В то время как фронт на Ближнем и Среднем Востоке уже фактически открыт и идёт усиленное поливание «керосином» его основных очагов, Запад тихо и без особой шумихи готовит новый театр военных действий. Азиатско-Тихоокеанский регион станет ещё одним из фронтов глобальной войны. Практически во всех странах этого региона идет гонка вооружений. И это время мирового экономического кризиса. Ясно, что элиты этих стран понимают неизбежность значительных столкновений и готовятся к войне за своё будущее и природные ресурсы. Особенно четко виден процесс гонки вооружений у наиболее богатых держав региона – Китая, Японии, Индии, Южной Кореи и Австралии. Хотя и другие государства стараются модернизировать свои вооружённые силы, делая упор на развитии ВМС и ВВС. Это связано со спецификой театра будущих военных действий.

Надо отметить, что хозяева Запада, видимо, готовы к ограниченному применению ядерного оружия в регионе от Пакистана до Китая. Запад закрыл глаза на появление ядерного оружия у Индии и Пакистана. Когда Москва передумала помогать Китаю в создании ЯО, Пекин был «обласкан» Западом. Не секрет, что французские атомщики внесли значительный вклад в освоение Китаем ядерных технологий. И нельзя сказать, что США не могли оказать давление на страны Азии или пресечь каналы получения информации. Так, индийская атомная программа опиралась на помощь Израиля и Южной Африки.

К примеру, Вашингтон в ультимативной форме принудил свернуть свои атомные программы Бразилию, Аргентину и Чили, которые практически прошли весь предварительный цикл и стояли на пороге создания ЯО. США не нужен ядерный конфликт в своем подбрюшье - общеизвестно, что в отношениях латиноамериканских государств существует значительное количество нерешенных проблем, из-за чего между ними то и дело происходят вооруженные столкновения.

В результате выходит, что США (и хозяева Запада) допустили существование атомного оружия на Дальнем Востоке и в Юго-Восточной Азии, но приложили все усилия, чтобы его не было в Латинской Америке, на Ближнем Востоке, в большинстве стран Европы. Ядерное оружие разрешили иметь и помогли создать только странам, которые входят в элитную группу – Великобритании, Франции и Израилю.

Ограниченное применение ЯО, ожесточённые войны в Юго-Восточной Азии и АТР решат для Запада сразу несколько важнейших задач. Будет разрушен альтернативный центр мирового развития (Китай и Россия имеют потенциал для реализации другой концепции развития человечества). Произойдёт масштабное разрушение инфраструктуры, Китай перестанет быть «мировой мастерской».

Таким образом, Запад получит возможность строить Новый Мировой порядок с «чистого листа». Коллапс инфраструктуры, гибель людей (в первую очередь жителей мегаполисов) от ядерных и ракетных ударов, приведёт к тому, что в самых густонаселённых государствах люди будут брошены в хаос войны, обречены на массовую миграцию, голод и эпидемии. Хозяева Запада решат ещё одну важнейшую задачу – резкое сокращение людской популяции.

Исламский мир, и так погружающийся в хаос, получит сильнейший удар, все его внимание, ресурсы будет поглощены для минимизации последствий этой катастрофы. Такая же судьба ждёт и Россию, даже если она сможет остаться в стороне от антикитайской войны. Хаос в Евразии приведёт к окончательному падению «общества всеобщего благоденствия» в Европе и США. Позволит хозяевам Запада кратчайшие сроки перейти к «новой» общественно-политической формации – неорабовладельческой системе на базе современных достижения науки и техники.

Основные линии разлома

- Китай против Индии. Две крупнейшие державы (и цивилизации) этого огромного региона издавна являются геополитическими соперниками. Следует вспомнить, что в 19 столетии Великобритания (а значит, и британская Индия) выступала в роли заклятого врага Китайской цивилизации: тот самый опиум, ради которого западные державы развязывали «опиумные войны» против империи Цин, выращивался именно в Индии. При этом США стремились утвердиться на территории Китая, потеснив европейские державы (в первую очередь британцев), в том числе и через подготовку антимонархических кадров.

Так, американская протестантская миссия в Шанхае готовила кадры для будущего Гоминьдана, т. е. фактически закладывала основы китайской «демократии». Британцы же заложили и базис под китайско-индийский пограничный вопрос. На британо-тибето-китайской конференции в Симле в 1913—1914 гг., в соответствии с предложениями Великобритании восточный участок границы Индии и Тибета устанавливался по так называемой «линии Макмагона».

В результате возникла погранично-территориальная и тибетская проблема в индийско-китайских отношениях. В декабре 1964 г. премьер-министр КНР Чжоу Эньлай выступил с заявлением, в котором предупредил Дели о том, что Пекин никогда не отказывался от своего суверенитета над 90 тыс. кв. км территории, расположенной южнее линии Макмагона. Данной позиции КНР придерживается до сих пор.

Необходимо отметить, что современное противостояние Китая и Индии — это не только наследие 19 и 20 столетий, где его инициаторами выступали две англосаксонские державы. Это противостояние имеет более чем тысячелетнюю историю и связано с циливизационными основами двух держав: конфуцианская монархия препятствовала распространению в стране индийского буддизма. Индийская цивилизация выступала в роли источника духовной и идеологической враждебности.

Союзниками Китая выступают две ядерные державы, с мощными вооружёнными силами – Северная Корея и Пакистан. Однако эти две страны слабы в экономическом плане и имеют массу проблем. КНДР – это фактически страна-изгой, её военный потенциал блокируется с помощью Южной Кореи и Японии при поддержке США. Пакистан является одним из «пороховых погребов» планеты. Это искусственное государство, продукт политики британцев по расчленению Индийской цивилизации.

Страна имеет огромные проблемы в области водоснабжения, продовольствия, демографии, экономики. Конфликт с Индией и внутриполитическая ситуация могут привести к расколу страны на несколько частей уже в ближайшей перспективе. Потенциал Пакистана блокируется с помощью Индии, которая при поддержке Запада, Израиля и России, имеет намного более мощные военные и научные возможности.

Кроме того, у Китая прочные позиции в Бангладеш и Мьянме. В последнее десятилетие у Дакки сложились самые теплые отношения с Пекином. Сотрудничество между двумя странами укрепляется не только в сфере экономики, но и области модернизации бангладешских ВС с помощью китайцев. Надо отметить, что Бангладеш и Индия имеют довольно напряженные отношения. Китайцы поставляют в страну большое количество разнообразной военной техники от стрелкового вооружения до морских кораблей. Аналогично развиваются отношения и с Мьянмой.

Китай является основным торговым партнером государства (товарооборот между странами составляет около 5,2-5,3 млрд. долларов США в год) и главным инвестором в экономику Мьянмы (суммарный объем накопленных китайских инвестиции составляет около 16 млрд. долларов). Китайцы занимаются реализацией ключевых инфраструктурных проектов в государстве, развитием ее экономики, к примеру, энергетического сектора. Китай также помогает стране в укреплении вооружённых сил. В частности, в Мьянме появились китайские танки MBT-2000. Да и Бангладеш в 2011 году приобрел 44 танка MBT-2000.

Правда, Мьянма и Бангладеш - слабые союзники. Они нужны Китаю, чтобы стан врагов ещё более не усилился. К тому же Бангладеш – это одна из точек воздействия на Индию. А Мьянма нужна, чтобы на границе с этой страной был порядок, плюс, как источник ресурсов и рынок сбыта китайских товаров. Своего рода это страны-спутники, не имеющие самостоятельного стратегического значения.

- Союз стран против Китая. США продолжают древнюю стратегию, основанную на принципе «разделяй и властвуй» и предпочитают сдерживать Китай силами других стран. В настоящее время активизировался процесс создания антикитайской коалиции. США восстанавливают свои военные связи с Австралией и Новой Зеландией (блок АНЗЮС), ведут активную работу по сколачиванию антикитайского союза. Китай имеет довольно мощные противоречия с рядом соседних стран. В стане противников Поднебесной весьма серьёзные противники – Япония, Южная Корея, Тайвань, Вьетнам, Индия, Австралия. Фактически такие государства, как Япония, Южная Корея, Тайвань и Филиппины являются для США первой линией обороны от Китая.

