Сейм Республики Польша и Верховная Рада Украины 20 октября приняли совместную «Декларацию памяти и солидарности». Поначалу предполагалось, что её примет и третья сторона – Литва, но там парламент сможет рассмотреть её только в декабре. Правда, не совсем понятно, почему из её текста в связи с этим были убраны все первоначально содержавшиеся в нём упоминания о Литве и двух других прибалтийских республиках. Участие Литвы в этом деле как раз очень важно, так как осуждению подвергается Пакт Молотова-Риббентропа, прямыми выгодополучателями которого являются как раз Украина, Белоруссия и Литва. Россия (РСФСР) от территориальных изменений 1939 года не получила ничего, а вот Украина присоединила всю Галичину и Волынь, а Литва – Виленскую область с нынешней столицей своего государства.

Формально заявленная цель декларации – «отдать дань памяти миллионам жертв, принесённых нашими народами во время Второй мировой войны, а также осуждение внешних агрессоров, которые пытались уничтожить нашу независимость». Вместе с этим осуждается и «оккупация» Крыма Россией, а также её «вооруженная интервенция на восточной Украине», чем депутаты как бы намекают, что последствия этих действий могут быть такими же, как и в 1939 году. По этому поводу выражается солидарность «со всем украинским народом, в том числе с крымскими татарами», а также очевиден призыв к объединению НАТО против новых угроз и к «защите единства Европы перед внешней агрессией».

Но главное в заявлении – объявление СССР виновным в развязывании Второй мировой войны наравне с Германией. Это должно стать шагом к осуществлению давней и излюбленной идеи ныне правящей партии – устроить «Нюрнберг для СССР и коммунизма», то есть осудить коммунистическую идеологию наравне с нацистской, а вместе с этим и признать преступными все коммунистические партии и Советский Союз как государство-покровитель всего коммунистического движения.

Интересно, что в польской версии декларации отдаётся дань памяти польским и украинским силам только антикоммунистической оппозиции, которые «заложили моральные основы возвращения независимости наших государств», и вообще не упоминаются силы антинацистского сопротивления. Однако в украинской версии такое упоминание всё же содержится. Но само объединение польских и украинских борцов с коммунизмом фактически отождествляет «заслуги» бойцов УПА и польской Армии Крайовой. Действительно, в украинском парламенте как раз очень отметили это уравнивание, и даже было заявлено, что декларация – противовес июльскому решению Сейма об объявлении проведённой УПА Волынской резни геноцидом. Бывший глава МИД Украины Борис Тарасюк даже заявил, что «эта декларация призвана нейтрализовать эффект» от того постановления.

В польском Сейме «за» проголосовали почти все присутствовавшие депутаты (367 из 460-ти). Правда, даже во фракции правящей «Права и Справедливости» нашлись 3 голоса против и 7 голосов воздержавшихся, и всего один воздержавшийся в «Гражданской платформе». Зато полностью «за» проголосовали либералы из «Современной» (28 человек) и «Европейских демократов» (4 чел.).

Разделился во мнениях клуб «Польской крестьянской партии» (3 «за», 3 «против», 5 воздержавшихся). Против были только 44 депутата (14 воздержались). Полностью «против» – вся правая фракция «Кукиз’15» (33 чел.) и отпочковавшиеся от неё в мае депутаты объединения «Свободные и солидарные» (3 чел.). Депутаты из «Кукиза’15» высказались резко против фактически содержащегося в декларации фактического уравнивания бойцов УПА с «польскими патриотами».

Как сказал Павел Кукиз: «Господь Бог не даёт настоящей свободы тем, кто почитает дьявола. А такими, без сомнения, были Бандера, Шухевич, СС “Галичина” и вся эта банда. Если вы беспокоитесь о свободе Украины и верите в Господа Бога, то для их добра и для нашего добра поработаем над этим постановлением. Умоляю». А Корнель Моравецкий, лидер «Свободных и солидарных», даже назвал принимаемый документ, перефразируя его название, «декларацией забвения и мошенничества».

