Первым на Западе опубликовал сообщение о голоде в СССР английский журналист Малколм Маггеридж. Во второй половине марта 1933 года в газете Manchester Guardian он рассказал о своих впечатлениях от поездки по Украине и Северному Кавказу. Автор описывал жуткие сцены голода среди сельского населения, засвидетельствовал массовую гибель крестьян, но не назвал конкретных цифр. Однако уже 31 марта 1933 года в той же газете появилось опровержение под названием «Русские голодают, но не умирают от голода». Его написал корреспондент New York Times в Москве Уолтер Дюранти.

Однако 8 февраля 1935 года в Chicago American появилось новое сенсационное известие: «6 миллионов человек умерли от голода в Советском Союзе». Автором ее был журналист Тим Уолкер, причем его статьи, посвященные голоду, сопровождались большим количеством фотографий, якобы снятых им в «наиболее неблагоприятных и опасных обстоятельствах».

Общественность была потрясена, но… Вскоре выяснилось, что репортаж был фальшивкой от начала до конца. Московский корреспондент журнала The Nation Льюис Фишер выяснил, что Тим Уолкер вообще не бывал на Украине, поскольку он, получив транзитную визу в сентябре 1934 года (а не весной, как он утверждал), пересек советскую границу в октябре, провел несколько дней в Москве, потом сел на поезд, идущий в Маньчжурию, и покинул территорию СССР. За шесть дней, прошедших между его прибытием в Москву и отъездом в Маньчжурию, было физически невозможно побывать в тех местах, которые тот описывал в своих публикациях.

Впрочем, в 1934 году голода в СССР уже в любом случае не было…

А другой въедливый журналист — американец Джеймс Кейси, доказал, что все фотографии вообще не имели никакого отношения к СССР — большинство из них было сделано в Западной Европе в период Первой мировой войны.

Вот такая у «Голодомора» предыстория, которая, впрочем, продолжилась уже и в недавнем прошлом, когда СБУ опозорилась со своей знаменитой «фотовыставкой о Голодоморе», в ходе которой выяснилось, что предъявленные на ней фотографии «голодающих украинцев» были сделаны … в США во время Великой депрессии. А история с селом Андрияшевка Сумской области, в которой ныне живущие люди с изумлением обнаружили свои имена и фамилии в списках «жертв Голодомора», вообще уже стала классикой…

Наличие таких «накладок» уже само по себе заставляет задуматься над тем, все ли в порядке с «Голодомором».

Мильёны и мильёны …

Довольно легко заметить, что чем дальше уходили в прошлое 30-е годы, тем больше росло количество «жертв Голодомора». Если в августе 1933 года некто Ральф Барнс писал, что в СССР от голода погибли миллион человек, то нынешние самые «скромные» оценки крутятся вокруг 6-7 миллионов, погибших только на Украине. Ну, а оценки «нескромные» зашкаливают за 10, а то и 12 миллионов (!) человек.

Чтобы убедиться в анекдотичности таких оценок, достаточно ознакомиться с результатами советской переписи населения 1926, согласно которым, всё население Украины составляло 29 миллионов человек. Стало быть, даже 6 миллионов «жертв Голодомора» — это примерно пятая часть тогдашнего населения Украины.

Если кто забыл — в годы войны население Белоруссии сократилось на те же 20% — и все, кто бывал в республике до и после войны, в один голос отмечали, что Беларусь буквально обезлюдела. Кто-то замечал подобное за Украиной, понесшей будто бы такие же (в процентном отношении) людские потери в начале 1930-х? Нет…

Но и это еще не все.

Нужно напомнить, что в Белоруссии довоенная численность населения восстановилась только через 15 лет после войны — к началу 1960-х. А как справилась с задачей восстановления населения после «Голодомора» Украина? За какой срок?

Только не смейтесь — менее, чем за 5 лет…

Да, да, да… По результатам переписи 1939 года (проведенной в январе) на Украине обнаружилось 29,2 миллионов жителей. И это притом, что во второй пятилетке (1934–1938 годах) Украина была «экспортером» населения:

Перемещение населения между отдельными областями РСФСР взаимно компенсировалось и никак не отразилось на итоге по РСФСР. В другом положении оказались Украинская, Казахская и Белорусская республики. За истекшие годы имел место значительный переход населения УССР и БССР в индустриальные центры РСФСР, в особенности, в новые промышленные районы(материалы к серии «Народы Советского Союза». Перепись 1939 года. Документальные источники Центрального Государственного Архива Народного Хозяйства (ЦГАНХ) СССР, Москва, 1990, часть 4, страницы 792-801).

Спрашивается — похожа такая ситуация на последствия страшного геноцида, приведшего к гибели то ли каждого пятого, то ли каждого четвертого жителя Украины?