В эту группу сейчас, несмотря на тёмное пятно в истории американо-вьетнамских отношений - американо-вьетнамскую войну, втягивают и Вьетнам. Видимо, в эту группу войдут также Малайзия и Индонезия, имеющие одну и ту же проблему с китайской диаспорой у себя дома. К тому же Малайзия является одной сторон конфликта за острова Спратли в юго-западной части Южно-Китайского моря. Фактически вся восточная часть Большой Евразии и Океания выступают против Поднебесной. КНР для них – экономический конкурент, исторический противник, государство, имеющее территориальные претензии практически ко всем соседям, постоянно наращивающий военную мощь гигант. К тому же в сознании народов, окружающих Китай, усилиями Запада создан и внедрен в массовое сознание миф о «китайской угрозе».

Вот несколько новостей, дополняющих картину складывающегося антикитайского союза. 5 января 2012 года была обнародована новая военная стратегия США, где сообщается, что Вашингтон намерен сконцентрировать силы и ресурсы на Азиатско-Тихоокеанском регионе. Ещё осенью 2011 года США и Австралия подписали соглашение о расширении американского военного присутствия на Зеленом континенте. Было принято решение о размещении на австралийской военной базе под городом Дарвин до 2,5 тыс. американских морских пехотинцев.

Соглашение также предусматривает увеличение числа американских самолетов, которые будут размещены на базах на севере Австралии. Весной 2012 года первая группа из 200 солдат американской морской пехоты прибыла в австралийский порт Дарвин. Кроме того, в рамках укрепления военных связей между государствами, Вашингтон также может разместить свои авианосцы и атомные подводные лодки в городе Перт на западе Австралии. Принято решение об увеличении количества совместных военных учений.

3 июня 2012 года агентство Синьхуа со ссылкой на Министерство обороны Сингапура сообщило, что Сингапур дал принципиальное согласие Соединенным Штатам на размещение в его водах 4-х американских боевых кораблей прибрежной зоны. Данное решение о базировании американских боевых кораблей принято на базе подписанных Сингапуром и США, соответственно, в 1990 и 2005 гг. меморандума о сотрудничестве и стратегического рамочного соглашения.

Сингапур занимает стратегическое положение в Малаккском проливе, через который проходят важные морские пути с Африки и Ближнего Востока в Восточную Азию. Кроме того, государство находится на южной оконечности Южно-Китайского моря и является областью территориальных споров между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Тайванем, Малайзией, Брунеем (проблема островов Спратли и Парасельских островов). Поэтому, размещение кораблей американских ВМС в Сингапуре является для Китая прямой угрозой.

Ещё одним государством, которое усилило контакты с США стали Филиппины. Страна готова к усилению американского военного присутствия. Манила очень бурно реагирует на попытки китайцев утвердиться на спорных территориях архипелага Спратли. Так, ещё в 2008 году Филиппины заявили, что будут «сражаться до последнего моряка и морского пехотинца» за острова Спратли. Филиппины готовы принять корабли американских ВМС и разведывательные самолеты. Рассматриваются также сценарии размещения на территории государства дополнительных американских войск. В настоящее время на Филиппинах размещено около 600 американских военных.

С 2002 года они находятся в качестве военных советников на острове Минданао и помогают филиппинским ВС бороться с исламистами, которые действуют на юге страны. Кроме того, планируется чаще проводить совместные военные учения. В мае пришло сообщение, что Вашингтон планирует в три раза увеличить военную помощь Маниле в целях укреплений связей между двумя странами и в связи с обострением отношений с КНР из-за спорных островов. По данным американского посольства США с 2002 года Манила получила от США почти 500 млн. долларов в качестве военной помощи. Причём в эту сумму не включена передача 20 восстановленных вертолетов и патрульных кораблей класса Cyclone и Hamilton.

В конце мая 2012 года прошло первое двустороннее учение ВМС Австралии и Республики Кореи. Основные задачи учения - улучшение взаимодействия при проведении морских операций по согласованию систем связи и организации противолодочной борьбы. После учений с корейцами, фрегат УРО ВМС Австралии Ballarat прибыл в Японию для участия в совместных учениях с японскими ВМС. В июне же впервые провели совместные военно-морские учения Индия и Япония.

Военные маневры прошли в заливе Сагами в префектуре Канагава. Индийские Военно-морские силы представляли четыре корабля - эсминец, фрегат, корвет и корабль поддержки. Япония вывела в залив два эсминца при поддержке морской авиации. На 2012 год запланировано ещё одно индийско-японское учение, уже с заходом японских кораблей в порты Индии. Кроме того, Индия и Япония разрабатывают план взаимодействия в оборонной сфере и обсуждают вопрос трехстороннего военного сотрудничества с США.

21-22 июня у южного побережья Корейского полуострова пройдёт первое в истории трехстороннее военно-морское учение США с Южной Кореей и Японией. Американские ВМС в учении должен представить авианосец «Джордж Вашингтон», стоящий в японском порту Йокосука. Какие корабли примут участие в учении со стороны Японии и Южной Кореи, пока не известно.

Нельзя не заметить и партнёрства Индии, Вьетнама и США. Индия и Вьетнам в последние годы налаживают между собой тесные связи именно на антикитайской почве. 4 июня 2012 года прошла встреча двух министров обороны США и Вьетнама в рамках официального двухдневного визита американского министра обороны Л. Панетты в эту азиатскую страну.

Вьетнамская сторона попросила Вашингтон снять с Ханоя эмбарго на ввоз американского оружия. По словам главы вьетнамского военного ведомства Фунг Куанг Тхань, снятие этого запрета поможет Ханою модернизировать вооруженные силы страны и положительно скажется на отношениях двух государств. Вьетнам выразил готовность закупать у Штатов оружие, а также привлекать американских партнеров для ремонта и модернизации устаревшей военной техники.

Ещё одним мощным игроком в антикитайской коалиции могла бы стать и Российская Федерация (с Казахстаном). Запад и его агенты в России активно добиваются этого. «Китайская угроза» - это один из самых мощных мифов, который активно внедряли и внедряют в России. Хотя ясно, что Китай угрожает России только в случае её развала из-за внутренних проблем. При таком сценарии Китай будет вынужден пойти на оккупацию ряда дальневосточных и сибирских территорий, или создать там зависимые буферные государства. Сильной России Китай ничем не угрожает.

Серьезным шагом в направлении ухудшения отношений между Москвой и Пекином стала поддержка со стороны РФ натовской группировки в Афганистане. Военный транзит через русскую территорию — это не только участие в войне Запада на территории Афганистана и потворство в его наркобизнесе. Это потенциально недружественная акция в отношении Поднебесной. Присутствие сил НАТО в Афганистане – это угроза всем соседним державам. Не проходят мимо внимания Пекина и попытки Москвы «подружиться» с США и НАТО, вроде заявлений о планах строительства совместной ПРО, регулярный участи российских ВС в западных военных учениях и т. д.

- Основные зоны локальных, региональных конфликтов, которые могут привести к большой (глобальной) войне

1) Конфликт Японии и России из-за Курильских островов. Заявления Токио по поводу «Северных территорий» приняли в 2011 году явно агрессивный характер. Только природная катастрофа марта 2011 года несколько остудила пыл Японии. Однако нельзя сказать, что проблема решена. Японцы явно взяли курс на наращивание военно-морской и воздушной мощи. Их потенциальные враги – это Россия, КНДР и Китай. Не исключено, что претензии Японии могут подержать и США со всем «мировым сообществом».

Необходимо также отметить, что у Японии есть территориальный спор и с Китаем – это проблема островов Сенкаку (китайское название Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море. Островами в настоящее время владеет Япония, а раньше они принадлежали Китаю, но после оккупации Японией в 1895 году острова Тайвань они были включены в состав Японской империи. Пекин в 1992 г. объявил эти острова «исконно китайскими». Особенно вырос интерес к островам, когда в 1999 здесь были обнаружены значительные запасы природного газа.