Верховная Рада, в отличие от польского Сейма, принимала документ сразу, без обсуждения, и как отметил депутат Юрий Шухевич, «многие не знали, за что голосуют». Декларацию поддержали 243 депутата из 328 присутствовавших (от общего числа 450-ти). Спикер Андрей Парубий прочёл пламенную речь о польско-украинском антирусском братстве: «мы побеждали плечо к плечу против одного и того же врага – против орды», – и дальше описал, как польско-украинские объединённые силы «в хлам разбили московское войско» в 1514 году и одержали «победу под Москвой» в 1618 году.

Более того, он заявил, что «украинское и польское войско совместно под Варшавой спасло Европу от красной коммунистической чумы». Россия была названа им «нашим извечным врагом», главной целью которого теперь является «разрушить антипутинскую коалицию, инициатором которой стала Украина». «Эта декларация является ответной на российскую агрессию против Украины, Польши и всего западного мира», – так высокопарно Парубий призвал депутатов проголосовать за её принятие.

Собственно, идея того, что Россия, вернув русский Крым, совершила агрессию сразу против всего Запада, а значит и против всего «цивилизованного человечества», является основой современной украинской пропаганды и самомнения как о передовой стране мира, в одиночку защищающей всех от «страшного поработителя».

И всё же и здесь не обошлось без голосов против. Депутат Олег Мусий напомнил, что Рада до сих пор так и не ответила на решение Сейма по признанию Волынской резни геноцидом, а также о том, что уже давно зарегистрировано постановление о признании «32 лет геноцида украинцев со стороны польского государства» (жертвами которого, по его словам, стали два миллиона  человек), и его рассмотрение всё время откладывается. «Получается, что мы снова становимся младшим братом», – расстроился Мусий. «Перемога» опять обернулась «зрадой» – предательством национальных интересов.

Сын главы УПА Юрий Шухевич выступил с грозной осуждающей речью, обвинив депутатов ВР чуть ли не в предательстве нации. Он обратил внимание на то, что эта декларация фактически признаёт незаконным присоединение к Украине всей её западной части, до 1939 года принадлежавшей Польше. Но его выступление так ни на что и не повлияло, потому что никому в Раде по большому счёту нет дела до отношений с Варшавой. Для всех этот документ – просто ещё один выпад против Москвы, а такие выпады должны совершаться ритуально и регулярно.

Однако Шухевич подчеркнул очень важный момент, о котором как раз в Киеве стоило бы задуматься. В декларации говорится об «оккупации Польши Германией и Советским Союзом», результатом чего стали решения Ялтинской конференции 1945 года. Однако Украина тогда была составной частью этого «оккупанта», и больше всего отобранных у Польши земель присоединила именно она.

Более того, осуждается всё послевоенное мироустройство как основанное на результатах «агрессии тоталитарных держав». Уже больше двух лет приходится слышать из Киева, Варшавы и других западных столиц обвинения в адрес Москвы в том, что она, присоединив Крым, «нарушила послевоенное мироустройство», хотя как раз Крым сразу после войны не был частью Украины. Но теперь Украина и Польша сами принимают декларацию, осуждающую всё это послевоенное устройство. Тогда встаёт вопрос: а почему его нельзя нарушать? Если он плох, значит, его стоит пересмотреть, так ведь?

Впрочем, задавать лишние вопросы декларация как раз не советует. Её текст содержит заявление о необходимости интенсифицировать «непредвзятые исторические исследования», развивать «широкое и дружественное сотрудничество исследователей», что казалось бы вполне нормально: хорошей работе историков всех стран очень способствует возможность международного сотрудничества и требование беспристрастного подхода. Однако тут же содержится и призыв «сдерживания сил, которые ведут к спорам в наших государствах». То есть никакие научные дискуссии не допускаются, и об этом должны заботиться государственные власти. Любая альтернативная точка зрения – результат влияния «российской пропаганды» и потому должна быть под запретом.

