Все же в интересное время нам выпало жить. Трудное, но увлекательное. Мы застали становление Единой Европы и, есть такое подозрение, успеем увидеть и ее распад. Дело снова в Греции. Происходящие сейчас там события очень напоминают нарастающий треск уже начавшего рушиться здания. Сегодня правительство этой страны крайне прозрачно намекнуло — если Греция в самое ближайшее время не получит масштабной финансовой помощи, то уже 9 апреля может наступить суверенный дефолт.

Нет, это страшное слово, конечно, никто вслух не произнес. Однако дело в том, что 9 апреля текущего года истекает срок возврата очередного транша кредита МВФ на 460 млн. евро. Во время телеконференции заместителей министров стран Еврозоны и Греции, посвященной контролю процесса исполнения страной стабилизационных экономических мер, министр внутренних дел Греции, Никос Вутсис сказал, что 9 апреля его стране придется решать очень сложный вопрос: вернуть кредит МВФ или заплатить грекам зарплаты и пенсии. Далее министр пояснил, что его страна, скорее всего, выберет последнее. По его словам, с августа прошлого года Афины не получили ни евро помощи. В мире нет ни одной другой страны, которая выплачивала бы долги только из собственных средств, не беря кредиты.

Указанная дата и использованная формулировка возымели достаточно бурный эффект, несмотря даже на то, что позднее официальный представитель правительства Греции их опроверг. В смысле — опроверг публично. Как сообщило агентство Reuters, в тот же день вечером, уже на закрытой телеконференции Греция эту свою позицию подтвердила. Понятно, что к чему-то подобному дело шло еще задолго до начала внеочередных парламентских выборов в январе 2015 года. А после победы там Коалиции радикальных левых сил (СИРИЗА) и блока «Независимые греки» (АНЭЛ) вопрос стоял лишь в сроках.

Новое правительство обещало грекам прекращение режима жесткой экономии, возврат былых государственных пенсий и некое политическое решение вопроса неподъемности греческих внешних долгов. Весьма харизматичный лидер СИРИЗА, говоря по-простому, охарактеризовал свою программу так. Раз сумма долга для национальной экономики совершенно неподъемна, то платить по долгам мы не можем и не будем. Кстати сказать, тут он был совершенно прав. Программа Тройки, — как в Греции принято называть ЕС, Европейский центробанк и МВФ, — действительно легла на Афины фатальным бременем. Но вот обещание «решить проблему» через полное списание долгов с самого начала выглядело авантюрой.

В целом картина выглядит следующим образом. В 2014 году общий размер национальных долгов, вместе с зарубежными кредитами частных греческих банков, кредитами под гарантии правительства и прямыми целевыми инвестициями в крупные проекты, достиг 565,7 млрд. евро. На состоявшейся 30 марта 2015 встрече министров стран Еврозоны и Греции обсуждалась дальнейшая судьба уже всего 320 млрд. евро. Следовательно, за пять месяцев Европа уже списала Греции долговых обязательств на 245,7 млрд. евро. Причем, до половины этих денег «немецкие». И судя по жестким заявлениям Меркель, прощать больше Германия не может, да и не хочет. Давать деньги дальше Берлин согласен только после выполнения Афинами всего комплекса согласованных ранее антикризисных мер. «Уже имел место добровольный отказ со стороны частных кредиторов, а банки и без того простили Греции миллиарды», — сказала Меркель газете Hamburger Abendblatt

Нельзя сказать, что греки не пытались. Предыдущее правительство реализовало обширную антикризисную программу. Меры жесткой, даже жестокой, экономии постепенно показали свет в конце тоннеля. Впервые с 2007 года, в 2014-м национальный ВВП показал стабильный рост. За III квартал — плюс 0,7%. Данных за весь год пока нет. Безработица сократилась на 3%, хотя по прежнему остается чрезвычайно высокой — до четверти всего трудоспособного населения. Однако общая динамика позволяла прогнозировать уже к концу 2015 рост ВВП примерно на 2,6-3%. По крайней мере, так ее рисовало руководство страны.