2) Конфликт между Северной и Южной Кореей. Вооружённые стычки на границах двух стран стали уже обыденным делом. Нельзя отвергать факта, что одна из этих стычек может стать началом большой войны между двумя частями корейского народа. В таком случае участие США, Японии (союзники Сеула) и Китая (союзник Пхеньяна) становится неизбежным. Да и русский Дальний Восток будет затронут.

3) Конфликт между Китаем и Тайванем. Китайское правительство претендует на суверенитет над островом Тайвань. После победы в гражданской войне китайских коммунистов, на остров отступило гоминьдановское правительство Китайской Республики под руководством Чан Кайши. При поддержке Соединённых Штатов Америки гоминьдановцы удержались на острове. Пекин рассматривает Тайвань и прилегающие острова как часть единого и неделимого китайского государства.

В свою очередь Руководство Китайской Республики (Тайваня) также претендовало на суверенитет над всей территорией Китая (называя себя законным правительством). Резкое наращивание военной и морской мощи КНР серьезно беспокоит тайваньское руководство. Баланс сил в Тайваньском проливе сместился в пользу Китая. Особые надежды Тайбэй возлагает на военно-техническое сотрудничество с Вашингтоном, особенно в отношении модернизации Военно-воздушных и Военно-морских сил, ракетного вооружения. Кроме того, Тайвань участник территориального спора из-за архипелага Спратли и Парасельских островов.

4) Проблема островов Спратли и Парасельских островов. Архипелаг Спратли – это группа островов в юго-западной части Южно-Китайского моря. Их площадь очень незначительна, но они занимают стратегически важное положение в регионе. К тому же речь идёт о биоресурсах, шельфе - исследователи сообщают о наличии значительного количества нефти и природного газа.

Нельзя отбрасывать и фактор национального самолюбия – отдать территорию другому государству без уважительных причин, это позор для правительства. Территория архипелага оспаривается сразу шестью странами: Китаем, Вьетнамом, Тайванем, Малайзией, Филиппинами и Брунеем. Наиболее ожесточённый конфликт отмечается между Китаем и Вьетнамом, Китаем и Филиппинами. Аналогичный конфликт связан и с Парасельскими островами. В 1974 году они были захвачены китайцами, но на них также претендует Тайвань и Вьетнам.

5) Камбоджийско-тайский пограничный конфликт. Камбоджа и Таиланд имеют вековой территориальный спор из-за области вблизи храмового комплекса Прэахвихеа (Преах Вихеар). В 2008, 2009 и 2011 гг. спор выливался в вооружённые конфликты.

6) Китайско-индийский пограничный вопрос. Китай и Индия имеют два спорных участка: Аксай-Чин в северо-восточной части Кашмира и северная часть современного штата Аруначал-Прадеш. Кроме того, отношения двух держав обостряются из-за проблемы Тибета и индийско-пакистанских отношений.

7) Индо-пакистанский конфликт. Этот конфликт продолжается до сего дня с момента раздела Британской Индии в 1947 году. Главной причиной конфликта между Дели и Исламабадом является спор вокруг принадлежности региона Кашмир. В результате войны 1947—1949 гг. Индия получили контроль над примерно 2/3 территории Кашмира, остальная часть отошла Пакистану. Эта проблема стала причиной трёх войн: 1947—1949, 1965 и 1971 гг. Кроме того, с 1984 г. шёл незначительный пограничный конфликт на леднике Сиачен, а в 1999 году Исламабадом была спровоцирована Каргильская война. В настоящее время Дели открыто признают, что готовятся к войне на двух фронтах – против Пакистана и Китая.

8) Сценарий северной экспансии Китая. Пекин имеет явные или скрытые претензии практически ко всем странам на своих северных и северо-западных границах – России, Монголии, Казахстану, Киргизии, Таджикистану. Если будет реализован план смуты в Средней Азии и России, Пекин этим воспользуется. Естественно, что тут интересы Китая столкнутся с интересами Японии, США и Евросоюза.

Как уже отмечалось, элиты азиатских стран понимают, что регион ждёт серия конфликтов, которые могут вылиться в большую войну. Эта война затронет практически все страны Южной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Исходя из особенностей будущего театра военных действий, государства АТР вышли на лидирующие места по наращиванию военно-морских вооружений, уступая только США.

Кроме того, огромное внимание уделяется развитию Военно-воздушных сил. Лидерами по развитию своих ВМС и ВВС являются Китай и Индия, за ними идут Япония, Южная Корея, Австралия, Тайвань, Индонезия, Вьетнам, Малайзия и другие государства. Азиатские страны в течение долгого времени переживали период уверенного экономического роста, их меньше всего затронули кризисные явления последних лет, что дает им возможность безболезненно для экономики модернизировать свои вооруженные силы, наращивая их мощь. Кроме того, азиатские элиты почувствовали , что старый мир - система договорённостей, которые были заключены в ходе и после Второй мировой войны, рушится. Близится эпоха нового мирового порядка.

В АТР сместился не только экономический полюс, но и полюс гонки морских и иных вооружений. Вашингтон этот факт отметил изменением своей глобальной военной стратегии: в 2011 году было принято решение сократить военное присутствие во всех регионах мира, кроме одного, «критически важного», - Азиатско-Тихоокеанского. Кроме того, с 2007 года, впервые за 60 лет, американский Тихоокеанский флот стал превышать Атлантический. И это не случайность, а вполне выверенная стратегия. В АТР сосредоточены многие важные для глобальной экономической системы торговые пути, проливы, порты, а также промышленные, минеральные и биологические ресурсы. Необходимо отметить и тот факт, что Австралия является одной их резервных баз для т. н. «мирового правительства».

Китай

Ключевой державой Восточной Азии, которой некоторые аналитики пророчат роль новой сверхдержавы планетарного уровня и нового главного противника Соединенных Штатов, является Китайская Народная Республика. Почти три десятилетия беспрецедентного экономического роста позволяют Пекину проводить все более активную внешнюю политику. Для Поднебесной, с её более чем миллиардным населением и целым рядом серьёзных внутренних проблем и противоречий, экономический рост и внешняя экспансия (пока финансово-экономическая и демографическая) является вопросом выживания.

В свою очередь, быстрый рост экономики требует беспрепятственного доступа к природным ресурсам и стратегическим торговым путям. Это является ключевой причиной все более возрастающего внимания китайского военно-политического руководства к сфере обороны. Необходимо отметить и фактор уязвимости КНР. Почти по всем направлениям - потенциальные враги, морские пути и приморские города-гиганты уязвимы.

В АТР сконцентрировано значительное число неурегулированных споров о морских границах и правах экономического освоения ресурсов. Так, в Восточно-Китайском море у Поднебесной есть ряд разногласий с Японией и Южной Кореей. Наиболее значимым является спор вокруг принадлежности контролируемых японцами островов Сенкаку, где уже происходили конфликты между китайскими рыболовными судами и кораблями ВМС Японии.

Также в Южно-Китайском море китайцы имеют территориальные противоречия по поводу разграничения исключительной экономической зоны с Вьетнамом, Тайванем, Малайзией, Филиппинами и Брунеем. Из-за вопроса принадлежности островов Спратли и Парасельских островов уже происходило несколько вооружённых конфликтов.

Кроме того, китайские интересы, связанные с доступом к природным ресурсам и морским путям, простираются гораздо дальше восточной части Тихого океана. КНР стремится закрепиться в ключевых для него регионах Южной Азии, Африки, Латинской Америки, Карибского бассейна. Китайцы делают шаги по закреплению в западной и южной части Тихого океана. Пока ключевыми для Поднебесной являются экономические интересы, но военно-политические соображения также играют важную роль в наращивании мощи армии и флота. Наиболее чувствительными для Пекина являются проблемы Тайваня и американского военного присутствия в Восточной Азии. В первую линию обороны США входит Япония, южные и северные островные архипелаги, Южная Корея, Тайвань и Филиппины. Эта линия является инструментом американского сдерживания и ограничивает свободу стратегического маневра.

