Граждане России на Сирийской войне

Северная часть Сирии, некогда промышленный центр страны, стремительно превращается в столицу мирового терроризма. Бесконечным потоком через соседнюю Турцию сюда поставляется одержимое идеями джихада пушечное мясо. Исламских рекрутов со всего мира не интересуют политические распри в Сирии. Для них ситуация предельно упрощена: они едут на дар аль-харб - землю войны. Чтобы превратить ее в дар аль-ислам - территорию ислама.

Пройдя практический курс такого «исламизма», многие из них возвращаются домой. И цивилизованному миру это очень не нравится. В Бельгии и Германии ужесточается законодательство в сфере наемничества, Франция предупреждает, что не даст спокойно жить желающим повоевать на Ближнем Востоке, в Австралии и вовсе предлагают не пускать обратно своих граждан-джихадистов...

Отреагировала на тревожные веяния и Россия. В ноябре статья 208 Уголовного кодекса (участие в незаконных вооруженных формированиях. - Авт.) пополнилась пунктом «в иностранных государствах». Но возможность 6-летнего тюремного срока не отпугивает доморощенных исламистов.

Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Из допроса Ахмедова С. С., вернувшегося из Сирии в Россию:

«Сирийские события обсуждали с братом Тамерланом. Собирались дома у брата, на собраниях присутствовал также Халиков Тимур, мусульманское имя Халид. В мае 2013 года стали интересоваться возможностью вести «военный» джихад в Сирии...»

История Ахмедова, задержанного по возвращении из Сирии, типична для всех россиян, путешествующих на войну. Полевые командиры из Чечни или Дагестана в видеороликах из Сирии наперебой повествуют о прелестях джихада, агитируя ехать на «землю Шама» (так арабы называют территорию Сирии, Ливана, Палестины и Иордании. - Авт.). В России вербовщики в горячую точку зовут аккуратно - не воевать, а оказывать гуманитарную помощь. Деньги на макароны и муку для единоверцев, к примеру, активно собирает дагестанский салафитский проповедник Исраил Ахмеднабиев, именующий себя Абу Умаром Саситлинским. А между делом читает лекции о пользе «проливания крови шахидов». Молодые рекруты признаются: именно призывы Саситлинского сыграли решающую роль в принятии решения на выезд. От соискателя на звание шахида требуется лишь самостоятельно долететь до Стамбула. Благо из Махачкалы на Босфор летают прямые рейсы.

На один из них взяли билеты в «джихад-трип» и спецкоры «КП».

ВОЙНА ПРИШЛА В ТУРЦИЮ БЕЗ СПРОСА

В полупустом самолете перелетаем с Каспийского моря на Мраморное. Стамбул. Здесь только что закончился эпический съезд Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил. Серьезные мужчины в дорогих костюмах несколько дней в конференц-зале фешенебельного отеля решали судьбу Сирии и перспективы участия в Женеве-2. Но, не решив ни того ни другого, разъехались по Катарам и Саудовским Аравиям.

Сирия - религии

Карта в полном размере: Сирия - религии

Мы поинтересовались у оппозиционных лидеров дальнейшими планами, но для российских журналистов времени у них не нашлось. Зато очень словоохотливы сегодня турецкие политологи. Их, мягко говоря, обескураживает то, что почти европейская Турция вдруг превратилась в тыл джихада.

Или, если хотите, в прифронтовую полосу необъявленной исламской войны.

Местный журналист Айдемир Гулеш сравнивает нашествие сирийцев со стихийным бедствием. Беженцы не привезли с собой капиталов - только рабочие руки, которых и без того в Турции хватает. Но есть и другие проблемы, о которых официальные лица стараются не говорить. Это частичная потеря суверенитета.

- Сейчас Турция не может контролировать свои территории у границы с Сирией, мы их, по сути, потеряли, разместив сотни тысяч сирийцев в лагерях беженцев! - режет правду-матку Айдемир. - Де-факто граница Турции сдвинулась.