Так сколько же было жертв?

Между тем, ответить на вопрос о том, во сколько жизней обошелся Украине голод 1932-1933 годов, можно довольно легко — по данным ЗАГСов.

Дело в том, что этими органами в 1931 году (то есть до начала голода) на Украине было зафиксировано 514,7 тысяч смертей. Эту цифру можно принять за фон естественной смертности. По данным Александра Шубина («10 мифов советской страны», Москва, 2007, с. 198) в 1932 году, в конце которого и начался голод, смертей было зафиксировано 668,2 тысячи, а в 1933 — 1850 тысяч. Если вычесть из этих цифр показатели естественной смертности, то получится, что число жертв голода на Украине составит 1 489 100 человек.

Впрочем, нельзя исключить, что и эти цифры сильно завышены.

Во всяком случае, если верить официальному сайту украинского Института национальной памяти, составители региональных «мартирологов Голодомора», представленных в «Книгах памяти», установили имена и фамилии 882 510 человек, которых сочли «жертвами Голодомора». На каком основании сочли — разговор отдельный, и он еще впереди…

Мы сейчас о другом — много это или мало?

С моей точки зрения — чудовищно много: достаточно вспомнить, что за три года Первой мировой войны Российская империя потеряла 2,3 миллионов человек. Сравните — 2,3 миллиона за три года (это на огромную империю от Риги до Владивостока) и 800 тысяч на одной только Украине за несколько месяцев в 1932-1933 годах…

Но  для  украинских националистов это слишком мало. Сейчас ими чаще всего упоминается цифра в 7–8 миллионов крестьян, погибших от голода в СССР в 1932–1933 годах. Интересно, что именно эта цифра (если точнее — 7 910 000 человек) встречается в немецких пропагандистских листовках, которые в октябре 1941 года сбрасывались на советские позиции. Совпадение само по себе показательное… Но и циферок от доктора Йозефа Геббельса «свидомым» кажется мало.

Их пропаганда вываливает на головы доверчивых сограждан все новые и новые цифры — 7 миллионов «жертв Голодомора» только на Украине! Нет — 8 миллионов! Нет, еще больше — 12 миллионов!

Складывается впечатление, что если власть осталанется в руках Порошенко и компании, то количество «жертв Голодомора» и вовсе превысило бы численность населения Украины 1932 года.

Искусственно созданный голод?

Ну да Бог с ними, с «оранжевыми демократами»… Поговорим о голоде как таковом.

Что же произошло в 1932 году?

Напомню, что голоду 1932–1933 годов предшествовал ряд важных событий.

Повторились два года кряду холодные и бесснежные зимы 1929–1930 и 1930–1931 годов на Украине. Вторая из них закончились почти полной гибелью озимых посевов и стала причиной плохого урожая 1931 года.

Посевная кампания 1932 года была проведена исключительно плохо. По разным оценкам, засеянная площадь в 1932 году сократилась на 14–25% сравнительно с 1931 годом. Американский исследователь Марк Таугер называет несколько меньшую цифру недосева — 9%. Но он же отмечает, что поля были засеяны меньшим количеством зерна на гектар, чем следовало по норме. В ряде случаев количество недосеянного зерна на гектар достигало 40%.

Небывало долго шла посевная кампания — при средней продолжительности около недели в 1932 году на Северном Кавказе и Украине длилась больше месяца. В итоге по официальным данным, в СССР урожай 1932 года составил 69,9 миллионов тонн зерна.

Однако специальные исследования показали, что эта цифра была завышена. Немецкий сельскохозяйственный атташе в Москве Отто Шиллер оценил урожай, собранный в 1932 году, в 50–55 миллионов тонн. А по расчетам уже упоминавшегося Марка Таугера, урожай 1932 года составлял и того меньше — 50,06 миллионов тонн зерна (Mark Tauger, The 1932 harvest and the famine of 1933. Slavic Review 50:70-89).

Для страны с населением в 150 миллионов человек это очень мало (300 килограмм зерна на душу населения, в то время как для более-менее нормального существования требуется как минимум 400 килограмм).

Голод в СССР зимой 1932–1933 был неизбежен — хлеба просто физически не было. Кто же был виноват в этом?

Приведем еще несколько цифр — совершенно ошеломляющих, прямо скажем…

Дело в том, что, по официальным отчетно-партийным данным, урожайность на Украине в 1932 году составила 8 центнеров с гектара, а по данным же, содержащимся в отчетах Наркомзема СССР, только 5,1 центнеров с гектара.

