Вновь избранный греческий премьер Алексис Ципрас недавно предпринял широко обсуждавшийся в СМИ визит в столицу Европейского Союза с целью добиться поддержки своим планам завершения политики жесткой экономии в своей стране. При этом почти нигде не упоминалось о том, что по пути он сделал остановку на Кипре.

Его промежуточная остановка продолжалась всего несколько часов, однако за это время он успел кратко обсудить с первыми лицами не только крайне тяжелое финансовое положение, в котором оказался остров в последнее время, но и возможности разработки гигантских запасов нефти и газа на шельфе турецкой части Кипра.

Символично, что левый премьер-министр встретился не только со своими коллегами с греческой части Кипра, но также с лидерами Турецкой Республики Кипр. Он заявил о своем стремлении воссоединить Кипр, разделенный надвое между Грецией и Турцией вот уже в течение более сорока лет, а в настоящее время раздираемый спорами о правах на разработку шельфовых месторождений углеводородов. Турки-киприоты с энтузиазмом встретили это значительное событие.

Это был первый визит греческого лидера на остров, однако для лидеров еврозоны он ознаменовался двумя не вполне очевидными результатами: Греция явно нарушает традицию и меняет направления поиска партнеров в условиях своего финансового кризиса, а также, что еще более существенно, готова к созданию новых альянсов с такими странами как Россия. В этом и состоит главная насущная проблема текущего момента.

Почти неизбежный выход Греции из Европейского Союза не в такой степени связан с ее собственным затруднительным положением и эффектом, который ее коллапс (или выход из ЕС, а возможно – то и другое одновременно) окажет на общий рынок 19 стран зоны евро, как с вопросом, в какую сторону повернется страна на этом пост-европейском пространстве.

Выход Греции из блока может породить новые проблемы: как поведут себя такие страны как Испания, Ирландия и Португалия, каждую из которых в ближайшее время ждут выборы, в то время как их правительства ведут тяжелую борьбу с внутренней оппозицией, проталкивая предписанные ЕС меры жесткой экономии. Вполне вероятно, что они также могут захотеть или даже будут вынуждены отказаться от выплаты своих многомиллиардных долгов. Греция получила 270 миллиардов субсидий в 2010 и 2012 годах, и предметом переговоров стали ее попытки отказаться от мер жесткой экономии как условия переноса сроков выплаты задолженности. Сроки по текущей программе финансовой помощи истекают 28 февраля, что требует немедленного принятия решения. Проблема крайне сложная и запутанная, в то время как «отцы-основатели» ЕС никогда не допускали вероятность выхода страны из зоны евро и, разумеется, не были к этому готовы.

Дипломаты и технократы Евросоюза уже давно неофициально рассматривают Грецию и Кипр в качестве «агентов» России в Европе, иначе, чем объяснить факт, что Москва получает доступ к внутренним документам ЕС прежде, чем министры начнут их обсуждение.

Однако в последнее время новый лидер Греции предпринимает опосредованные контакты с турками, чей лидер Реджеп Тайип Эрдоган уже начал проводить курс на сближение с Россией. Его встреча с Владимиром Путиным состоялась два месяца назад и была посвящена обсуждению «новых горизонтов» двустороннего сотрудничества и возможных альянсов, основанных на обоюдной враждебности и недоверии к Западу, а конкретно, к Европейскому Союзу и Соединенным Штатам Америки.

Лишним подтверждением актуальности проблемы может служить факт, что Ципрас заявил во время своего краткого визита на Кипр, что воссоединенный остров вместе с Грецией может стать «мостом мира и сотрудничества между Евросоюзом и Россией».

На фоне провалившейся попытки уладить конфликт с Грецией на прошлой неделе, министры осознали, что геополитическая обстановка в связи с попытками заставить Грецию и ее молодое правительство вернуть долги приобрела критический характер. На самом деле, многие аналитики полагали, что мощные страны, такие как Франция, Германия и Англия готовы смириться с хронически больной экономикой Греции и ее не подлежащими реформированию трудовыми ресурсами и влить новые деньги в страну, чтобы сохранить союзника ЕС на восточном фланге Европы. Еще в прошлом году, когда Европейский Союз начал вводить санкции против России в связи с ее вмешательством в украинский конфликт, Греция и Кипр гласно отказались поддержать эти меры.