Те же беженцы, что побогаче, ринулись скупать в Турции недвижимость. И отнюдь не возле границы. В том же Стамбуле появляются целые кварталы, заселенные на 95 процентов сирийцами. Правда, наш собеседник не стал делать из сказанного далекоидущих выводов. Возможно, из чувства патриотизма. Но мы все и так поняли. Турция, плывущая в кильватере западной политики, вынуждена частично поступиться своим суверенитетом, чтобы стать полноценным плацдармом для «антиасадовской» оппозиции. О последствиях западные партнеры Турцию не предупредили - Запад сорвал все вершки, ну а корешки оставил партнеру по НАТО.

«КАК РОССИЯ НАС ЕЩЕ ТЕРПИТ?»

В последние месяцы премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган, чтобы восполнить электоральный провал, вызванный последствиями поддержки сирийской оппозиции, начал раздавать гражданство сирийским беженцам. В следующем году здесь президентские выборы.

Анатомия ИГИЛ подробно

- Политику Эрдогана менять уже поздно, - считает публицист, автор книги «Сирийское уравнение» Мустафа Эржемол. - Наломал он дров. Я поражен тем, как Россия нас еще терпит. Можно же просто отключить Эрдогану газ. Через Турцию теперь проходят маршруты глобального, мирового терроризма. Однажды я ехал на автобусе в Хатай, городок недалеко от границы с Сирией. Рядом сидел чеченец, мы разговорились. Он сказал, что едет на религиозное обучение. Хатай вообще-то не лучшее для этого место. В итоге он признался: «Я приехал стать шахидом». Таких много из Дагестана, Азербайджана, Чечни. Это те самые люди, что взрывали метро в Москве. И готовы взрывать и убивать по всему миру.

Из допроса Ахмедова С. С.:

«В Стамбуле к нам в гостиницу пришел представитель сирийской вооруженной оппозиции. Он поинтересовался наличием денег для приобретения оружия. Ответили, что денег нет, он сказал, что, мол, тогда вам оружие дадут на территории Сирии. Провел инструктаж, говорил о запретах мобильных средств в местах постоянной дислокации сил оппозиции. Посадил всех на автобус, который направлялся в Хатай, дал номер таксиста, которому необходимо было позвонить по приезде на место».

Хатай (другое название - Антакья. - Авт.) - городок и одноименная провинция на юго-востоке Турции - когда-то был небольшим туристическим центром. Узенькие старинные улочки выруливают на современные светящиеся иллюминацией проспекты, христианские храмы соседствуют с мечетями... Этим Антакья очень напоминает Бейрут. Или Дамаск... В последнее время, впрочем, провинция мелькает в новостях отнюдь не туристических. То трейлер с контрабандным оружием для сирийских повстанцев задержат, то подозрительных типов с компонентами химоружия в багажниках.

Здесь же был арестован и самый известный в узких кругах российский террорист Абу Банат, в миру - Магомед Абдурахманов. Уроженец Дагестана когда-то работал в ГАИ, потом участковым. Затем попытался устроиться в Центр противодействия экстремизму, чтобы крышевать ликеро-водочный завод, о чем и доложил на голубом глазу начальнику центра. А тот просто вышвырнул его из органов. Абдурахманов тут же влез в финансовую пирамиду, связанную с покупкой «Приор» по цене меньше отпускной, назанимал в родном селе денег и бежал в Турцию.

А в Сирии прославился тем, что под видеокамеру обезглавил троих христианских священников.

ТАМ, ГДЕ НЕ НАДО РАЗГОВАРИВАТЬ ПО-РУССКИ

Турецкая провинция Хатай географически утоплена в территорию Сирии. Расстояния по российским меркам крошечные. В нескольких сотнях метров от шоссе - Сирия. Указатели подсказывают - до Алеппо всего 65 километров. Границы, по сути, нет. То, что мы приняли за инженерные заграждения из колючей проволоки, на самом деле заборы оливковых плантаций. За ними редкие смотровые вышки пограничников, а еще дальше - идет бой. Столбы серых и черных дымов поднимаются к небу, расползаются, застилая горизонт.

Как работает пропаганда ИГИЛ

Город-фронт Алеппо - там. А мы направляемся в поселок Рейханли - транзитный перед отправкой будущих шахидов на стажировку.