Для Ивановской области, заметим, столь большого расхождения нет — здесь данные Наркомзема и официальные цифры почти совпадают: 9 и 9,1 центнеров с гектара. Это на ивановских суглинках! А на украинских черноземах урожайность составила… 4,5 центнера с гектара (в Киевской области), 4,6 центнера с гектара (в Черниговской области), 4,7 центнера с гектара (в Донецкой области).

Только ли плохие погодные условия были причиной такого феномена?

Разумеется, нет — но и они тоже…

И знаменитый сетевой анекдот про некоего Тараса, заявившего в «голодоморном» споре: «Та мені самому бабка розповідала, як вони у Львові в 1933 році голодували», имеет под собой вполне реальную основу — голод 1933 года затронул не только Советскую Украину, но и польскую в то время Галичину, в которой ни колхозов, ни хлебозаготовок, ни советской власти не было.

Кого «геноцидили»?

И уж совсем неприличными на фоне опубликованных уже украинскими властями «Книг памяти жертв Голодомора» выглядят утверждения о том, что-де голод 1932–1933 годов затронул исключительно украинцев.

Вот что выяснил, к примеру, из этих книг украинский журналист Владимир Корнилов:

…Неутешительный для власти ответ можно получить, проанализировав данные по тем регионам Центральной и Южной Украины, где местные архивисты решили не утаивать «неудобную» графу. Открываем «мартиролог» Запорожской области. Первый в списке Бердянск. Всего к «жертвам голодомора» в этом городе составители «Книги…» отнесли 1467 человек. В карточках 1184 указаны национальности. 71% из них - этнические русские, 13% - украинцы, 16% - представители других этносов.

Количество «жертв Голодомора» города Бердянска (согласно «Книги памяти» Запорожской области): русские – 842 человека, украинцы – 155 человек, евреи – 66 человек, болгары – 55 человек, немцы – 25 человек, греки – 20 человек, поляки – 4 человека, белорусы – 3 человека.

Это уж не говоря о том, что причины смерти в «голодоморных книгах» встречаются совершенно поразительные. Вот некоторые из них в том же Бердянске:

Милешко Александр, 20 лет, рабочий, русский, дата смерти - 18.12.1932, причина смерти - отравление алкоголем
Шушлов Владимир, 49 лет, дата смерти - 18.03.1933, асфиксия, острое алкогольное отравление
Воробьева Марина, 7 лет, из семьи рабочих, дата смерти - 09.10.1933, задавлена автобусом
Нечипуренко Алексей, 13 лет, из семьи рабочих, русский, дата смерти - 03.09.1933, кровоизлияние в мозг от удара автобусом

А вот Белогорьевский сельсовет Запорожской области:

Коноваленко Лука Павлович, 34 года, колхозник, украинец, дата смерти - 16.06.1933, убит молнией.

Но и это еще не предел…

…из «Книги памяти» Одесской области:

колхозник из Балты Федор Астратонов 26.07.1932 убит быком(!)

Далее Владимир Корнилов отмечает:

Абсолютно все смерти от травм, полученных на производстве или в шахтах, также отнесены составителями «Книги памяти» к результатам голода. В Луганской области, к примеру, к «жертвам Голодомора» отнесены горняки Мирон Волих, Костя Колин, Василий Лысенко, Федор Мирошник, В. Мороз, Иван Палиянко, причиной смерти каждого из которых указано: «погиб в шахте».6 июля 1933 года житель Перевальского района Луганской области Василий Николаевич Мищинко стал жертвой аварии на шахте - тоже, оказывается, жертва голода. Причем, не поверите, два раза! То есть в «Книге памяти» Василия Мищинко решили включить в жертвы голода и по спискам Зоринского горсовета, и по спискам Комиссаровского сельсовета. И таких «дубликатов» - сколько угодно!

Брюхо добра не помнит

Ну и? Что после этого остается от «миллионов жертв Голодомора»? Сопоставимы ли эти дела давно минувших дней с современным состоянием дел?

Сколь бы ни велика была трагедия 1932–1933 годов, но она, как мы уже знаем, не привела к «Голодомору» украинцев – и впоследствии Украина действительно стала житницей СССР.

Но зато крики про «Голодомор» стали очень нужны новоявленной «украинской элите», когда наблюдается абсолютное сокращение численности населения страны, власти которой периодически просят Россию помочь ей хлебом.

Если кто забыл — нынешний украинский экс-президент Виктор Янукович летом 2004 года, в бытность свою премьером уже обращался к российскому президенту Владимиру Путину с просьбой о поставках зерна на Украину по льготным ценам.

Нужда в таком шаге возникла после «блестящего» премьерства… Виктора Ющенко.

Каковы же будут результаты правления еще более крутых самостийников?

http://seva-riga.livejournal.com/471581.html