В 2011 году китайский военный бюджет Китая составлял около 120 млрд. долларов США. По данным группы американских исследований IHS, военный бюджет Китая к 2015 году удвоится и составит примерно 238 млрд. долларов. В результате в 2015 году китайские оборонные расходы будут больше, чем совокупный аналогичный бюджет 12 государств Азии и Тихого океана, и 4 раза больше, чем у Японии, которая занимает второе место в регионе по военным расходам. Согласно данным Пентагона, государственные расходы Китая на оборонные нужды в 2012 году составят 120 – 180 млрд. долларов, хотя китайские власти объявили только о 106 млрд.

В последние два десятилетия Китай уделял огромное внимание космической сфере, развитию ВВС и ВМС. Из последних достижений: авиастроительное предприятие Chengdu собрало 4 прототипа перспективного истребителя J-20 (истребителя пятого поколения); идут ходовые испытания первого авианосца «Ши Лан»; первая женщина-астронавт Лю Ян полетела в космос и т. д. Китай становится морской державой с реальной авианосной и амфибийно-десантной составляющими. КНР планирует после ввода в строй «ШИ Лана», самостоятельно построить два новых неатомных авианосца водоизмещением 50-60 тыс. тонн до 2020 года, а затем начать строительство атомных авианосцев.

В 2007 и 2011 году были введены в строй два универсальных десантных корабля проект 071. В 2011 году спущен на воду третий корабль. На корабле могут одновременно располагаться до 1 тыс. морских пехотинцев и авиационная группа (4 вертолета). Всего планируется построить шесть аналогичных кораблей. Кроме того, посадочными площадками и ангарами оборудованы 35 фрегатов и эсминцев, большое госпитальное судно проекта 920 водоизмещением около 14 тыс. тонн. В дополнение к УДК проекта 071 китайские военные планируют разработать ДВКД проекта 081, они будут аналогичны по размеру и возможностям французскому «Мистралю».

Для «Ши Лана» и будущих авианосцев в Китае на основе советско-российского Су-33 создали собственную версию палубного истребителя – J-15. Идёт активная разработка самолета ДРЛО, во многом схожего с американским E-2 Hawkeye, и вертолета дальнего радиолокационного обнаружения типа Z-8, который является копией российского Ка-31. Китай продолжает совершенствовать надводные и береговые ракетные силы, подводный флот.

Всего в составе Военно-морских сил НОАК находится около 200 боевых кораблей основных типов, включая 54 НАПЛ, 25 эсминцев, около 50 фрегатов. К 2015 году КНР должна стать крупнейшей судостроительной державой мира, окончательно обогнав Южную Корею. В ближайшие 20 лет в стране планируют построить 113 боевых кораблей. Так, в июне 2012 г. состоялся спуск на воду строящегося для китайских ВМС второго корвета нового проекта 056 (головной корвет проекта 056 был спущен 22 мая 2012 года). Всего на верфях в Шанхае и Гуанчжоу в различных стадиях готовности находятся ещё четыре корабля этого типа.

Япония

Япония, которая в экономическом плане уступила своё место Китаю, все ещё является одним из лидеров региона. Изменение политической, экономической и военной ситуации в мире и АТР, ведет к определенному смещению стратегических ориентиров японской дипломатии в направлении национальной безопасности. Стратегия японской безопасности раньше опиралась на союзнические отношения с США (практически вассальные), но теперь может быть скорректировано в сторону более равного партнёрства, возможна даже полная смена стратегического курса.

Надо сказать, что японцы не забыли поражения от США и СССР, и при возможности могут попытаться взять исторический реванш. Главный вопрос стратегической перспективы Японии состоит в том, чтобы стать подлинно великой державой, при этом на первом этапе сохранив поддержку США в сфере национальной безопасности. Необходимо учесть и тот факт, что азиатские народы недолюбливают японцев, помня о их зверствах в годы Второй мировой войны. Правда, в последние годы «китайская угроза» стала более приоритетной, чем враждебное отношение к Японии.

Судя по всему, Япония долгое время не могла выработать долгосрочного стратегического курса своей политики в отношении соседних стран. Она колеблется, склоняясь то к США, то к Китаю. В таком состоянии Японская цивилизация может дестабилизировать АТР, но не может создать жизненную глобальную альтернативу, которая создаст равновесие с Западом, Россией, Японией и Китаем. Однако последние события говорят о том, что Япония решила сохранить верность США (по крайней мере, пока).

Наступают великие перемены, и АТР, как один из наиболее динамично развивающихся регионов мира, несет отпечаток этих глобальных тенденций. Среди этих перемен – падение управляемости, которое приводит к возрастанию силовой компоненты в решении проблем. Глобализация ведёт к расширению конфликтного пространства с угрозой втягивания в него большого числа участников. Так, конфликт между Севером и Югом Кореи автоматически задевает интересы Японии, России, Китая и США. «Мятежвойна» в Сирии охватывает стратегические интересы Израиля, США, ЕС, Турции, Ирана, арабского мира и России. Силовые акции международных коалиционных сил Запада запугивают весь остальной мир и одновременно приводят к их милитаризации и поиску альтернативной стратегии.

Токио, вслед за Вашингтоном, формулирует новую оборонную стратегию государства, отраженную в документе «Основные направления программы национальной обороны (2011)», утверждённом в декабре 2010 года. Во внешнеполитической стратегии Японии и Соединенных Штатов прослеживаются общие моменты. На вашингтонской встрече министра иностранных дел японского Сэйдзи Маэхара с американским госсекретарем Хиллари Клинтон 6 января 2011 года обе стороны подтвердили значимость общих стратегических задач на основе сходных позиций в оценке ситуации региональной безопасности.

Следование общему стратегическому курсу в АТР, и сохранение прежних японо-американских соглашений подтвердил новый министр иностранных дел Такэаки Мацумото во время визита Х. Клинтон в Японию 17 апреля 2011 года. Основной потенциальный враг Японии теперь – Китай, хотя не забыта и угроза со стороны КНДР и России.

Главным аспектом стратегии в новой японской Программе национальной обороны является динамичная военная политика. По словам японского министра обороны Тосими Китадзава, в новой военной доктрине Япония в концептуальном плане вышла за границы идеи политики сдерживания путем «простых сил обороны» и огласила новую концепцию безопасности посредством создания «динамических сил обороны».

Стратегия предусматривает переход страны от «базовой оборонной системы», которая способна отразить ограниченную агрессию незначительного масштаба, к «динамичной оборонной системе», способной к активным боевым действиям для защиты от крупномасштабного вторжения. ВС начинают передислокацию на новые позиции в направлении трех основных угроз – юго-западное (Китай), северное (КНДР) и северо-восточное (Россия). Они должны быть готовы пресечь угрозу, как в традиционном исполнении - наземном, водном, воздушном пространствах, так и в космическом, и кибер-пространствах.

В соответствии с данной Программой, японское правительство утвердило новый план ВС, в котором говориться о наращивании собственного военного потенциала. Особое внимание направлено на повышение боевых возможностей ВВС и ВМС, а также на ПРО и использование космической сферы в оборонных целях. В Программе наращивания ВС Японии на 2011-2015 гг. предусматривается модернизация японских Военно-морских сил с увеличением количества НАПЛ до 22 единиц и роста числа эсминцев оснащённых БИУС «Иджис». Предполагается расширение сферы деятельности японских ВМС.

По сути, новая военная доктрина Японии подготавливает процесс возможной трансформации страны в подлинно великую державу, что невозможно без серьёзной военной мощи. Архитекторы новой «Великой Японии» пытаются расширить политическую роль страны в мире до того уровня, который она играет в мировой экономике.

Кроме того, Новая Программа национальной обороны на 2011-2015 гг. создает условия для формирования новой японской военной элиты. Этот процесс связан с планом создания японского Совета национальной безопасности по аналогии с СНБ Соединенных Штатов. Надо полагать, что новая военная элита страны, по мере роста военной мощи Японии, постепенно будет подталкивать своё правительство к освобождению от военной зависимости от США.