Из допроса Ахмедова С. С.:

«Прибыв в маленький поселок Рейханли, высадились из автобуса. Двое полицейских в форме подошли, потребовали предъявить документы и показать ручную кладь. Затем появились еще двое мужчин в гражданской одежде и, собрав паспорта, отошли в полицейский пункт. Через 20 минут гражданские вернулись и отдали паспорта, пожелав счастливой дороги».

Рейханли - обычный безликий восточный город, который без сожаления расстался со старинной застройкой ради бетонных коробок с лавками на первых этажах.

Нас много раз предупреждали - по-русски не разговаривать. Представляться поляками и шепелявить, насколько это возможно. Привычных нам почти родных турок здесь сменили озлобленные сирийцы, бежавшие от войны, отдыхающие после войны, собирающиеся ехать на войну...

Местное население к «понаехавшим» относится с долей жалости, помешанной на брезгливости. Но дома свои сдает. Правда, по цене неоправданно выше рыночной. Для такого маленького городка здесь слишком много хостелов, пансионов, постоялых дворов. Свободных мест практически нет.

Сами того не ведая, мы поселяемся в пансионе, который считается главной перевалочной базой для «воинов Аллаха» с Северного Кавказа и СНГ. Навигатор в смартфоне показывает географическую точку нашего местоположения, озаглавленную как «Кавказский культурный центр». Однако ни вывесок на здании, ни других признаков культурной экспансии мы не обнаружили.

Сирия - этническая карта

Карта в полном размере: Сирия - национальности.

Какой-то молодой человек, по виду журналист, спрашивает у портье по-английски: «Где дагестанец Сергей?» Дагестанцев здесь множество. В пансионате даже работают языковые курсы - добровольцев натаскивают на разговорный арабский. Рядом с нами за столиком совсем молоденький паренек в национальной кавказской одежде - спорткостюм, кепка FBI и шлепанцы - читает книгу «Что нужно знать о хадже. Русско-арабский разговорник».

Мы знаем, где он ее купил - в газетном ларьке аэропорта Махачкалы.

- Познавательная книжка? - завязываем разговор.

- Да не понятно ничего! - Собеседник, похоже, нашел повод закончить изучение арабского. - А вы кто вообще?

Аслан (так он назвался) вдруг нешуточно напрягается, но мы показываем ему международные удостоверения журналистов. Зеленый цвет корочек сразу настраивает его на духоподъемный лад:

- Еду братьям своим помогать, на священную войну. Ни один правоверный не должен остаться в стороне. У них танки и самолеты, а у нас вера, а побеждает только тот, кто верит.

- Не страшно?

- На все воля Аллаха. Смерть в джихаде - самая весомая заслуга перед Всевышним.

На следующее утро к гостинице подъезжает дешевенький джип с сирийскими номерами. Аслан забрасывает в машину спортивную сумку и машет нам рукой. Видно, что он не спал всю ночь, под глазами круги, и бледность проступила даже на смуглой коже. Вернется он или нет - знает только Аллах.

Как создавалось ИГИЛ

Из допроса Ахмедова С. С.:

«Посадили в машину и отвезли к линии границы в составе группы около 50 человек, где и высадили. Границу проходили ночью, под обстрелом со стороны пограничного дозора, ползли около 600 метров.

У города Атма нас уже ждали члены сирийской вооруженной оппозиции на машинах, в основном граждане Киргизии. Они отвезли нас в город Анадан, через который идет распределение по джамаатам. Все попали в джамаат «Эмират Кавказ», который возглавлял чеченец Умар Шешани. В него входит около 7 групп численностью по 25 - 30 человек. В данном джамаате были чеченцы, азербайджанцы, лезгины, аварцы, два немца, один турок, двое русских жителей Казахстана...»

СУТЬ КОНФЛИКТА

Гражданская война в Сирии началась осенью 2011 года, после народных волнений в нескольких городах страны. Выступления имели социально-политический характер. Демонстранты требовали ослабить бюрократическое давление, ограничить полномочия спецслужб, освободить прессу от цензуры, лишить партию «Баас» статуса правящей, ввести многопартийность, изменив конституцию.

