Образовавшиеся весной этого года «народные республики» стоят перед необходимостью закрепить собственное существование. Для этого нужно обеспечить контроль над территорией самопровозглашенных государств, обеспечить координацию вооруженных сил двух республик, сформировать сбалансированные политические институты и наладить движение товаров, услуг, труда и капиталов. Прошедшие 2 ноября выборы были призваны сформировать политические стимулы для этого. Пока «народные республики» со стоящими перед ними задачами справляются не в полной мере.

Контроль над территорией

В течение октября-ноября власти ДНР заметно расширили площадь управляемой ими территории. Основной формой установления контроля стали рабочие поездки министров и главы ДНР в районные центры и переговоры с местными лидерами ополчения. Исключением стали секретные переговоры в конце октября об отставке Игоря Безлера – командира горловской группы войск. Безлер напрямую не конфликтовал с органами ДНР, но и не торопился исполнять их распоряжения. Однако
отставка Безлера сделала более сговорчивыми командиров ополчения в тыловом для Горловки районе Шахтерск-Торез. В итоге, до 2/3 заявленной территории ДНР находится в подчинении Донецка (на конец октября – около четверти).

Властям ЛНР пришлось сложнее, поскольку их ресурсы сопоставимы с ресурсами оппонентов из числа ополчения. Лидеру ЛНР Игорю Плотницкому удалось договориться с Алексеем Мозговым и Николаем Козицыным о проведении выборов на подконтрольных им территориях, но на этом сотрудничество закончилось. Договоренность о едином командовании войск ЛНР утратила актуальность, когда Мозговой выступил против разделения бригады «Призрак» на несколько подразделений. А самоуправление трех районов Луганской области с неофициальной столицей в г. Антрацит вынудило Луганск провести масштабную операцию по зачистке Антрацита от войск Козицына. Официальный сайт ЛНР отмечает:

«28 ноября во время проведения совместной операции силами МВД ЛНР и казачьим подразделением было обезврежено и разоружено вооруженное бандформирование».

В итоге, Луганску подконтрольно чуть больше половины территории республики (на конец октября – до трети).

Наличие самостоятельных командиров ополчения фактически снимает вопрос об организации единой армии Новороссии, поскольку любые договоренности о подобном исходе требуют многосторонних переговоров, поиска точек соприкосновения и взаимных уступок. К этому добавляется скрытый антагонизм между Луганском и Донецком, вызванный амбициями руководства республик.

Политический процесс

После выборов 2 ноября органы власти ДНР и ЛНР стали, с некоторыми оговорками, легитимными институтами. Однако вместо формирования прозрачных процедур принятия решений в «народных республиках» складываются своеобразные «вертикали власти», формальные и неформальные полномочия сосредотачиваются в руках лидеров новоявленных государств. В ДНР Александр Захарченко практически очистил высшие органы власти от «приднестровского» клана и существенно ослабил группу интересов Рината Ахметова. Из всего состава Совета Министров периода Александра Бородая в новом правительстве ДНР осталось только 2 человека. Более того, 2 министра, связанных с бизнес-проектами Ахметова были арестованы по обвинению в превышении должностных полномочий, что может считаться нормальным для органов власти революционного времени, но абсолютно несовместимо с предсказуемым политическим процессом. Непредсказуемость, как и согласование политических решений кулуарными методами, ослабляет легитимность новых государств.

Выборы 2 ноября были организованы таким образом, что в парламенты «народных республики»  попали в основном неизвестные организации, созданные перед началом избирательной кампании в интересах персоналий в руководстве ЛНР и ДНР. Напомним, что ЦИК ДНР отказал в регистрации соратникам Павла Губарева и коммунистической партии. Таким образом, наметился отход от практики сдержек и противовесов периода становления двух республик, когда Верховные Советы не только принимали важнейшие документы, но и формулировали видение государственного строительства.

 Экономика

Тяжелая экономическая ситуация в «народных республиках» вызвана боевыми действиями, которые разорвали традиционные хозяйственные связи, заблокировали каналы перевозок и существенно увеличили издержки ведения бизнеса. Положения усугубили недавно принятые Киевом решения о блокировке доступа жителей ДНР и ЛНР к банковской системе, о переводе всех предприятий на контролируемую Киевом территорию и о приостановке социальных выплат. Таким образом, в Новороссии значительно сократится платежеспособный спрос.

Недавние откровения Игоря Стрелкова о том, что российская гуманитарная помощь на Донбассе не доходит до конечного адресата, подтверждает предположения, что основным сектором экономики «народных республик» стал сектор услуг, а точнее полутеневые продажи потребительских товаров. Фактически произошла деиндустриализация Донбасса: ряд предприятий попали под артиллерийские обстрелы, нарушены производственные цепочки, возникли сложности с реализацией продукции. В таких условиях от ЛНР и ДНР требуется активная внешнеэкономическая деятельность: поиск рынков сбыта, налаживание новых каналов поставки сырья, конверсия производств за счет возможных инвестиций.

В этой связи, ДНР решилась на шаг, возможность которого обсуждалась с мая текущего года. 28 ноября Александр Захарченко ввел внешнее государственное управление на предприятиях топливно-энергетического комплекса, то есть осуществил временную их национализацию. Наиболее просто в нынешних условиях восстановить добычу угля, а затем осуществлять его реализацию (пусть и по теневым схемам). Тем самым, у ДНР появится валютная выручка, которую можно будет направить на модернизацию производств и социальные выплаты, чтобы поднять платежеспособный спрос. Напротив, в ЛНР от отраслевой национализации пока отказываются, объясняя это необходимостью не давить на бизнес.

Таким образом, «народные республики» начали формировать жизнеспособные институты, однако этот процесс затягивается и осуществляется методом проб и ошибок.

В политической сфере обе республики склонились к закреплению авторитарной модели управления, унаследованной от периода боевых действий. Эта тенденция согласуется с пересмотром отношений правительств в Луганске и Донецке с основными командирами ополчения, особенно теми, которые стремились к некоторой автономности. В экономической сфере окно возможностей для Донбасса сокращается, необходимы неординарные и быстрые решения, на которые политическое руководство в силу отсутствия подобного опыта не способно.  Но в целом процессы переформативания экономического и политического пространства зашли так далеко, что накопленные изменения обеспечивают некоторую устойчивость «народных республик».

http://www.foreignpolicy.ru/analyses/uspehi-i-neudachi-gosudarstvennogo-stroitelstva-lnr-i-dnr/