Страна уже сделала несколько серьёзных шагов в сторону повышения своего военного потенциала. Так, в декабре 2011 года японское правительство частично отменило действовавшие более четырёх десятилетий добровольные ограничения на экспорт вооружений (ограничение было принято в 1967 году). Это позволит национальным производителям участвовать в совместных предприятиях в военной сфере и поставлять военное оборудование для миротворческих миссий.

В марте 2012 года Япония начала сборку технологического демонстратора истребителя пятого поколения; ожидается, что прототип совершит первый полет в 2014 году. В начале мая 2012 года японское Министерство обороны заказало в США поставку четырех F-35A, сопутствующего оборудования и услуг; в заказ также включен опцион на поставку еще 38 боевых самолетов (стоимость контракта оценивается в 10 млрд. долларов). Токио рассчитывает получить первые самолёты не позднее 2016 года.

Японские ВМС на сегодняшний день являются одними из наиболее сильных и технологически оснащённых в мире. В составе Морских сил самообороны около 120 кораблей, в том числе 18 субмарин и почти полсотни эсминцев. Наиболее мощными являются 6 эскадренных миноносцев типов ««Атаго» и «Конго», они оснащены американской БИУС «Иджис». До 2015 г. японские ВМС должны получить ещё 4 новых ПЛ типа «Сорю» с воздухонезависимыми энергетическими установками и 4 эсминца нового поколения типа «Акидзуки» (первый уже в строю).

Помимо сильного флота эсминцев и подлодок Япония имеет 2 противолодочных вертолетоносца типа «Хюга» и 3 ДВКД типа «Осуми». Кроме того, японские судостроители начали реализовывать планы строительства еще более крупных вертолётоносцев проекта 22DDH, полное водоизмещение которых около 20 тыс. тонн (фактически это небольшие авианосцы). Эти корабли существенно повысят противолодочные и десантные возможности японских ВМС. Также существует вероятность того, что на этих кораблях будут базироваться купленные у США истребители F-35B. В январе 2012 года был заложен головной корабль этого проекта, ожидается, что первый корабль войдет в состав японских ВМС в марте 2015 года.

Необходимо также отметить, что Япония имеет «средство усиления» в лице 7-го флота ВМС США, который большей частью базируется на базах в Йокосуке и Сасэбо. Седьмой флот имеет в своем составе 50-60 кораблей, 250-350 летательных аппаратов и 40-60 тыс. человек личного состава. Около 20 кораблей флота, в том числе атомный авианосец George Washington, несколько крейсеров и эсминцев УРО, десантных кораблей и тральщиков постоянно базируются в Японии.

Южная Корея

Южная Корея в последние годы явно взяла курс на наращивание военной мощи, что также связано с кризисными явлениями на планете и возросшими экономическими возможностями страны. Необходимо учесть то, что Вашингтон проявил нежелание нести в одиночку бремя обеспечения военной безопасности в АТР, А так же рост антиамериканских настроений среди южнокорейского населения. Основное внимание Сеул уделяет ВВС и ВМС, хотя и сухопутные силы не забывает, учитывая угрозу со стороны КНДР.

В начале 2012 года Министерство обороны Южной Кореи купило 20 легких истребителей FA-50 (сумма сделки 600 млн. долларов). Самолёты ожидают получить уже в 2013-2014 гг. По оценке компании KAI, которая выпускает FA-50, в общей сложности оборонное ведомство может приобрести 60-150 таких самолетов, они должны будут заменить устаревшие истребители F-5 Tiger II. В марте 2012 года индонезийская компания PT Dirgantara Indonesia (PTDI) поставила Южной Корее последний из 4-х морских патрульных самолетов CASA CN-235. Первые три самолёта были переданы в 2011 году.

В мае Сеул заказал у США 8 многоцелевых вертолётов MH-60R Seahawk (сумма сделки оценивается в 1 млрд. долларов). В мае же южнокорейцы получили третий самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ) Peace Eye 737 (4-й будут передан в конце года). Самолет Boeing 737 AEW&C создан на базе коммерческого самолета Boeing 737-700 и предназначен для воздушного боевого управления: машина оснащена передовым многоцелевым радаром с электронным сканированием и современными операционными консолями, которые могут одновременно отслеживать морские и воздушные цели.

В мае также объявили о том, что страна купит самолётов и вертолетов (60 истребителей и 36 вертолетов) на 8,3 млрд. долларов. Заявка на поставку 60 самолётов была объявлена в конце января 2012 года. В тендере принимают участие американские корпорации Boeing и Lockheed Martin и европейский консорциум Eurofighter. В январе же был объявлен конкурс на поставку 36 ударных вертолетов. В этом тендере участвует американская корпорация Boeing, европейский консорциум Eurocopter и турецкая компания TAI.

Одновременно появилось сообщение, что Сеул решил резко нарастить свой ракетный потенциал. На вооружении страны стоят крылатые ракеты Hyunmu-3A и Hyunmu-3B с дальностью соответственно 500 и 1000 км, представлена новая ракета Hyunmu-3C с дальностью полета 1500 км. Наряду с этими крылатыми ракетами вооруженные силы Республики Кореи разместили на границе с КНДР новые тактические баллистические ракеты с дальностью полета в 300 км. Кроме того, министерство обороны страны попросило у правительства на ближайшие пять лет 2,1 млрд. долларов для укрепления ракетного арсенала.

В июне появилась новость, что принято решение о воссоздании авиационной составляющей в морской пехоте. До 2017 года морпехи Южной Кореи должны получить 32 вертолёта, а затем ещё 8 машин. Большие изменения идут в области морских вооружений. Надо сказать, что Южная Корея является лидером на мировом судостроительном рынке и готовится стать великой военно-морской державой. По оценкам аналитиков, после 2020 года южнокорейские Военно-морские силы войдут в семерку крупнейших военных флотов планеты. В 2008 году южнокорейские ВМС имели в своём составе 170 кораблей и 67 тыс. человек личного состава.

Еще в 2001 году южнокорейский президент Ким Дэ Чжун заявил, что Сеул планирует создать океанский флот, который будет способен не только сдерживать Северную Корею, но и защищать национальные интересы в Мировом океане и участвовать в поддержании мировой стабильности. Мощнейшая судостроительная отрасль позволяет РК самостоятельно строить океанский флот. Наиболее значительной программой является строительство универсальных десантных кораблей. Первый УДК класса «Токто» вошел в строй в 2007 году, всего в серии 3 корабля. Эти 18,8 тыс. тонные корабли являются первым шагом на пути создания Южной Кореей полноценного океанского флота. К 2020-2025 гг. корейцы планируют построить еще 2 вертолётоносца водоизмещением до 30 тыс. тонн, в авиагруппу которых могут входить самолёты 5-го поколения F-35.

В 2012 году должно завершиться строительство третьего и последнего эсминца класса KD-III King Sejong the Great (11 тыс. тонн). Эсминцы этого класса являются одними из самых сильных надводных боевых кораблей в мире. Кроме того, корейские судостроители планируют запустить строительство серии из 6 меньших по размеру эсминцев K-IIA (5,6 тыс. тонн).

Корабли этих проектов будут оснащены БИУС «Иджис», что должно обеспечить надежную противоздушную оборону не только соединений ВМС, но и прибрежных районов РК. Также планируется строительство до 24 фрегатов ПЛО FFX (3,2 тыс. тонн), 6 подлодок KSS-II (1,8 тыс. тонн, немецкий проект 214) и 9 субмарин собственной разработки KSS-III (3 тыс. тонн). Есть мнение, что Южная Корея разрабатывает и свой проект АПЛ, которую начнут строить после 2020 года.

Военные учения в АТР всё чаще приобретают провокационный характер и говорят о разделении держав огромного региона планеты на враждебные блоки. Так, США и Республика Корея в конце июня провели вблизи границы с КНДР самые крупные в истории военные учения с боевыми стрельбами. Маневры были приурочены к отмечаемой в этом году 62-й годовщине начала Корейской войны 1950-1953 гг. (она началась 25 июня). В учениях приняли участие 2 тыс. военнослужащих, самолёты, вертолёты и бронетехника. Во время южнокорейско-американских учений был момент, когда военные стреляли по флагу КНДР. Пхеньян по этому поводу выразил свой протест, назвав это действие угрожающим и провокационным актом.

