Как правильно говорят европейские бизнесмены, "если тебе кажется, что сделать ситуацию бредовее уже невозможно, то европейские бюрократы легко докажут, что это не так". Греция - в дефолте, но хочется охладить пыл оптимистов. Скорее всего, ЕС переживет этот удар, но вот трещины по фасаду "общего европейского дома" действительно станут видны любому желающему.

Важнейшим аспектом ситуации в Греции является ее политическая окраска. Грубо говоря, Греция - это эпицентр политического кризиса Евросоюза как структуры и только во вторую очередь - временный эпицентр экономического кризиса. С точки зрения прямого экономического ущерба, прямо сейчас (в 2012 была другая ситуация) Греция может сильно ударить по европейским супранациональным институтам (ЕЦБ, EFSF, TARGET2), но в целом банковская система ЕС более-менее зачищена от токсичных греческих активов за счет их перевода на баланс государственных организаций (фактически на баланс европейских налогоплательщиков).

Если на референдуме проголосуют за то, чтобы показать средний палец кредиторам в ответ на их ультиматум, у Греции есть все шансы превратиться в незаживающую рану и головную боль для европейских бюрократов. Если греки сами не решат выйти из еврозоны, то их просто нельзя оттуда выкинуть — такого юридического механизма просто нет. А собрать такой механизм брюссельским бюрократам будет:

а) сложно;

б) долго;

в) страшно - так как угрозой использования этого механизма их будут шантажировать политики других стран еврозоны. Ну и есть такая примета в политике: структура, которая описала юридическую процедуру собственной ликвидации, будет скоро ликвидирована.

В результате греки смогут некоторое время просто шантажировать ЕС требованием отступных за то, чтобы перестать отравлять своим присутствием еврозону. Намечается очень некрасивый развод с взаимным битьем посуды и фингалами под глазами.

Так называемое "письмо Ципраса", в котором европейские и российские СМИ неожиданно увидели луч надежды на разрешение кризиса, а Wall Street Journal нашел даже намек на отмену референдума, лучше всего описывается выражением "по форме - хорошо, а по сути - издевательство". Да, греческое правительство согласилось на большинство требований кредиторов, за исключением лишь "нескольких деталей", но это те самые детали, которые делают соглашение крайне маловероятным.

Министр финансов Германии Вольганг Шойбле сразу же заявил, что "нет базы для переговоров", похоронив тем самым надежду на то, что эскалацию конфликта удастся отложить. Последующее телеобращение Ципраса, который заявил, что "после референдума, правительство Греции вернется за стол переговоров с еще более сильной позицией", только укрепляет ощущение, что вариант "ужасный конец" отменяется и Европа переходит в зону "ужас без конца".

На этом фоне одиноким и никому не нужным кажется Франсуа Олланд, который пытается убедить МВФ, Берлин и Афины договориться хоть о чем-то, пока еще есть такая возможность до референдума. Причина такого поведения французского лидера вполне банальна - он знает, что греческое настоящее вполне может быть французским будущим.

Легко увидеть, что главный удар по ЕС приходится в идеологической плоскости, и это очень важный удар: на наших глазах умирает миф о всесилии ЕЦБ и Еврокомиссии, причем умирает в обнимку с мифом о том, что ЕС - это неуязвимая и вечная структура. Чего стоят только заголовки бизнес-изданий типа того же Financial Times - "Европейская мечта умирает в Греции" и "Провалившаяся общая валюта (евро) определит наследие Ангелы Меркель"!

Когда кризис накроет Испанию и Францию (а сейчас об этом говорят как о следующем этапе), вот тогда будет по-настоящему больно, ибо после провала в Греции (3% от ВВП ЕС) никто в здравом уме не поверит в способность Еврокомиссии и ЕЦБ спасти испанскую или французскую экономику. В уже цитированном мной аналитическом отчете Голдмана Испанию обозначили как следующую точку детонации, и вот там проблема уже будет слишком большой чтобы ее можно было закрыть использованием печатного станка:

"Среднесрочный консенсус заключается в том, что еврозона может быть более сплоченной без Греции. Эта логика предполагает, что Греция - это особый случай, но это, конечно же, не соответствует действительности. В конце концов, например, испанский уровень безработицы не так далек от греческого, и популистское политическое давление растет".

Особую пикантность ситуации придает тот факт, что руководитель ЕЦБ Марио Драги - экс-сотрудник "Голдман Сакс". Кто его знает, может он вообще в ЕЦБ только в режиме "временной командировки".

В краткосрочной перспективе выход у ЕЦБ только один - запускать количественное смягчение (неважно, официально или нет) и выкупать обеими руками гособлигации стран еврозоны с вторичного (и, возможно, даже первичного) рынка. На этот раз, скорее всего, метод сработает, но это явно последний раз. Закрыть станком структурные проблемы, например Испании, уже не получится.

Дополнительный пикантный момент. Викиликс подсуетился и слил в европейские СМИ перехваченные АНБ переговоры топовых французских политиков (министра финансов плюс сенатора), которые в 2012 году дискутировали на тему того, что французская экономика находится в гораздо худшей форме, чем принято думать, и что ей нужны радикальные изменения в ближайшие два года.

Два года прошли, каких-то радикальных реформ предпринято не было... Будет интересно посмотреть, чем это закончится, но вброс сейчас сделан явно не случайно. Нельзя исключать, что европейцев плавно подводят к мысли о том, что, как написал колумнист Файнэншл Таймс, "европейская мечта умерла".

http://politrussia.com/world/rekviem-po-evropeyskoy-439/