Министр обороны Греции Панос Камменос, представитель правого крыла партии Ципраса «Сириза», недавно публично дал понять, что обращение к России за финансовой помощью в случае отказа ЕС остается реальным вариантом выхода для его страны, несмотря на то, что Россия сама переживает тяжелые экономические проблемы. Министр иностранных дел Никос Коциас на прошлой неделе посетил Москву, а сам Ципрас намерен отправиться туда с визитом в мае.

На фоне всех этих событий Ципрас призвал лидеров Европейского Союза оставить в стороне политические соображения и помочь ему перестроить страну, начав с отказа от программы финансовой помощи, которая не позволяет ему поднять минимальную заработную плату и восстановить необлагаемый минимум доходов. Именно эти две популистские идеи позволили ему выиграть выборы в прошлом месяце.

«Обычно вновь избранные правительства действуют не так, как обещали перед выборами», заявил он на этой неделе в парламенте своим соратникам по партии. «Я снова заявляю, что мы намерены осуществить на деле наши обещания перемен». Ципрас также намерен заявить о необходимости возродить эллинизм, «вернуть народу голос и силу, чтобы заявить о своих правах». Это заявление основано на широко распространенном в Греции убеждении, что кризис евро – классическая греческая трагедия в реальной жизни.

Греция хочет добиться новой финансовой помощи для предотвращения кризиса в краткосрочной перспективе, одновременно надеясь договориться за это время о менее обременительном соглашении. Однако, маловероятно что члены европарламента согласятся на предоставление дополнительных средств без соответствующих условий.

На следующей неделе, независимо от того, будет ли достигнуто соглашение, боевой греческий премьер должен будет заявить о своих мерах противодействия требованиям правил жесткой экономии, связанным с выплатой долгов, своим согражданам, пострадавшим от политики ЕС, то есть рядовым грекам, ввергнутым в бедность из-за программы помощи Евросоюза. В этом заявлении ему придется объяснить, в чем заключается разница между соглашением о займе ЕС и соглашением о финансовой помощи, а также о причинах своего согласия на первый вариант с шестимесячной пролонгацией.

Его искренняя вера в то, что проблемы страны усложнены политикой ЕС, была одной из причин провала переговоров в Брюсселе с германским министром финансов Вольфгангом Шойбле, заявившим, что греки пострадали от политики их лидера. В ответ Ципрас сказал, встречают свои беды с гордо поднятой головой, однако, им нужно время и шестимесячная пролонгация выплат по долгам даст им это время.

Можно с уверенностью предположить, что в ближайшие месяцы Ципрас вновь полетит к друзьям или врагам в поисках вариантов выхода из затруднительного положения, который сегодня очень трудно найти.

Мнение европейских СМИ:

Свобода и открытость, столь высоко ценимые в Европе, разрушаются сегодня из-за угроз экстремизма, беспорядков на ее географических окраинах и роста популизма. В некоторых ситуациях Европа проявляет свою слабость – она будто застыла в «славном прошлом». Однако, сегодня у Европейского Союза нет иного выбора, придется «замарать руки». Она  не может просто соблюдать соглашения об экспорте и поставках, необходимо комбинировать меры геополитического характера с экономическими интересами.

Страны, сочетающие авторитарное лидерство и капитализм в состоянии наносить быстрые и болезненные удары. Примером может служить Российская оккупация Крыма. Стиль Путина встречает одобрение в некоторых кругах Европы, а он искусно использует эти каналы, превращая сжатый кулак Европы в вялую ладонь. Национальный Фронт Марин Ле Пен получает значительные суммы от России и греческий премьер-министр Алексис Ципрас ведет с Путиным какие-то тайные игры, стремясь найти пути к тесному сотрудничеству.

Это всего лишь два примера того, как силы Кремля проникают в европейский популизм, ослабляя этим Европу и подрывая попытки урегулирования украинского кризиса. В любом случае, многие европейские бизнесмены, мягко говоря, не испытывают восторга от санкций. Если Москве удастся получить более существенные рычаги влияния на европейскую политику, и без того ненадежный фронт против России может попросту развалиться.