Кроме того, 11 июля появилось известие, что американский Конгресс собирается добиться от президента Барака Обамы размещения в Южной Корее тактического ядерного оружия. По мнению консервативно настроенных республиканцев, к этому шагу Соединенные Штаты вынуждает поведение Северной Кореи, которая за несколько последних лет провела несколько ядерных испытаний и собирается создать межконтинентальную баллистическую ракету.

Комитет по вооруженным силам Конгресса уже одобрил поправки, которые предусматривают рост военных расходов США на военные программы для сдерживания КНДР. В частности, предлагается вернуть на Корейский полуостров тактическое ЯО, которое было выведено из Южной Кореи в 1991 году, когда Пхеньян и Сеул подписали соглашение о ядерном разоружении.

В настоящее время Вашингтон держит в Южной Корее военный контингент в 28,5 тыс. штыков и гарантирует безопасность этой страны. Надо сказать, что и среди южнокорейцев есть сторонники подобного шага. Южнокорейские консерваторы считают, что появление тактического ЯО в Южной Корее станет дополнительным фактором, который обеспечит безопасность Юга и остановит провокации Севера.

К примеру, влиятельный деятель правящей партии Южной Кореи «Сэнури» Чон Мон Чжун в разговоре с иностранными журналистами прямо сообщил о целесообразности «рассмотрения вопроса о возвращения тактических ядерных вооружений Соединенных Штатов». Ясно, что Барак Обама как минимум до итогов президентских выборов не будет обострять ситуацию в АТР, т. к. размещение тактического ЯО в Южной Корее вызовет раздражение России и Китая. Однако тенденция налицо – часть американской элиты «раскачивает» Корейский полуостров.

10 июля китайские военно-морские силы начали проводить учения в Восточно-Китайском море. Отмечается, что масштабные маневры с боевыми стрельбами проводятся на фоне обострения территориальных споров Пекина с Токио по поводу принадлежности островов Дяоюйдао (Сенкаку). 7 июля глава японского правительства Ёсихико Нода заявил, что власти ведут переговоры с «частным собственником» по поводу «национализации» части архипелага Дяоюйдао (острова де-факто принадлежат Японии). В этот же день официальный представитель китайского МИД Лю Вэйминь заявил, что священная территория КНР категорически не подлежит «купле-продаже» какими-либо лицами. Представитель МИД Китая подчеркнул решимость страны принять все необходимые меры для защиты территориального суверенитета над островами.

11 июля в японский МИД был вызван китайский посол, где ему был выражен официальный протест в связи с тем, что три китайских корабля вошли в территориальные воды, которые Токио считает своими. Первый заместитель японского министра иностранных дел Кэнъитиро Сасаэ подчеркнул, что вторжение в японские территориальные воды – «это очень серьезно. И подобные инциденты являются неприемлемыми для нашей стороны». Он призвал Пекин впредь воздержаться от подобных действий.

В свою очередь китайский посол заявил, что острова являются китайской территорией и поэтому суда под флагом КНР могут свободно ходить в окрестных водах. Позднее в Китае заявили, что три патрульных судна подошли к островам Дяоюйдао для осуществления контроля за исполнением запрета на добычу рыбы в ряде районов Восточно-Китайского моря, который был введен китайскими властями с 1 июня.

15 июля появилось известие, что японский посол в Китае Уичиро Нива был отозван в Токио для консультаций по поводу инцидента вокруг спорных островов в Восточно-Китайском море. В принципе, особенно при дальнейших кризисных явлениях, которые охватили современное человечество, ясно, что у Китая и Японии есть отличный повод для войны. В наличие есть спорная территория, вокруг которой регулярно происходят конфликты. При необходимости легко можно спровоцировать вооружённый инцидент.

Надо отметить, что часть китайской элиты считает, что Пекину пора более жёстко отстаивать свои позиции в спорах с соседними странами. В начале июля генералитет китайской Народно-освободительной армии и советники по вопросам внешней политики рекомендовали правительству более явно заявлять свои претензии на спорные земли. По мнению Цуй Лиру, главы Китайского института современных международных отношений, Пекин уделяет слишком много внимания поиску компромиссных решений с соседями вместо того, чтобы заняться непосредственным обсуждением претензий.

Тайвань

В начале июня на Тайване прошли учения с боевой стрельбой. На них имитировалось отражение тайваньской армией полномасштабного вторжения китайских войск на остров Тайвань. Тайваньский президент Ма Ин-цзю заявил, что его страна не стремится к войне с материковой частью Китая, но при этом она не боится ее. Учения прошли на одном из крупнейших полигонов на юге страны. Их участниками стали около 1 тыс. военнослужащих, а также самолеты боевые корабли и бронетехника. По сценарию учений, китайские подразделения высадились на западном побережье Тайваня и захватили близлежащие горы. Тайваньская армия отбила эти позиции у захватчиков, сбросив китайцев в море, применяя истребители, боевые вертолеты и противотанковые ракетные комплексы.

Надо сказать, что наращивание военной и морской мощи КНР серьезно беспокоит политическую элиту Тайваня. Со времен кризиса 1996 года баланс сил в Тайваньском проливе сместился в пользу Китая. Китайский флот достиг значительного превосходства над тайваньскими ВМС даже без учета потенциала ВВС, сухопутных и ракетных войск, перспектив развития морских сил КНР.

Тайвань, в отличие от Японии, Южной Кореи и Китая, не строит флот для завоевания господства в Мировом океане. Задачи стоят менее масштабные: ВС должны обеспечить защиту острова от возможного удара КНР. В настоящее время сама возможность выживания вооруженных сил Тайваня в случае войны с Китаем и при невмешательстве Вашингтона представляется маловероятной (даже с учётом возможных высоких потерь китайских войск).

Так, потенциал ПВО и ПЛО тайваньских ВМС недостаточен даже для защиты побережья. Тайбэй пытается созвать высокоэффективные вооруженные силы и выделяет для этого значительные средства. Только флоту выделено до 16 млрд. долларов, которые планируют освоить за 20 лет. Проблема в том, что многие страны, в том числе и США, не хотят обострять отношения с Пекином и отказываются продавать Тайбэю современное вооружение. К примеру, Тайвань не может решить проблему обновления подводного флота – к 2020 году планируют купить (или построить своими силами) 9 новых субмарин.

Учитывая усиление внимания США к АТР, видимо, Вашингтон всё же поможет Тайбэю поддерживать свои ВС на высоком уровне. Так, в США ведут модернизацию и ремонт двух тральщиков типа «Оспри», выведенных из состава американского флота. Их в этом году передадут ВМС Тайваня. В мае 2012 года американский Конгресс одобрил продажу Тайбэю не менее 66 новых истребителей F-16C/D. По мнению Делового совета США-Тайвань, продажа истребителей новой постройки даст американской экономике экономическую выгоду в размере 17 млрд. долларов.

Надо отметить, что Тайбэй добивался от Вашингтона поставки новых истребителей в течение нескольких лет. США регулярно отказывали Тайваню в поставке истребителей, опасаясь ухудшения отношений с Китаем, который резко реагирует на усиление оборонительного потенциала тайванской армии. Правда, американский президент может заблокировать эту сделку.

Кроме того, ещё в сентябре 2011 года американский президент Барак Обама одобрил продажу Тайбэю оборудования, которое необходимо для модернизации 146 F-16, уже стоящих на вооружении государства. Стоимость контракта составила 4,2 млрд. долларов. Американцы также согласились передать Тайваню комплекты для модернизации военно-транспортных самолетов C-130 Hercules, а также истребителей F-5E Tiger II и F-CK-1 Ching-kuo. США помогли Тайваню усовершенствовать самолеты дальнего радиолокационного обнаружения E-2K Hawkeye.