Пример Греции интересен тем, что уже с 2011 года эта страна фактически находилась под внешним финансовым управлением. Так что успехи реформ в определенном смысле есть победа ЕС и МВФ, но, в конечном счете, она оказалась пирровой. Формально Тройка добилась некоторого улучшения на бумаге, но грекам пришлось за них заплатить слишком сильным падением: экономики, числа рабочих мест, общего уровня жизни, словом, падением всего. Может быть, еще лет через 10-15 продолжения такого пути у страны и появился бы шанс, но терпение греков закончилось раньше. В этом суть демократии. Чаще всего население голосует не за самых благоразумных, а за тех, кто обещает то, что хотят услышать избиратели. Потому поддержали форменных популистов, гарантировавших немедленное наступление счастья. Сразу после того, как они «отменят Тройку».

Вот только отменяться ни МВФ, ни другие европейские кредиторы больше не желают. Кредиторы немедленно подняли процентные ставки по выданным Греции кредитам с 5,5 до 9,5%. Греческих долгов только Германия держит на сумму в 56,6 млрд. евро. У Франции их на 42,2 млрд. У Италии — на 37,3 млрд., Испании — на 24,8 млрд., Нидерландов — на 11,9 млрд., Бельгии — на 7,2 млрд. Греки хотят отодвинуть сроки возврата этих денег на 50 лет. Причем в течение первых 10 лет по ним проценты не платить. К тому же вернув ставку к прежнему уровню, и потом еще уменьшив ее примерно наполовину. А иначе — суверенный дефолт. В письме, отправленном премьер-министром Алексисом Ципрасом в ЕЦБ, сообщалось, что в апреле текущего года Афины должны погасить примерно на 2,4 млрд. евро долговых векселей. Если помощь не поступит, то уже 20 числа платить по ним будет нечем. Причем, еще в январе премьер говорил, что денег хватит «только до июня». Теперь сроки сдвинулись на апрель и дальше только дефолт.

Если Греция пойдет на такой шаг, это в первую очередь ударит по государственным фондам европейских государств, ЕЦБ и МВФ. По подсчетам германской DieWelt, отказ греков платить по своим гособлигациям будет стоить еврозоне около 330 млрд. евро или 3,4% ее ВВП. Согласно прогнозу Еврокомиссии, по итогам 2015 года рост ВВП ЕС ожидается на уровне 1,7%. Причем он уже был понижен с изначальных 2%. Таким образом, если расчеты DieWelt верны, европейскую экономику ожидает самый глубокий за всю ее историю обвал. На этом фоне заявления европейских министров на счет незначительности размеров греческой экономики выглядят откровенным блефом.

Да, конечно, ВВП Греции по итогам 2013 года составил 243 млрд. долл., что равно лишь пятой части ВВП Испании, чуть более одной десятой от Италии и одной двадцатой от Германии, а общие греческие долги не превышают 1% от всех долгов Тройки. Но эффект домино еще никто не отменял. Обрушение всей системы начинается с падения единственной костяшки. Суммарные взаимные долги стран Еврозоны насчитывают что-то около 11,2 трлн. евро. Из которых доля Ирландии, Испании, Португалии, Греции и Италии составляет более 70%. Если прибавить сюда долги стран Восточной Европы, вместе с Прибалтикой, то доля «плохих и очень плохих долгов» поднимается уже до 80-82%.

До сих пор случаев полного невозврата кредитов МВФ в истории не было. Проценты порой снижали, сроки платежей откладывали, да. Но чтобы не вернуть совсем — еще никогда. Если Тройка позволит откровенно кинуть кредиторов грекам, то тем самым она собственными руками создаст прецедент. А западный мир вообще основан на прецедентах. Если совсем не заплатить можно Греции, то почему то же самое нельзя сделать, скажем, Ирландии, или Испании? В конце концов, почему долги нельзя простить Италии?! Но если позволить не возвращать кредиты им всем, то это автоматически оборачивается коллапсом. Сначала только европейской банковской системы, а потом и неизбежным развалом всей единой экономики еврозоны.

