29 мая 2015 года прошло годовое собрание акционеров главной кредитной организации России — Сбербанка. Герман Греф, руководитель Сбербанка, на этом собрании заявил, что указанная кредитная организация на территории Крыма и Севастополя не будет присутствовать. Мол, Вашингтон объявил санкции против России и запрещает любым коммерческим структурам работать на территории «аннексированного» полуострова.

Для некоторых неискушенных людей подобное заявление может показаться шокирующим. Ведь, в конце концов, это «родной» «Сбер», а не какой-нибудь «Годман Сакс». Граждане, даже далекие от мира финансов, полагают, что Сбербанк: а) организация российская; б) организация государственная; в) организация, которая подчиняется законам, распоряжениям и другим управляющим сигналам, исходящим от органов государственного управления России.

Однако тут не все так просто. Например, Сбербанк по недоразумению называют государственной кредитной организацией только потому, что главным (мажоритарным) акционером является Банк России. Чтобы не было никаких иллюзий, напомню, что в самом начале закона о Центральном банке говорится, что ЦБ не отвечает по обязательствам государства, а государство — по обязательствам ЦБ. О том, что среди миноритарных акционеров Сбербанка куча «нерезидентов», я уже молчу. Упомянутое выше заявление Грефа рушит привычные представления обывателя о том, как устроено государственное управление вообще и в России в частности. За последний год центр управления российскими банками явно переместился за пределы нашего отечества.

В качестве наглядного пособия для раскрытия данного тезиса можно рассмотреть всё тот же Сбербанк, на который приходится львиная доля депозитов и кредитов российской банковской системы. Летом прошлого года, когда на Украине началась активная фаза АТО («антитеррористической операции») против «сепаратистов» юго-востока страны, Минфин Украины решил оказать финансовую помощь «защитникам отечества». Были организованы выпуск и размещение так называемого Войскового займа для пополнения военного бюджета Украины. К размещению и покупке облигаций были привлечены ведущие банки страны, в том числе украинские «дочки» российских Сбербанка и ВТБ. Так что господин Греф может гордиться тем, что он внес свою лепту в «борьбу с терроризмом», а купленные на деньги Сбербанка снаряды унесли не одну жизнь на территории ДНР и ЛНР.

Господин Греф рьяно следил и продолжает следить за тем, чтобы «несознательные» граждане России не приложили своей руки к поддержке «смутьянов» в Малороссии. Как известно, наши «несознательные» соотечественники оказывали и продолжают оказывать посильную гуманитарную помощь мирному населению Новороссии, которое оказалось в блокадном кольце, организованном официальным Киевом. Одна из таких форм помощи — перечисление средств на счета российских банков для формирования различных фондов. Так вот, известно много случаев, когда в Сбербанке подобные счета блокировались по указаниям руководства банка.

Впрочем, было бы несправедливо все лавры «борьбы с терроризмом» на Украине приписывать Сбербанку и его руководителю Грефу. ВТБ также оказывает официальному Киеву посильную помощь в этом «благородном» деле. Еще в начале текущего года глава второго после Сбербанка банка — ВТБ — Андрей Костин сделал интересное заявление. Он решил докапитализировать две украинские «дочки» на общую сумму до 4 млрд украинских гривен (около $265 млн). Речь идет о ПАО «ВТБ Банк» (Киев) и АО «БМ БАНК». Примечательно, что заявление было сделано в то время, когда банковская система Украины уже шла под откос, когда в Верховной раде стали раздаваться громкие призывы к экспроприации российского имущества на территории «незалежной». Особый интерес украинские «экспроприаторы» проявляли и проявляют к активам российских банков.

Человеку даже очень далекому от «тонкостей» банковского дела заявления А. Костина о «докапитализации» должны показаться странными, просто подозрительными. Таковыми они показались и нашему премьер-министру Дмитрию Медведеву, которого в отсутствии либеральных взглядов на экономику трудно заподозрить. 20 января премьер на встрече с главой Минэнерго Александром Новаком и главой «Газпрома» Алексеем Миллером сказал следующее: «В том числе и наши банковские структуры продолжают работать на территории Украины. В частности, нашим банком ВТБ, крупнейшим государственным банком, было принято решение о докапитализации своих дочерних структур на территории Украины. Что это, как не форма поддержки украинской финансовой системы? И ВТБ такие решения принял, даже несмотря на то, что у нас, ну есть, скажем прямо, разные позиции по поводу того, какие решения принимать, а какие решения не принимать в отношении Украины».

Как можно интерпретировать ситуацию, связанную с «докапитализацией» «дочек» ВТБ на Украине? По-моему, как яркое проявление того, что наше правительство не в состоянии осуществлять «эффективное управление» деятельностью российских банков. Даже в случае, когда этого требует сложная международная обстановка, угрожающая безопасности России. Слова премьера не возымели никакого действия на руководителя ВТБ. Более того, в начале июня А. Костин уже обнародовал сумму «докапитализации», равную $600−800 млн (в 2,5−3 раза превышающую первоначально заявленную). Можно только догадываться, как в «незалежной» будут использованы эти деньги. Наверное, это те самые деньги, которые в начале года наше щедрое правительство раздавало банкам под видом «антикризисной программы». Напомню, что из двух с небольшим триллионов рублей более 1,5 триллиона рублей достались банкам. Между прочим, ВТБ оказался одним из главных «бенефициаров» антикризисной программы.