Большое внимание Тайбэй уделяет наращиванию ракетных сил. В мае 2011 года на вооружение была принята новая сверхзвуковая крылатая противокорабельная ракета. Hsiung Feng III. Министерство обороны Тайваня называет новые ракеты «убийцами авианосцев» (намёк на программу КНР по строительству авианосцев). В общей сложности тайваньское оборонное ведомство намерено потратить более 400 млн. долларов США на покупку 120 ракет Hsiung Feng III для Военно-морских сил. Ракета способна развивать скорость до двух чисел Маха (2,3 тыс. км в час) и поражать цели на дальности до 150 км. Ракетами вооружают фрегаты типа «Оливер Хазард Перри» и патрульные корабли. Кроме того, министерство обороны Тайваня заявило о разработке высокоточной ракеты большой дальности, которая сможет поражать военные объекты на китайском юго-восточном побережье в случае войны с Китаем.

В мае 2012 года Военно-морские силы Тайваня заказали строительство 12 новых 500-тонных кораблей-катамаранов, в которых будут широко применяться технологии малозаметности. Поставка первого корабля ожидается в 2014 году. Они будут вооружены 8 сверхзвуковыми противокорабельными крылатыми ракетами Hsiung Genf III и таким же количеством Hsiung Feng II. Тайвань планирует для замены фрегатов типа «Нокс» строительство 8 кораблей проекта Kuang Hua VII (2 тыс. тонн).

Вьетнам

Вьетнамские власти сильно обеспокоено ростом мощи Китая, поэтому в последние годы ищут союзников и наращивают мощь вооружённых сил, большое внимание уделяя развитию ВМС. Особый интерес вызывают контакты Ханоя с Дели и Вашингтоном. В настоящее время Соединенные Штаты являются ключевым торговым партнером Вьетнама, бывшие враги активизируют сотрудничество и в военной сфере. Так, в апреле 2012 года прошёл недельный период сотрудничества между флотом США и ВМС Вьетнама. Совместные учения проходят уже несколько лет. В июне американский министр обороны Леон Панетта совершил официальный визит во Вьетнам. Вьетнамская сторона во время этого визита попросила американцев снять эмбарго на ввоз вооружений. Ханой готов покупать американское оружие и привлекать американцев для ремонта и модернизации техники.

Вьетнам является одной из ключевых стран региона. Для национальной безопасности и экономического процветания этой 90 млн. страны освоение богатств Южно-Китайского моря и развитие военно-морского потенциала имеют огромное значение. Вьетнам становится важным фактором в Большой Игре Китая, США и Индии.

Традиционно Вьетнам был слабой морской державой. Это позволяло США в годы Вьетнамской войны беспрепятственно осуществлять переброску сил морем и наносить безответные удары по побережью страны. В 1974 году китайцы установили контроль над спорными Парасельскими островами. В 1988 году вьетнамские ВМС не смогли помешать китайцам, установить контроль над частью островов Спратли. Крушение СССР заставило Вьетнам обратить внимание на развитие прибрежной инфраструктуры и ВМС.

В 1999 году была провозглашена десятилетняя программа развития портовой инфраструктуры (она была выполнена только частично). Стратегическим союзником в этот период для Вьетнама стала Индия. Так, осенью 2011 года вьетнамская PetroVietnam и индийская нефтегазовая корпорация Videsh подписали трехлетнее соглашение о партнерстве в области освоения месторождений углеводородов в Южно-Китайском море. Эта сделка вызвала раздражение в Китае.

В 2011 году вопросы, связанные с Южно-Китайским морем, Парасельскими островами и архипелагом Спратли стали в Ханое «горячими», и не только потому, что они тесно связаны с экономическим развитием страны, но и потому, что затрагивают вопрос суверенитета Вьетнама. Государство располагает в Южно-Китайском море 4200 кв.м. внутренней морской акватории, территориальных вод, особой экономической зоны и континентального шельфа, с более чем 4 тыс. больших и малых островов и рифов. В целом, Ханою принадлежит около 1 млн. кв. км. морской зоны, поэтому экономическое освоение морских территорий является одной из главных задач развития государства. На 4-м Пленуме ЦК КПВ 10-го созыва утвердили решение о морской стратегии Вьетнама до 2020 г.

В соответствии с этой стратегией, морское хозяйство должно приносить 53-55% в ВВП страны (в настоящее время до 48%), и 55-60% вклада в экспортный оборот государства. Так, за десятилетие вьетнамские рыболовецкие хозяйства увеличили в 3 раза экспорт продукции с 2 млрд. в 2002 г. до 6 млрд. долларов США в 2011 г. (продажа морепродуктов на экспорт непрерывно растёт по 15-20% ежегодно).

Страна стала одной из четырех ведущих держав по вывозу морепродуктов в мире. Кроме того, на вьетнамском шельфе имеются большие запасы нефти и газа. По данным экспертов морские районы Парасельских островов и архипелага Спратли также содержат ресурсы газа. Необходимо также отметить, что пять из десяти наиболее распространенных мировых морских путей связаны с Южно-Китайским морем и считаются международными транспортными маршрутами, вторыми по напряженности на планете.

В Ханое понимают, что Вьетнам не способен в полноценную гонку вооружений с КНР. Однако опыт предыдущих конфликтов показывает, что стране нужен боеспособный и современный прибрежный флот. Основным партнёрам в модернизации ВМС стала Россия и отчасти Индия. Кроме того, вьетнамские ВМС должна противостоять и другим угрозам: пиратству, контрабанде, наркоторговле, терроризму и т. д.

В 2005 году Ханой заказал и затем получил несколько российских береговых ракетных комплексов «Бастион». В 2011 году появилось сообщение переговорах Вьетнама с Россией о покупке дополнительных БРК. В 2009 году Вьетнам заказал в РФ восемь истребителей Су-30МК2 (самолёты поставлены), позднее был заключён второй контракт на поставку еще 12 самолетов Су-30МК2.

В мае 2010 г. Вьетнам заказал шесть самолетов-амфибий DHC-6 Twin Otter серии 400 у Канады. Вьетнамская Морская полиция (служба береговой охраны, которая является частью ВМС), купила у концерна Airbus Military три легких транспортных самолета C-212-400. В феврале 2012 года появилось известие, что Вьетнам при помощи России развернёт производство противокорабельных ракетных комплексов типа «Уран».

Самым крупным проектом, который реализует Вьетнам в сфере военно-морских вооружений, является покупка у России шести дизель-электрических подлодок класса Kilo (пр. 636). Контракт был заключён в 2009 году, первую субмарину заложили на «Адмиралтейских верфях» в Петербурге в 2010 году. Первая НАПЛ должна поступить во вьетнамские ВМС в 2015-2016 гг. Россия также обеспечит построение во Вьетнаме базы для ПЛ. Получение вьетнамскими ВМС 6 НАПЛ позволит при необходимости обеспечить постоянное присутствие нескольких субмарин в море в районе спорных территорий. Индия согласилась помочь в эксплуатации российских ПЛ и в обучении экипажей.

В 2011 году Вьетнам получил два сторожевых корабля пр. 11661Э «Гепард 3.9». Контракт был заключён в 2006 году. После получения двух «Гепардов» Вьетнам заказал дополнительную партию сторожевиков из 2 единиц в противолодочной версии. Осень 2011 года появилось сообщение о том, что Вьетнам рассматривает возможность покупки 4 нидерландских корветов типа Sigma.

В 1990-е и начале 2000-х годов вьетнамские ВМС купили в России шесть ракетных катеров проекта 1241РЭ (типа «Молния»), каждый из них несёт четыре противокорабельных ракеты П-20М. Низкая себестоимость, простота в эксплуатации и высокая огневая мощь российских катеров привели к заключению в 2005 году контракта на поставку ещё 12 аналогичных катеров (проект 12418). Первые два корабля построили в России и передали Вьетнаму в 2007–2008 гг.

С 2010 г. вьетнамские судостроители начали строительство по лицензии серии из 10 кораблей проекта 12418. Ударная мощь этого проекта значительно выросла по сравнению с катерами проекта 1241РЭ: корабли вооружены 16 ПКР Х-35. В 2004–2008 гг. компания «Тактические ракетные вооружения» поставила вьетнамцам 120 противокорабельных ракет Х-35Э (они способны эффективно уничтожать корабли водоизмещением до 5 тыс. тонн и вспомогательные суда водоизмещением до 10 тыс. т).