После подавления и разгона демонстраций начались боестолкновения с применением оружия. Весной 2012 года часть требований, многопартийность например, удовлетворили, но гражданскую войну уже было не остановить. Часть городов, находящихся у иорданской и турецкой границ, перешли под контроль повстанцев. Постепенно конфликт приобрел и религиозную окраску.

Сейчас против армии Сирии воюют исламисты от умеренных до радикальных, добровольцы-боевики из Турции, Европы, СНГ, России, стран Персидского залива. На стороне правительства Сирии воюют «умеренные» мусульмане - шииты и сунниты, алавиты, христиане, атеисты, добровольцы из Ирана и ополченцы из ливанского военно-политического блока «Хезболла». Внутренняя гражданская война фактически превратилась в международный и межрелигиозный конфликт.

Сирия - нефть и газ

Карта в полном размере: Сирия - нефть и газ.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Роман СИЛАНТЬЕВ, исламовед: В Сирию едут воевать прямо с хаджа

- По действующему законодательству очень сложно с ними что-то сделать. Вспомните, как приезжали к нам боевики, повоевавшие на стороне талибов в Афганистане. Американцы нам их возвращали из Гуантанамо. И все они в итоге вставали на террористическую тропу снова. Один, кстати, сейчас в Сирии возглавляет «булгарский джамаат». Надо всеми силами обратно таких не брать. Как это делать в рамках закона - вопрос номер один. Кадыров вон начал гнать уже чиновников, чьи дети в Сирии воюют.

Есть вопросы и к виртуальной составляющей джихада. Пропаганда в интернете тем и опасна, что, просто начитавшись постов и насмотревшись роликов, можно без прямого контакта с вербовщиком взять и поехать на «священную войну».

Численность российских боевиков в Сирии разнится. По моим данным - около тысячи человек с Северного Кавказа и из Татарстана. Вместе с гражданами СНГ - до двух тысяч. Некоторые едут воевать в Сирию прямо с хаджа. Это к вопросу о вербовке.

Для нас вся эта история, конечно, представляет серьезную угрозу. Ветераны джихада сильно укрепят террористическое подполье. За ними могут в какой-то момент подтянуться из Сирии и другие товарищи - среднеазиаты. Первые ласточки уже полетели. В Татарстане вон люди уже ракеты делают и запускают. Плохо пока получается, но это же были только пробные пуски. А ведь в Сирии у джихадистов есть технологии изготовления зарина. Не дай бог их передадут нашим исламским кулибиным. Поэтому, повторюсь, нужно всеми способами ставить заслоны на их обратном пути и ужесточать законодательство в сфере наемничества.

Анализ по ИГИЛ

Найти в турецком приграничном поселке Рейханли представителей легальной сирийской оппозиции оказалось непросто. Целая цепочка переговоров: скайп, телефонные звонки, рекомендации, поручительства... Для начала на встречу с журналистами из России отрядили замполита в одном из батальонов Свободной сирийской армии (ССА). Абу Халдун много курил, смотрел на нас испытующе и для затравки тезисно рассказал всю историю трехлетнего конфликта в Сирии. Кровавый режим хотел подавить социальный протест народа, народ взялся за оружие...

- Мы дружили с вами 60 лет, - продолжал выстреливать пропагандистские клише замполит. - Но сейчас сирийцы очень злы на русских, потому что их убивают российским оружием. Я бы советовал вам не афишировать здесь свое гражданство.

- А на террористические группировки они не злы?

- Исламские группировки, - поправляет Абу Халдун. - Они действуют в интересах режима, которому удобно выставлять их в качестве оппозиции. Половина жертв этой войны - «заслуга» режима Асада. Вторая половина - на совести России.

К нашей беседе присоединяется генерал ССА Адиб Алеуи. Когда-то он, суннит, был пилотом в правительственных ВВС. Но рядом с алавитами (религиозное исламское меньшинство, к которому принадлежит правящая элита Сирии), по его словам, чувствовал себя человеком второго сорта. А с начала военного конфликта не раздумывая примкнул к оппозиции: «Я же не мог бомбить дома своих родителей».

- Во времена Брежнева, Андропова мы очень дружили, - и он заводит ту же пластинку. - У меня был преподаватель русский, мы все учились для прогресса Сирии, но знания эти сейчас используются против народа.