Планируемое российско-греческое сотрудничество является предметом для беспокойства, поскольку Греция представляет собой геостратегически важную точку. Она расположена в центре беспокойного Средиземноморья, рядом с Балканами, Турцией, с которой ее связывают напряженные отношения, и Сирией. С момента начала сирийской гражданской войны в результате серии арабских революций (или мятежей), Греция приобрела еще большую важность. Особенно сейчас, на фоне вероятных новых вспышек беспорядков на Балканах из-за нестабильности политической обстановки в Боснии. С точки зрения морских перевозок Греция также имеет большое значение.

Эгейское море играет ключевую роль для  судостроения, телекоммуникаций, а также с точки зрения обороны. У России имеется одна военно-морская база в Средиземноморье, расположенная в сирийском порту Тартус, а НАТО обладает базой на острове Крит. Крах греческой экономики может превратиться в настоящее бедствие для всего Евросоюза, если страна повернется спиной к НАТО.

И, наконец, в прибрежных водах Греции были обнаружены запасы природного газа, вызвавшие интерес многих игроков на этом рынке. В общем-то, нет ничего удивительного, что Москва, Пекин, Вашингтон и Брюссель стремятся добиться расположения Греции. Разумеется, программа жесткой экономии, введенная Брюсселем, означает, что Евросоюз является главным врагом для себя самого, даже несмотря на то, что сама по себе жесткая экономическая политика в отношении нового правительства Греции является вполне оправданной.

Помимо заигрываний с Россией, греческий премьер-министр обвиняет Европу в близорукой зацикленности на экономике. Впрочем, по всей вероятности, внешнеполитические и военные советники разъяснят Ангеле Меркель и другим европейским лидерам реальную геополитическую обстановку. В конце концов, сделка между Европейским Центробанком, Евросоюзом и МВФ с одной стороны и Грецией с другой стороны, может состояться, однако ЕС и еврозоне уже нанесен существенный политический урон, а Путин и остальные продолжают мутить воду и не упускают ни единой возможности «сыпать соль на раны».

Из-за того, что все внимание политиков сосредоточено на Греции, у них остается меньше времени и политического капитала для решения проблемы Украины. Некоторые страны рассматривают эту проблему исключительно с экономической точки зрения. Иными словами, они стремятся сохранить свои торговые отношения с Россией. Другие боятся, что Путин не остановится, если Запад допустит, чтобы ему все сошло с рук. Есть и такие страны, что ожидают за кулисами, готовые к конфронтации с Западом.

Путин не станет полностью разваливать Украину. Недееспособное государство на собственной границе ему не нужно. Его главная цель – удержать Украину от вступления в западный лагерь и он может пойти на открытую интервенцию в Донбассе, чтобы этого добиться.

Помимо проблем Греции и Украины, Европа сталкивается с ростом популизма и активизацией угроз экстремизма. Подобно «Сиризе» в Греции, высока вероятность прихода левых популистов к власти в Испании. Во Франции существует вполне реальная возможность, что к ультраправому политику Марин Ле Пен станут обращаться «Мадам Президент» в не столь отдаленном будущем. Больше всего правые популисты спекулируют на страхах, связанных с угрозой экстремизма. Избирательные успехи правых будут способствовать росту напряженности, в то время как попытки подавления экстремизма связаны с неизбежным ограничением свобод. Более того, популисты не склонны к командной игре. А это значительно усложняет проблему – необходимо одновременно вести борьбу с кризисом евро и заниматься разработкой единой стратегии в отношении России.

Популизм, геополитическая конфронтация с Россией и реакция на экстремизм ложатся тяжелым бременем на Европу, особенно в тот момент, когда кризис евро может вспыхнуть с новой силой. Проблема в том, что Европа склонна оценивать любую проблему или угрозу лишь с финансовой точки зрения, игнорируя при этом геополитику. Кроме того, у нее совершенно отсутствует опыт силовой политики. Если европейские политики этому не научатся, Европа будет оставаться легкой мишенью для таких как Путин.

http://mixednews.ru/archives/73077

http://mixednews.ru/archives/73250