Вообще-то без дискуссий, без споров ни одна гуманитарная наука развиваться не может. Представление о том, что «беспристрастный подход» позволяет всем находить одну единственную истину, мягко говоря наивно и далеко от собственно науки. Даже физики спорят. На деле это заявление означает: есть только одна точка зрения, которая объявляется «беспристрастной», и любой историк, который захочет с ней поспорить, будет иметь дело с соответствующими государственными органами.

Забавно, что при этом декларация вроде как осуждает «тоталитарные режимы». На деле же она воспроизводит их самые сущностные стороны. В СССР кстати абсолютного запрета на дискуссии не было, более того нередко они поощрялись – были запреты на определённые точки зрения, но не на споры как таковые. Здесь же запрещается вообще какое-либо альтернативное мнение, пусть даже и в узких рамках приемлемых расхождений. Это несомненно большой шаг в развитии тоталитаризма, его новое завоевание. «У вас другое мнение? Эй, разговорчики в строю!»

Примечательно, что от депутатов правящей партии «Права и Справедливость» в адрес выступивших против декларации посыпались уже традиционные обвинения в работе на Кремль. А это типичная черта любых тоталитарных режимов – всякое инакомыслие, сомнение в верности решений правящей партии, воспринимается как работа на врага. Депутат Йоанна Лихоцкая даже назвала своего оппонента по этому вопросу из «Кукиза’15» Сильвестра Хруща «русским агентом». «Русским» – это в польском языке особое слово. В отличие от нейтрального слова «россиянин», «русский» – это такое ругательство, причём очень обидное. Как в русском языке есть нормальное и оскорбительное наименование евреев, так в польском для нас есть литературное «россиянин» и пейоративное «русский».

В зале парламента употреблять такие слова считается вроде как неприличным, но ни о каких приличиях в отношении к России сейчас речи уже не идёт. Как когда-то антисемитизм в Германии, так и русофобия в современной Польше стала официальной идеологией, и выражать альтернативные мнения запрещается. Иначе ты – враг правящей партии, а значит враг нации, и агент агрессора, который вроде как ещё не напал, но вот-вот нападёт. А с такими людьми не церемонятся.

У нас иногда говорят, то Польша хочет «вернуть себе Львов». На самом деле не хочет. То есть была бы не прочь, но только без украинцев. А с украинцами жить в одном государстве поляки не хотят. Но для Польши принципиально важно настоять на своей исторической позиции, то есть «морально осудить» освобождение Москвой в 1939 году западнорусских земель из-под польской оккупации и, более того, добиться международного признания этого осуждения. И вот для этой цели надо как-то договориться с украинцами, белорусами и литовцами, земли которых собственно и находились до 39-го года в составе Польши.

Казалось бы, им осуждать это крайне не выгодно – фактически, несмотря на всю историю и этнографические данные, им надо признать, что они не по праву владеют своими западными (а для Литвы – южными) землями. Но на волне официальной русофобии, объединяющей Польшу и с Украиной, и с Литвой, на первое место выходит антироссийская часть содержания этого документа. И для украинцев как оказалось этого достаточно. Только вот проблема в том, что, осуждая Пакт и послевоенное мироустройство, Польша ставит под удар не только территориальную целостность своих восточных соседей, но и свою собственную. Не случайно Германия вкладывается в содержание польских организаций «кресовяков» – потомков переселённых с восточных территорий после войны поляков.

Почти вся северная и вся западная Польша – результат таких же переселений немцев и послевоенной перекройки границ. Да, это делалось уже не по Пакту, но ведь и в самой декларации вслед за осуждением Пакта следует осуждение Ялты как его прямого следствия. Так что на деле поляки, патетически осуждая историю, работают на подрыв всего международного мира в Центральной и Восточной Европе. Хотя виноватой в этом объявляется опять же Россия.

http://riss.ru/analitycs/35291/