Сирия - карта дорог

Карта в полном размере: Сирия - дороги

- Россия и в том, что обучала вас, виновата?

- Все оружие было закуплено в России, и сейчас это оружие используется против народа, - твердо стоит на позициях генерал. Будто его армия сейчас воюет каким-то другим оружием.

«НЕ ГАРАНТИРУЕМ ВАМ БЕЗОПАСНОСТИ…»

По словам генерала, революционная армия контролирует 70 процентов страны. И на вверенных оппозиции территориях царит хоть и бедная, но демократия с религиозным многообразием и толерантностью. Мы просим разрешения взглянуть на эти ростки нового. И проехать в ближайшую сирийскую деревню, подконтрольную ССА.

Но наша безобидная просьба вызывает ступор у собеседников. Оппозиционеры долго совещаются между собой, затем советуются с кем-то по скайпу, наконец сообщают нам, что не могут обеспечить безопасность - очень, очень тут злы на русских.

Но наша ли безопасность их так трогательно беспокоит?

- Исламские группировки часто выставляют посты на дорогах, - поясняет нам по-русски отвечающий за помощь беженцам профессор Мухьядин Бананех. - Они могут принять вас за шпионов, а наших людей обвинить в пособничестве. Тогда не поздоровится всем.

Почему ислам религия войны

Генерал ССА не может гарантировать безопасность своим гостям на своей территории! Потому что на ней хозяйничают многонациональные группировки исламистов-фанатиков. Что и требовалось доказать.

- Конечно, те, кто приезжает к нам, на войну, только продлевают ее, - неожиданно соглашается оппозиционный шейх Ясим Аувад (как вы догадываетесь, поведав для начала о советско-сирийской дружбе). - Если Россия хочет, чтобы война закончилась сейчас, надо твердо сказать: «Башар, пожалуйста, до свидания». Один человек - и все из-за него!

- И две армии, стрелявшие друг в друга, помирятся?

- Да нет у Башара армии. При Саддаме в Ираке в армии был миллион человек. Когда США взяли Багдад, куда делась эта армия? Переоделись в гражданку и разбежались.

КАК УМИРАЛ БОЗИГИТ

Наши собеседники - не высшее звено в оппозиционной иерархии, скорее среднее. Но этим и ценны для понимания ситуации - они хотя бы бывают в Сирии. И живут в непосредственной близости от ее границ, даже ездят на машинах с сирийскими номерами. Переводчица жалуется, что мать запретила ей общаться с русскими. И долго рассказывает нам о преступлениях правительственной армии, о жертвах бомбардировок, об арестах и исчезновении людей. И у нас нет оснований ей не верить. Ну а с другой стороны, как не верить жителям христианских районов Хомса, обнимавших нас как родных? Или беженцам из христианского города-святыни Маалюли, поведавших о зверствах ССА? Или видеороликам с обезглавливанием христианских священников?

Сирия - плотность населения

Карта в полном размере: Сирия - плотность населения

На войне нет одной правды, которая устраивала бы всех. Но смерть не выбирает правых и виноватых. Смотрим очередной сетевой «джихад-хит»: раненый в печень 18-летний дагестанец Бозигит Абдуллаев умирает медленно и мучительно. На чужой земле, вдали от своих родных. Он пытается губами читать молитву, но боль сковывает лицо судорогами. Его соратники сидят рядом, кто-то кричит по-русски с акцентом: «Вы что, не можете машину найти?» Глаза Бозигита закатываются, он больше не дышит.

Ему повезло меньше, чем сбежавшему с войны земляку.

Из допроса Ахмедова С. С. (боевика, вернувшегося из Сирии в Россию):

«Вернулся на базу, где попросил амира покинуть ряды вооруженной оппозиции и выехать в связи с тяжелыми семейными обстоятельствами домой. Тот ответил согласием и сказал, что за мою жизнь он больше не отвечает».

