Марк Блайт, экономист Университета Браун, в эссе, опубликованном изданием Foreign Affairs утверждает, что «Греция была просто средством спасения (банков). Она никоим значимым образом не была получателем финансов, несмотря на то, что об этом постоянно повторяется в СМИ».

Это мнение ошибочно, ведь Греция (как и Италия) использовали членство в общей валюте Европы для финансирования огромного роста зарплат с помощью взятых в долг денег все 2000-е. Эссе Блайта, во многом информативное, не замечает слона в общегреческих издержках на рабочую силу. Верно, спасительные займы после 2012 года шли кредиторам Греции, а не грекам, но это потому, что Греция брала огромные займы до того, чтобы финансировать потребление.

Совершенно верно, операции Европейского Центрального Банка в 2011-2012 годах спасли кредиторов расточительной южной части европейских стран после десятилетия накопления долгов. Это был субстандартный кризис Европы и, подобно спасению в 2008-м американских банков, никакие деньги из пакета помощи не дошли до первоначальных должников. Но у владельцев домов в Южной Европе и в Америке было уже целое десятилетие потребления, финансируемого долгом, и им пришлось пострадать от последствий.

Должно ли было американское правительство помогать домовладельцам, которые брали «ложные кредиты» с малыми первоначальными взносами или вообще без них, чтобы спекулировать на рынке недвижимости и оплачивать помощь налогами граждан, которые разумно уклонялись от этого? Почему европейские налогоплательщики должны платить за потребление, финансируемое долгом, в странах Средиземноморского Клуба?

1

Издержки на рабочую силу в Греции выросли в 2010 году до 130% по сравнению с уровнем марта 2000-го, самый большой разрыв в Еврозоне. Конечно, с тех пор они рухнули (выпуски OECD прекратились в 2011-м). В Италии издержки на рабочую силу выросли почти на 25%, а во Франции – на 10%, при том, что в Германии они упали на 10%.

Чтобы оценить экстаз греческого потребления в 2000-х, я разделил цифру общих зарплат в греческом ВВП на общее количество работающих. Эта оценка дохода на душу населения почти удвоилась с 21 000 евро в 2000 до 38 000 евро в 2010 году прежде, чем снова упасть  до 32 000 евро. Определённо, полная занятость упала от пика в почти 4,6 миллионов в 2008 до всего 3,5 миллионов сегодня, но это потому, что Греция потратила предыдущие десять лет, завышая цену своей рабочей силы на мировом рынке.

2

Большая часть бума зарплат шла непосредственно из государственного сектора, где зарплаты были на 50% выше, чем в частном секторе. «Правительственные расходы на зарплаты государственных служащих и социальные выплаты выросли за период с 2000 до 2009 до 6,5% ВВП, а доходы упали на 5% за тот же период. Решение было таким – занять ещё больше», писал Джон Сфакианакис в «Нью-Йорк Таймс».

Если вы платите людям больше без увеличения продуктивности, они будут покупать больше у других стран просто потому, что у вас производство растёт не так быстро, как потребление. Именно это произошло в Греции и Италии. Поскольку издержки на рабочую силу резко росли, нынешний дефицит текущего баланса в обеих странах погрузился в область отрицательных величин. А когда у стран есть дефицит текущего баланса, они увеличивают иностранные заимствования.

3

4

Именно это подготовило условия кризиса Еврозоны 2011-2012 годов. В тот момент Европейский Центральный Банк сконцентрировал усилия на спасении банков. Как пишет профессор Блайт, «основные активы европейских банков (кредиты и другие активы) расширялись в огромных масштабах всё первое десятилетие существования евро, особенно на европейской периферии. В самом деле, по данным Bank of International Settlements, к 2010 году, когда разразился кризис, французские банки держали почти 465 миллиардов евро в так называемых проблемных  периферийных активах, а у немецких банков на счетах было 493 миллиарда евро».

В тот момент «тройка» Европейского Союза, европейского Центрального банка и МВФ спасала банки. Блайт отмечает:

«В марте 2012 года греческое правительство под покровительством «тройки» запустило схему обратного выкупа, освободила кредиторов, частные и национальные центральные банки с 53,4% дискаунтом  к номинальной стоимости облигаций. При этом 164 миллиардный долг был передан от частного сектора EFSF. Теперь этот долг висит на преемнике EFSF, Европейском Механизме Стабилизации, вызывая ещё большую нестабильность… как признавал бывший глава Бундесбанка Карл Отто Пёль, всё это было сделано ради защиты немецких банков, да и французских, от списания долгов».

Европейское Содружество предоставило ещё и Испании 40 миллиардов евро в декабре 2012 года для спасения банков, сверх 100 миллиардного кредита в июне предыдущего года. Это тоже помогло французским банкам, которые были держателями огромного количества облигаций испанских банков. Можно спорить о разумности таких действий (в своё время я был против этого).

Но греческую экономику, как она есть, подлечить невозможно: она должна стать другой экономикой. Она может стать более бедной экономикой, напоминающей Аргентину после дефолта, она может стать сдержанной сатрапией, как Китай, она может попытаться измениться в качестве предпринимательского анклава и привлечь обратно легионы талантливых греков, работающих в других странах. Каков бы ни был результат, но грекам придется в течение некоторого времени в будущем потреблять меньше.

Источник: http://vk.cc/41b705