События на Украине стали той лакмусовой бумажкой, которая выявила истинную природу «российской» банковской системы. Одна из главных ее особенностей заключается в том, что она не подконтрольна правительству РФ. А кому же она подконтрольна? Может быть, Центральному банку Российской Федерации? — Может быть. Но вот ЦБ РФ является институтом, не подконтрольным ни исполнительной, ни законодательной, ни судебной власти Российской Федерации.

Нам внушают, что для успешной реализации денежно-кредитной политики Банку России необходим «независимый» статус. Как в физическом мире не существует абсолютного вакуума, так в социальном мире не бывает абсолютной независимости. Если говорить о Банке России, то он находится в полной зависимости от Федеральной резервной системы США. Никакой конспирологии тут нет. Банк России работает как «валютный обменник», его международные резервы сформированы за счет доллара США, который является продукцией «печатного станка» ФРС. А наш «национальный» рубль — лишь «зеленая» долларовая бумажка, перекрашенная в другие цвета.

О проблеме долларизации российской экономики сегодня знают все. Все понимают, что с ней надо бороться. Хотя бы для того, чтобы не допустить новых обвалов рубля, подобных тому, который произошел в декабре 2014 года. Наши чиновники об этом иногда говорят, но шепотом, в кулуарах. Вероятно, самые смелые из них оказались в такой организации, которая называется Совет национальной безопасности. 27 апреля 2015 года вопрос об угрозах долларизации экономики России и мерах по ограничению обращения и использования наличной иностранной валюты на территории страны был вынесен на Совет национальной безопасности. У Совета высокий статус и достаточные полномочия для того, чтобы добиваться выполнения принятых им решений. По итогам заседания Совета Центробанку и правительству порекомендовали расширить использование российской валюты в международных расчетах и постепенно снижать использование наличной иностранной валюты внутри России.

В свою очередь, чиновники ЦБ на протяжении многих лет повторяли и одну и ту же мантру: административные меры по ограничению оборота иностранной наличности внутри страны эффекта не дадут, а потому их введение нецелесообразно. Почему «не дадут» и почему «нецелесообразно», остается загадкой. Чиновники ЦБ не любят погружаться в детали и тонкости своей аргументации. Журналисты одного из электронных изданий попытались все-таки докопаться до этих деталей и тонкостей, понять до конца аргументацию ЦБ по вопросу столь либерального отношения к хождению инвалюты по стране. Тем более что рекомендации Совбеза были адресованы Центробанку.

И вот что ответил Центробанк: «Меры административного характера по ограничению использования иностранной валюты на территории Российской Федерации на заседании Межведомственной комиссии не рассматривались. Со своей стороны, Банк России исходит из нецелесообразности принятия подобных ограничительных мер». Мне лично подобные заявления чиновников ЦБ напоминают ответы официальной представительницы Госдепа США Дженнифер Псаки. Впрочем, определенные ассоциации у меня вызывает и само учреждение со странной вывеской «Банк России». Оно больше напоминает американское посольство или филиал Федеральной резервной системы США.

Впрочем, если еще недавно нити реального управления нашей банковской системой из-за океана (Федеральной резервной системы и Казначейства США) были не всем видны, то сейчас ситуация уже иная. Сегодня вожжей этого заокеанского управления может не видеть лишь слепой. Что я имею в виду? Я имею в виду американский закон FATCA, который можно перевести как «Акт по налогообложению иностранных счетов». Формально данный закон направлен на борьбу с теми физическими и юридическими лицами, которые обязаны платить налоги в казну США. Но механизм реализации FATCA предусматривает, что банки всех стран мира должны представлять информацию о подозрительных клиентах (тех, кто уклоняется от уплаты налогов в казну США) в американскую налоговую службу. Фактически выстраивается вертикаль прямого административного контроля над зарубежными банками из Вашингтона.

Это ярко выраженный закон экстерриториального действия. Многие страны успели заключить с США межгосударственные соглашения, которые предусматривают, что перед Вашингтоном будут отчитываться не сами банки, а соответствующие ведомства. В случае с Россией предполагается, что каждый банк будет отчитываться перед Вашингтоном индивидуально. Я не развиваю далее эту интересную историю. Читатель и сам понимает, что Россия окончательно теряет контроль над своей банковской системой, его перехватывают ФРС и государственные ведомства США. С учетом сказанного заявление руководителя Сбербанка Германа Грефа, сделанное на прошлой неделе, выглядит вполне закономерным.

http://regnum.ru/news/polit/1931326.html