Интернациональные бригады джихадистов разбросаны практически по всему северу и северо-западу Сирии. Одни отряды пытаются объединяться, другие, наоборот, стараются отмежеваться от влиятельных группировок и учредить свое исламское государство в отдельно взятой деревушке. За 50 километров трассы от границы до Алеппо можно встретить и убежденных адептов шариата, и наемников, погнавшихся за нефтедолларами, и профессиональных похитителей, и, естественно, боевиков «Аль-Каиды» из Фронта аль-Нусры и Исламского государства Ирак и Шам, преимущественно арабов.

Проблема в том, что, даже находясь на территории Сирии, реальное соотношение сил оценить невозможно. Тем фантастичнее звучат в женевских кабинетах заявления лоснящихся представителей оппозиции о мифическом едином командовании.

Но Свободная сирийская армия с ее многословными замполитами и генералами, которые не контролируют даже ближнюю дорогу, вряд ли годится на эту роль...

Почему мусульмане агрессивны

Три туриста, три печальных друга.

С турецко-сирийской границы мы возвращаемся в Дагестан. Там нас ждет встреча с теми, чья экскурсия на джихад закончилась арестом. И тяжелыми подозрениями - «участие в незаконных вооруженных формированиях».

Этот путь - и туда, и оттуда - прошли уже сотни, если не тысячи граждан России из северокавказских республик. У этих парней, родившихся в середине 90-х годов, разные психотипы, но общая вера. По словам «джихад-туриста» Шамиля Ахмеднабиева, воевать ему не пришлось. Он работал в лагерях беженцев. И вообще «приехал в Сирию помогать другим мусульманам»:

- Видел в интернете, как детей и взрослых убивают-унижают.

Речь второго «воина» богаче на пространные цитаты из Корана. Он разочарован в сирийском джихаде.

- Не то я хотел там увидеть, - угрюмо говорит Жабраил Салигулаев, разглядывая свои кроссовки без шнурков. - На словах все братьями назывались, все делали общее. А на деле кто деньги зарабатывал, кто в политику лез. Любой ценой прославиться. Вот слышали, как Абу Банат голову трем священникам отрубил? Ему же днем сказали - не делай этого! И священникам сказали - не бойтесь ничего. Абу Банат такой: да-да. Дождался вечера, когда старшие уехали, и отрубил головы. Прославился.

- Тот, кто пообещал защиту неверному и убил его, после Страшного суда будет нести знамя вероломства, - напоминаем собеседнику. - Так в Коране сказано?

Собеседник уныло кивает. Он удивлен тому, что мы знаем цитаты из Священной книги. А наш черед удивляться придет, когда встретимся с Омаром Ибрагимовым.

В Сирию он попал по стандартному маршруту: Махачкала - Стамбул - Хатай - Рейханлы. Оказался в одном из пригородов сирийского Алеппо, попал в интернациональную «учебку» боевиков.

- Там много людей было из Европы, из Турции, с Ближнего Востока. Я в узбекский джамаат пошел.

- Большой?

- 120 человек. Разного возраста. Те, что постарше, все в Москве раньше жили. В Сирию они ездили по узбекским загранпаспортам. А в Россию, если захотят, приедут по внутренним. И никто никогда таких «туристов» не вычислит.

В какой-то момент разговора Омара понесло. Он с гордостью рассказывал нам, какая была взаимовыручка между джамаатами. Хвалился новыми порядками на освобожденных оппозицией территориях:

Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы

- Вся жизнь там будет по Корану. Сигареты продавать нельзя, женщины ходят полностью закрытые. Если открытые - наказывают палками. Большинство людей рады шариату. Говорят: «помогай вам Аллах». Спрашивают, откуда. Говоришь: с Дагестана! Не знают - объясняешь, что это рядом с Чечней. Обнимают, в гости зовут.

- А с пленными как обращаются? Сразу казнят?

- Нет, нормально - кушать дают. Если человек ислам принимает - выпускают сразу. Если нет - конечно, казнят.

