострение с властью в расчете на поддержку извне», — сказал Малашенко.

В странах Центральной Азии наиболее жесткие упредительные меры, по мнению Малашенко, предприняты в Узбекистане, где власти выдавили за рубеж всевозможную оппозицию, а оставшиеся единицы затаились надолго. Однако если в стране начнется процесс передачи власти, чего нельзя исключать в принципе, оппозиционное и даже радикальное оживление возможно. Схожим путем, по мнению политолога, пытается идти Киргизия. Заметно, как власти пытаются закрутить гайки, когда речь идет о радикальных религиозных течениях. В частности, с соответствующим заявлением на днях выступил курирующий в правительстве вопросы обороны, правопорядка и безопасности вице-премьер Абдырахман Маматалиев.

По оценкам экспертов, наибольшую угрозу безопасности Киргизии в настоящее время представляет запрещенная как в республике, так и в других странах Центральной Азии религиозно-экстремистская партия «Хизб ут-Тахрир», которая ставит целью свержение существующих в регионе светских режимов и создание в Ферганской долине нового государства — Исламского халифата. Серьезную обеспокоенность местных силовиков вызывает также активное вступление граждан Киргизии в отряды моджахедов, воюющих в Сирии и Ираке. Только в прошлом году, по данным киргизских правоохранительных органов, из республики в Сирию выехало около 200 человек, и 30 из них погибли.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

На фоне Киргизии положение в Казахстане кажется идиллическим. Но на самом деле оно больше похоже на ту, что в Узбекистане, — если в верхах вдруг начнутся перемены, то вероятность попыток дестабилизировать ситуацию значительно возрастет. Поэтому становится закономерным, почему Вашингтон, по сути, одобрил пролонгацию президентств Назарбаева и Каримова через демократическую ширму выборов.

«В целом в Центральной Азии, особенно на фоне событий на Ближнем Востоке, и даже с учетом черных знамен вблизи туркменской границы — затишье. Но не исключено, что это перед бурей. В плане угроз со стороны ИГИЛ время сегодня играет на страны региона, потому что люди не могут не видеть зверств и расправ, творимых и учиняемых членами этой организации. Поэтому логично думать, что популярность идей ИГИЛ будет снижаться. Но это не отменяет того, что силу начнет набирать какая-нибудь другая радикальная организация, которых достаточно много», — сказал «НГ» Алексей Малашенко.

Вчера в Баку за закрытыми дверями состоялся международный «круглый стол» на тему: «Межрелигиозный диалог на Южном Кавказе: фактор стабильного развития Южного Кавказа».

Организаторами мероприятия выступило представительство политологического центра «Север-Юг».

В мероприятии принимали участие кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований ИЭА РАН Ахмет Ярлыкапов; доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения МГИМО Марина Сапронова; член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации, профессор и заведующая кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета СПбГУ, профессор кафедры проблем междисциплинарного синтеза в области социальных и гуманитарных наук факультета свободных искусств и наук СПбГУ, заместитель декана факультета по научной работе Марианна Шахнович.

Тем временем, с азербайджанской стороны участвовали: завотделом Государственного комитета по работе с религиозными организациями Азербайджана Анар Азизов; завотделом Государственного комитета по работе с религиозными организациями Азербайджана Нияз Ягубов; эксперт по вопросам Ближнего Востока Джахангир Араслы; главный редактор АМИ «Новости-Азербайджан» Гюльнара Мамедзаде; политолог, руководитель клуба политологов «Южный Кавказ» Ильгар Велизаде; политолог, главный редактор New Baku Post Тофик Аббасов; политолог, профессор Западного университета Фикрет Садыхов; доктор философии в области права, руководитель аппарата Управления мусульман Кавказа Симран Гасанов; представитель православной церкви в Баку Протоиерей Константин Фоминов и раввин Бакинской религиозной общины горских евреев Пейсах Мееров.

Эксперты в рамках обсуждений затронули ряд тем, в частности угрозы со стороны радикального ислама для сохранения безопасного и стабильного развития стран Южного Кавказа; «столкновение цивилизаций», как значимый фактор развития современных геополитических процессов; перспективные форматы и механизмы противодействия угрозам терроризма и экстремизма в каспийском регионе; перспективы негативного влияния ситуации на Ближнем и Среднем Востоке на государства Южного Кавказа; а также инструменты укрепления межрелигиозного и межэтнического диалога между Россией и Азербайджаном: взаимодействие православия и ислама.

После завершения заседания «круглого стола» за закрытыми дверями, участники ответили на вопросы журналистов. Доктор исторических наук, профессор кафедры востоковедения МГИМО Марина Сапронова рассказала, что РФ участвует в противодействии терроризму на межгосударственном и политическом уровнях.

Россия призывает к объединению всех заинтересованных участников политического процесса, как на Ближнем Востоке, так и вне его, для создания международной антитеррористической коалиции. Всем понятно, что точечные удары, которые наносят США по «ИГИЛ», ничего не решают.

Понятно, что для противодействия такой угрозы, как «Исламское государство», должны объединиться все заинтересованные страны. Поскольку «ИГ» несет серьезную опасность всему Кавказу, в том числе России и Азербайджану.

