Референдум в Греции продемонстрировал поддержку популистскому курсу правительства. Да и сложно было бы ожидать от людей согласия на болезненные для большинства из них реформы: сокращение пенсий, сокращение числа госслужащих, у тех, кого не уволили, снижение зарплат, борьбу с коррупцией, необходимость работать больше, чем они привыкли и т.д. Аналитик “Стратфора“ и редакционная “Уолл-стрит джорнэл“ указывают на очевидные последствия такого голосования – грекам будет много хуже вне ЕС, а ЕС лучше без Греции. Более того, вышвырнуть Грецию означает еще и понизить шансы левых в Италии, Испании, Португалии, что опять же очень хорошо для ЕвроСоюза в экономически непростой период.

Можно гадать, работают-ли результаты референдума на ЕС или против: с одной стороны, Европа экономит деньги, т.к. долги греки и так выплатить не могут, списание десятков миллиардов при любом раскладе неизбежно, если же Греция остается в ЕвроСоюзе, то пришлось бы не только списывать, но и инвестировать новые миллиарды. Правда, если процент по кредитам не увеличится, а срок кредита увеличится лет до 40, плюс если греки согласятся на требуемые реформы и в стране начнется экономический рост не менее, чем в 2%, то в конце концов не списанные долги кредиторы смогут получить.

Не стоит полагать, что результат референдума был предсказуем (это обычное когнитивное искажение при ретроспективной оценке ситуации). На мой взгляд, все референдумы и голосования – проявление иррациональной стороны нашего сознания, а не скрупулезного взвешивания всех “за” и “против” со стороны логической части сознания. Задали бы вопрос чуть иначе, получили бы иной результат. Или если бы вели агитацию иначе, апеллировали к другим эмоциям и т.п.

Поскольку с референдумом и его последствиями ничего не ясно, можно-ли объяснить провал греческой экономики?

Дейдра Макклоски предположила, что благосостояние современного мира происходит из инновационного бума, который начался с принятием буржуазных ценностей, особенно чувства собственного достоинства.

Последнее невозможно в ситуации, когда человек вынужден много врать. Особенно если вранье в некоторых вопросах неизбежно. Греки как могут мошенничают с налогами: только платежи по кредитам и долгам превышают месячный доход работающих на себя греческих врачей, адвокатов, бухгалтеров/аудиторов, рестораторов и торговцев. Что означает здорово заниженный в отчетах налоговикам доход.

Только не надо делать вывод, что греки – особо непорядочные члены ЕС: когда корпоративный налог 26%, личный подоходный – 46%, НДП – 23% плюс пенсионный/социальный – 42%, платить всё напрочь иррационально. А если принять во внимание коррупцию, позволяющую “договориться” с налоговиками в случае неприятностей, то греки действуют совершенно разумно.

Другое дело, что в Европе есть и места с более высокими ставками налогов, но без проблем, подобных греческим.

Однако уровень налогообложения не единственный критерий, определяющий ситуацию с бизнесом.

Если мы посмотрим на индекс легкости ведения бизнеса, то 61 место Греции не кажется особо радостным, но и не самым жутким в Европе – значительная часть республик бывшей Югославии еще ниже (правда, в последних более низкие налоги). Если же посмотрим на динамику, то ситуация даже улучшалась с 2013 по 2014 (черт его знает, насколько данный рейтинг надежен при условии тотального бухгалтерского жульничества греческого правительства).

То есть ситуация была плоха по европейским меркам, но не катастрофична.

Греция, безусловно, западная страна, колыбель цивилизации, но не в смысле инноваций. Если посмотрим на список известных греческих ученных, то обнаружим много философов, политологов, но очень немного современных представителей других наук, не связанных с университетами в США, Англии, Германии или Канады.

Нет, опять же никакой проблемы с греками нет: в Америке много ученных греческого происхождения (в списке по какой-то странной причине нет Джона Иоаннидиса из Гарварда), да и представителей бизнеса с избытком. Видимо, им проще найти место под солнцем в Америке, чем на родине.