P. S. Омар, конечно, не рассчитывал по возвращении домой получить такие серьезные проблемы. Рассчитывал, скорее всего, на другое. Как трое братьев Давудбеговых, которые в октябре вернулись из Сирии в Хасавюрт и незамедлительно начали джихад на родине. В течение недели боевики были уничтожены спецназом - в Сирии их просто не учили конспирации. Но в домашнем ваххабитском подполье есть специалисты и по этой части, готовые натаскать любых «братьев» с бесценным боевым опытом…

Сколько «туристов» вернулись или вернутся из Сирии в кавказские «джамааты», не знает никто. Отследить можно только тех, кто проходил на границе паспортный контроль. Но ведь есть и окольные, контрабандные пути через Азербайджан и Грузию. По самым скромным подсчетам, в Сирии воюет около 1000 боевиков с Северного Кавказа, из Татарстана и Башкирии. Сами джихадисты оценивают «российское присутствие» в 4000 штыков.

И вряд ли должно успокаивать то, что это не только наша головная боль. По данным западной прессы, в рядах исламистов около 200 австралийцев, до сотни бельгийцев, 50 немцев, 150 французов, 80 датчан, 40 норвежцев...

В джихад-туризме горящие путевки круглый год.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Саид ГАФУРОВ, научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики: Это приоритетная угроза

Сирия - лагеря беженцев

В полном размере: Сирия - лагеря беженцев

- Мы видим, что существует серьезная международная террористическая сеть с очень высокими мобилизационными способностями и боевыми качествами. Боевики «Аль-Каиды», прошедшие Ливию, Афганистан, Ирак, - это если и не лучшая пехота в мире, то по крайней мере самая удобная в использовании. В нее вдолбили базовые представления политического ислама о том, что у мусульманина нет родины. Он теряет связи со своей семьей, страной и становится членом единой всемирной уммы. Высокий уровень идеологической накачки этих бойцов делает пропагандистские методы борьбы с ними малоэффективными. Эти люди могут быть с легкостью переброшены в любую часть света, которую мусульманские теологи объявят территорией борьбы. А мобилизационный потенциал, учитывая спонсорство отдельных исламских монархий, у них безграничный. К ним примыкают не только моджахеды из Афганистана, но и наемники из республик нашей Средней Азии.

Новая тенденция - джихадисты из Европы. Мы склонны неоправданно завышать уровень жизни обездоленных на Западе. А это люди, которые отторжены от общества, у них нет уверенности в завтрашнем дне и будущего. Мусульмане - в большей степени потомки иммигрантов, которые варятся в своих гетто. Насилие, агрессивность здесь входят в привычку. Это все находит применение в «священной войне».

Призывникам Асада с хорошо обученными боевиками воевать, конечно, сложно. Но можно - с учетом организации современных вооруженных сил. Если правительственные войска начнут одерживать верх, эти террористы не расползутся. Они будут организованно вывезены и отпущены «в запас». До следующей заварухи. И, к сожалению, есть опасность, что произойти она может в мусульманских регионах России. И не обязательно на Северном Кавказе, а возможно, даже и в Поволжье. Эта угроза должна рассматриваться как приоритетная. Радует, что у нас наконец осознали полезность профилактики против организаций, потенциально способных вести джихад против России. Классический пример - «Хизб-ут-Тахрир». Нам не нужно дожидаться, пока они поднимут восстание, как в Узбекистане. И, судя по действиям наших правоохранителей, у силовиков это понимание присутствует.

Связи арабов и нацистов

ЧТО ТАКОЕ ССА

Свободная сирийская армия - общее названия для сил, противостоящих войскам режима Башара Асада. По разным подсчетам, против правительственных сил воюет 100-тысячная группировка оппозиции. Но из них лишь треть причисляет себя к ССА. Это бывшие военнослужащие, а также обученные на скорую руку гражданские. Свободная армия подчиняется Национальной оппозиционной коалиции, провозглашающей демократические и светские принципы развития Сирии.

Около 50 тысяч боевиков - это головорезы террористических группировок Фронт аль-Нусра и Исламское государство Ирака и Шама и примкнувшие к ним сочувствующие. Еще около 20 тысяч называют себя умеренными исламистами. Основную финансовую подпитку от монархий Персидского залива получают как раз радикальные исламисты. Поэтому их влияние в регионе стремительно усиливается.

http://www.kp.ru/daily/26165.4/3052032/

http://www.kp.ru/daily/26165/3052520/

Опубликовано 20 Авг 2017 в 18:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.