Словом, доводить греков до дефолта нельзя. Но и соглашаться на их требования нельзя тоже. Так как это точно такой же дефолт, только вид в профиль. Формально все делают вид, что никакого дефолта нет, но при этом никто никому ничего не платит и из европейской экономики испаряются где-то примерно под 8 трлн. евро! Совсем. Ибо никто не может дать гарантии, что лет через 10-15-20, должники не «предложат» замороженные на полвека долги списать полностью. В условиях подобной неопределенности клинится вся система государственных заимствований. Какой серьезный инвестор станет покупать долгосрочные государственные облигации? А без постоянных заимствований западная экономическая модель уже не может существовать. От слова — совсем. Впрочем, правительство Алексиса Ципраса дальнейшие системные проблемы Еврозоны волнуют мало. Как известно, своя рубашка ближе к телу. Для Греции первостепенное значение имеет решение проблемы ее собственных долгов, а общая Европа — это пусть голова болит у чиновников в Брюсселе. В конце концов, ну, вырастет безработица в Европе до 10,1%, ну и что? Все равно в Греции она уже в 2,5 раза больше!

Потому сторонами сейчас активно ищется «третий выход». Ну, не то чтобы так уж ищется. В сущности, найден он был еще четыре года назад. Разрубить затянувшийся гордиев узел мог бы выход Греции из зоны евро и возврат к суверенной драхме. Теоретически вариант выглядит красиво. Афины вводят драхму и фиксируют в ней свои долги. Совершенно очевидно, что дальше драхма неизбежно девальвируется минимум на 50-60%, тем самым сразу уменьшив внешние долги вдвое. Девальвация тут же резко повышает привлекательность греческой экономики.

Во-первых, для туристов, на которых держится примерно треть национальной экономики. Во-вторых, серьезно подешевевшая греческая с/х продукция может пробиться, к примеру, на российский рынок. В конце концов, ничто не мешает Афинам выйти из режима европейских антироссийских санкций, что предполагает и снятие с этой страны российского продовольственного эмбарго. Впрочем, это вряд ли кто-то заметит. Из 6,25 млрд. российско-греческого товарооборота, более 4/5 его величины составляют поставки в Грецию российских углеводородов. Экспорт в Россию не входит даже в десятку основных греческих внешнеторговых направлений. Но та же Африка и Китай подешевевшее греческое продовольствие, конечно же, покупать станут с большим удовольствием.

Другой вопрос, что ослабление драхмы автоматически обернется таким же по масштабу удорожанием всего критичного для Греции импорта. Прежде всего — энергоносителей. В том числе — электричества. Совсем не факт, что страна с 25-процентным уровнем безработицы сможет себе позволить его покупать в прежних объемах. А это значит, что у европейских экспортеров резко образуется заметный кризис перепроизводства, что в условиях общего падения европейского ВВП, скорее всего, создаст разгоняющий синергетический кризисный эффект. И проседание экономики ЕС вполне может оказаться заметно больше расчетных 3,4%.

Классический цугцванг. Не делать ничего — нельзя. Но любой шаг только ухудшает ситуацию. В сущности, в настоящий момент Греция уже отрезана от рынка европейских заимствований. Еще в феврале этого года ЕЦБ отказался принимать в залог греческие гособлигации, отказал Афинам в повышении предельного уровня выпуска краткосрочных бондов выше 15 млрд. евро, и ввел жесткие ограничения на предоставление новых кредитов банковской системе. Рейтинговое агентство Fitch экстренно понизило рейтинг Греции до ССС, что по его шкале означает «возможен дефолт». Также с В до В- рейтинг понизило агентство Standard&Poor's, и до Саа1 (обязательства очень низкого качества и подвержены высокому кредитному риску) опустило рейтинг агентство «большой тройки» Moody's. Из-за чего Греция теперь не может брать кредиты на коммерческом рынке.

Куда ни кинь, всюду клин. С проблемой не сумел справиться даже ЯнисВаруфакис, экономист из корпорации по разработке компьютерных игр Valve. Одно дело налаживать экономику в Dota 2, TeamFortress 2 и торговать лутом в Steam и совсем другое — решать реальные экономические проблемы настоящей страны. Впрочем, GAME OVER, похоже, приближается и всей игре «Греция в ЕС», а то и самой ЕС в целом. Со слов Никоса Вутсиса получается так, что итоговый дедлайн проекта назначен на 9 апреля 2015 года. Причем, уже сейчас понятно, что речь идет не о том, спасет или не спасет Европа Грецию. В оставшиеся дни определяется лишь выбор конкретного варианта общего экономического поражения Единой Европы и МВФ.

http://alex-leshy.livejournal.com/501625.html