Секундочку, – скажет въедливый читатель, – а может греческие ученные просто не представлены в англоязычной Википедии? Если мы посмотрим на индекс цитирования статей с хотя бы одним автором из греческого университета, то обнаружим, что средняя статья по бизнесу цитируется на 42% меньше, чем в среднем по миру, в науках о поведении и психологии отставание от среднемировых цифр – 30-35%.

О чем это говорит? О том, что представители греческих университетов участвуют в слабых, не особо интересных проектах, т.е. качество статей ниже средне-мирового (до вершин им очень далеко), хотя в физике и сельском хозяйстве дела чуть лучше (на 15% сравнительно с миром в целом). Что означает негативный отбор, когда лучшие перебираются в университеты других стран, плюс нежелание живущих в Греции греков заниматься наукой управления и близкими к последней направлениями (поведением человека, иными направлениями психологии).

Впрочем, наука – в некотором роде косвенный показатель стремления общества к инновациям. Прямо на инновационность и разделение буржуазных ценностей указывают патенты, промышленные образцы (Industrial design – форма интеллектуальной собственности, которую зарегистрировать проще, чем патент) и торговые знаки (фактически отражающие предпринимательскую активность населения).

Если мы посмотрим на ситуацию в Греции, то обнаружим в 10 с лишним раз меньше патентов, чем в Израиле или Финляндии, хотя население в обоих странах меньше, при близких размерах экономик. Да и промышленных образцов регистрируется заметно меньше, оценить ситуацию с торговыми знаками заметно труднее, т.к. почему-то за некоторые годы, включая 2012 и 2013 греческой информации нет. По промышленным образцам Греция примерно равняется Словении, имеющей в 5 раз меньшее население, да и по патентам тоже.

В Греции еще и многие патенты закончили срок действия в 2011 году или их держатели не захотели их продлять в данной стране, как бы то ни было падение почти ДЕСЯТИКРАТНОЕ.

Можно-ли из вышесказанного вывести причину провала в экономике Греции? Однозначно не скажешь, но похоже на фоне не особо ориентированной на буржуазные ценности, включая индивидуальное предпринимательство и изобретательство, и не акцентирующей внимание на важности образования культуры выборы 2010 года привели к власти леваков и популистов, изменивших правила игры для бизнеса.

Причем это не было одно только истеричное восприятие ситуации бизнесменами под влиянием каких-то слухов и страхов, что-то правительство должно быть сделать, чтобы количество действующих патентов в стране упало в 10 раз.

Любовь греческих масс к социалистической халяве, глубокая коррумпированность общества ускорили процесс развала экономики, но важнее все же – то, что греческая культура не особо поощряла инноваторов, изобретателей и предпринимателей, что толпы на улицах и политика властей вымывали из людей чувство собственного достоинства. Именно об этом и был референдум: “хотите перестать быть иждивенцами и обрести чувство собственного достоинства и ответственности за собственную жизнь?” – спросили греков. “Нет!” – проорал 61%. 38% вменяемых (в Греции треть работников – контрактники и независимые “профессионалы”, т.е. вышеупомянутые адвокаты, врачи, бухгалтеры и т.п., плюс кто-то еще, не совсем потерявший голову) пострадают скорее всего даже больше, чем пенсионеры и госслужащие, видимо, значительная часть обнаружит в происходящем очень сильный стимул эмигрировать.

Культура, как совокупность ценностей, мировоззрения и проистекающих из последнего преобладающих поведенческих реакций, не может рассматриваться как единственный критерий, определяющий изменения в обществе. Внешние политические и экономические факторы, климат, войны – много чего влияет. Тем не менее, думается, что культура задает направление движения в широком толковании: к экономическому процветанию через инновации и уважение между людьми или в противоположном направлении к разным изводам социализма и этатизма.

https://khvostik.wordpress.com/2015/07/07/culture-underpins-economy/