В 2011 году РФ передала Вьетнаму последние два сторожевых катера проекта 10412 (экспортная версия проекта 10410 «Светляк»). Контракт на покупку 4-х сторожевиков был заключён в 2009 году. Катера имеют на вооружении 30-мм артиллерийскую установку АК-630, 76,2-мм артустановку АК-176М, 16 пусковых установок ракет Игла-1М и два 14,5-мм пулемета. В начале 2012 года вьетнамские судостроители передали ВМС головной артиллерийский катер (HQ-272) типа TT400TP. Корабль имеет водоизмещение в 400 т и вооружён 76-мм и 30-мм артиллерийскими установками.

Таким образом, вьетнамские ВМС находятся с состояние активной модернизации и перехода от состояния устаревшего флота неспособного защитить даже побережье, к небольшому, но достаточно современному и сильному региональному флоту. Ханой старается создать флот, который заставит Пекин отказаться от попыток установления контроля над Южно-Китайским морем силовым путём.

Республика Филиппины

Филиппины имеют значительное население – более 100 млн. человек, но экономика страна слабая, поэтому Манила не может выделить значительные средства на модернизацию вооружённых сил. В то же время в зоне островов Спратли у филиппинцев происходят регулярные конфликты с китайцами.

Так, 13 июля прошло совещание Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) по поводу вторжения китайского корабля в филиппинские территориальные воды. Никакого окончательного решения принято не было. Военный корабль ВМС НОАК Китая был обнаружен в 200 км от филиппинского побережья, в водах, которые Манила считает своей эксклюзивной экономической зоной. Китайский фрегат сел на мель во время патрулирования спорной территории возле архипелага Спратли. Ранее корабль ВМС КНР участвовал в операции по разгону филиппинских рыбацких судов на спорных водах возле архипелага.

Манила старается получить помощь от США. В мае 2012 года Филиппины попросили у Соединенных Штатов поставку кораблей, патрульных самолетов и РЛС для охраны спорных территорий от посягательств КНР. Вашингтон обещал в 2012 году втрое увеличить военную помощь Филиппинам. По данным американского посольства в Маниле, с 2002 г. Республика Филиппины получила от Соединенных Штатов почти 500 млн. долларов в качестве военной помощи. Причём в эту сумму не входит передача 20 восстановленных вертолетов и патрульных кораблей класса Cyclone и Hamilton. Кроме того, идут переговоры о размещении на филиппинской территории значительного военного контингента США. На Филиппинах у США уже есть несколько сотен военных специалистов, которые занимаются обучением местных сил для борьбы с повстанцами.

Индонезия

В 2009 году Джакарта запустила амбициозный план по модернизации вооружённых сил и развития национальной военной промышленности. В ближайшие несколько лет оборонное ведомство получит 17 млрд. долларов. В Германии заказано 30 танков в варианте Leopard 2A6. Индонезия также принимает участие в программе Южной Кореи по разработке нового поколения боевых самолетов, которые должны быть введены в эксплуатацию примерно в 2024 году. В декабре 2011 года с Южной Кореей был подписан контракт на строительство трех подводных лодок типа 209 для ВМС Индонезии. Первую НАПЛ Индонезия должна получить в 2015 году.

В 2012 году в Индонезии началось формирование новой 3-й дивизии морской пехоты(Pasmar-3) в Соронге (провинция Папуа) в дополнение к 1-й (Pasmar-1) в Сурабайе и 2-й дивизиям (Pasmar-2) в Джакарте. В начале 2012 г. индонезийские Военно-морские силы заказали у компании Lundin Industry Invest четыре малозаметных ракетных тримарана X3KВ. ВМС должны получить корабли к 2014 году. В начале июня 2012 г. Оборонное ведомство Индонезии и голландцы заключили контракт на проектирование и строительство ракетного фрегата SIGMA 10514 (PKR - Perusak Kawal Rudal). Фрегат будет построен в 2016 году. Корабль может стать головным в серии из 20 фрегатов. В 2007-2009 гг. Индонезия уже получила четыре 90-метровых корвета класса «Сигма» (их построили в Нидерландах).

12 июля индонезийские ВВС заказали вторую партию УТС самолетов A-29 Super Tucano (могут выступать в роли лёгких штурмовиков). Контракт на поставку первой партии самолетов (из восьми единиц) был заключён в 2010 году.

Австралия

Оборонное ведомство Австралии заявило о выделении 155,5 млрд. долларов США на закупку оружия в ближайшие четыре года. Согласно плану на 2013-2016 гг., министерство обороны Австралии планирует выделить средства на 111 проектов. Среди этих проектов:

- Переоборудование половины из 24 истребителей F/A-18F Super Hornet до уровня EA-18G Growler (самолетов радиоэлектронной борьбы). Самолеты были закуплены в 2007 году и последняя партия получена в 2011 году.

- Закупка восьми патрульных самолетов Boeing P-8A Poseidon, семи высотных разведывательных беспилотников. Кроме того, в 2012 году ВВС Австралии получили последний из шести заказанных в 2000 году самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления Boeing 737 Wedgetail.

- Проводится программа обновления транспортной авиации ВВС Австралии. В конце 2011 года Австралия заказала у США 10 ВТС C-27J Spartan. США также поставят дополнительные двигатели, системы связи и обеспечения безопасности.

- Покупка у Lockheed Martin до 100 истребителей пятого поколения F-35 Lightning II.

- Обновление парка артиллерийских орудий. Модернизация 59 танков M1A1 Abrams и покупка средств ПВО.

- С 2004 года Австралия ведёт модернизацию восьми фрегатов типа «Анзак». На фрегатах заменили часть вооружения, завершение усовершенствования кораблей ожидается к 2019-2020 гг. В 2007 году австралийские ВМС заключили с Navantia контракт на постройку двух десантных кораблей-доков (вертолетоносцы типа «Канберра»). Это будут крупнейшие в истории ВМС Австралии корабли водоизмещением в 27,8 тыс. тонн. Первый корабль передадут Австралии в 2012 году, второй - в 2014 году. В 2011 году Австралия купила у Великобритании десантный транспорт-док Largs Bay (был переименован в HMAS «Lemon Scented»). Корабль водоизмещением в 16 тыс. тонн был заложен в 2001 году и вошёл в состав британского Королевского флота Великобритании в декабре 2006 года.

Более 40 млрд. долларов выделяют на проектирование и строительство 12 новых НАПЛ (проект «Подводные лодки будущего»). Первую подводную лодку планируют принять на вооружение в 2025-2027 гг. на вооружении ВМС Австралии стоят 6 НАПЛ постройки 1996-2003 гг. Они в настоящее время проходят через программу модернизации.

Также в рамках развития своих ВМС планируется строительство трёх эсминцев ПРО (водоизмещением в 7 тыс. тонн) оснащённых БИУС «Иджис», примерно восьми фрегатов ПЛО FFX (7 тыс. тонн), которые также смогут решать задачи противоракетной обороны. Одновременно собираются заложить и построить до 20 прибрежных патрульных кораблей (водоизмещением до 2 тыс. тонн).

- Австралия проводит расширение сетей связи ВС и модернизацию систем связи и военной техники войск спецназначения.

Гонка вооружений, которую ведут азиатские страны, ведёт к росту угрозы международной безопасности и дестабилизации АТР. Кроме того, мы видим, как на наших глазах идёт складывание новые военно-политических блоков и развивается кооперация. Ключевую роль в регионе имеют позиции США и Китая, всё более возрастает влияние Индии и России. В то же время существую державы, которые имеют значительный военно-экономический, политический потенциал, вроде Японии, Южной Кореи, Вьетнама, Австралии и т. д. Будущее региона зависит от того, насколько взвешенной и разумной будет внешняя политика расположенных здесь держав. В настоящее время наметилась тенденция к обострению старых и новых проблем и конфликтов.

http://topwar.ru/15465-aziatskiy-front.html