«Мы выделили несколько угроз от „Исламского государства“ по отношению к Южному Кавказу. Здесь очень важно отметить информационную войну, посредством которой идет процесс вербовки молодежи для „ИГ“. Именно посредством вербовки молодые люди отправляются воевать, защищая псевдоисламские принципы.

Вербовка идет из всех государств, в том числе и государств Южного Кавказа. Не знаю точных чисел по отношению к Азербайджану, но, например, из РФ в рядах „ИГИЛ“ находятся от 2–7 тысяч человек. Люди, которые уехали воевать за „Исламское государство“, рано или поздно вернутся на Родину с радикальными взглядами и будут нести террористическую угрозу своей стране.

И сейчас непонятно, что делать с ними, как фильтровать, отслеживать и контролировать», — отметила она.

По ее словам, видеоролики «Исламского государства» появляются сначала в «Твиттере», а потом на арабоязычных сайтах. Сразу становится понятно, что они «работают» на англоязычную аудиторию.

Закрывают аккаунты «ИГ», но ровно через две недели они вновь появляются под таким же названием. Источники их финансирования самостоятельны. Уже сегодня захвачены нефтяные ресурсы на территории Ирака, Северо-восточной Сирии…

Они в основном захватывают те районы, где есть нефть. Поскольку потом у них появляется возможность продавать ее по бросовым ценам. Этот самостоятельный источник финансирования дает «ИГ» доход в размере до трех миллионов долларов в день.

Также им удалось захватить ряд банков на территории захваченных государств, а соответственно, у них есть золотовалютные запасы.

Плюс ко всему, они торгуют людьми, а это тоже является очень большим источником дохода. Ведь далеко не все государства, как США, четко следуют принципу не выкупать своих граждан у террористов.

Как добавил кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра этнополитических исследований ИЭА РАН Ахмет Ярлыкапов, «ИГИЛ» сегодня приняло характер очень серьезной самостоятельный силы, которая действительно способна вести асимметрическую войну.

Здесь уместно вспомнить войну 2006 года Израиля с «Хезболлох», когда первые потерпели поражение. Сегодня многие опасаются подобных итогов в столкновении с «Исламским государством». «Безусловно, серьезных контролируемых „ИГ“ территорий в странах Южного Кавказа создать не удастся, но проникновение их влияния вполне вероятно.

Сейчас происходит экспорт идеологии „Исламского государства“ на территорию Дагестана, когда конкретные полевые командиры примыкают к этой террористической группировке. А это может привести к изменению тактики террористической деятельности в направлении еще большей ожесточенности и кровавости», — отметил она.

Марина Сапронова отметила, что сегодня порой международное сообщество, продвигая идеи отдельных стран, уже не стоит на страже международной безопасности. Идет процесс трансформации системы международных отношений и безопасности.

«Все мы помним, какую неблаговидную роль сыграла ООН в ходе процесса „Арабской весны“. Ведь тогда была принята знаменитая резолюция (19–73) по Ливии, которая разрешила бомбардировку этого государства.

В резолюции было сказано, что для устранения угрозы международное сообщество может принять любые меры, не уточняя, какие. То есть, если условно говорить, что для устранения угрозы необходимо будет применить ядерное оружие, то резолюция ООН 19–73, по большому счету, это разрешала. Это очень важный фактор, который показывает, что порой международное сообщество становится рычагом продвижения интересов отдельных государств или регионов», — отметила она.

Политолог, профессор Западного университета Фикрет Садыхов поддержал эту мысль, отмечая наличие двойных стандартов в отношении Азербайджана, в частности в вопросе решения нагорно-карабахского конфликта. Ведь некоторые решения Совбеза ООН выполняются сразу, другие же почему-то нет. Здесь уместно отметить четыре резолюции Совбеза ООН по Карабаху, которые до сих пор не выполняются. А часть территории Азербайджана до сих пор оккупирована.

Отметим, что «Исламское государство Ирака и Леванта» — международная террористическая организация, действующая преимущественно на территории Сирии (частично контролируя ее северо-восточные территории) и Ирака (частично контролируя территорию «суннитского треугольника»).

«ИГ» было образовано в 2006 году в Ираке путем слияния одиннадцати радикальных исламистских группировок во главе с местным подразделением «Аль-Гаэды». Численность боевиков «ИГИЛ» достигает несколько десятков тысяч человек, имеется тяжелое вооружение.

Группировка ведет активную экстремистскую деятельность и ответственна за множество терактов против американских и натовских сил на территории Ирака, иракских военных, а также против гражданских лиц и объектов.

От рук боевиков уже погибли тысячи «иноверцев» — шиитов, христиан, езидов, а тысячи людей были вынуждены бежать из захватываемых экстремистами районов, многие женщины и дети стали пленниками и содержатся в концентрационных лагерях террористов.

Организация неоднократно подвергалась критике со стороны международных правозащитных организаций за многочисленные военные преступления и преступления против человечества.

http://rosinform.ru/2015/02/17/igil-novaya-raznovidnost-totalitarnogo-fashizma/

http://www.ng.ru/cis/2015-02-19/1_igil.html

http://www.mgimo.ru/news/experts/document268961.phtml