Глобализм это новая империя

В основе всего лежат деньги. Хотя, на самом деле, общая экономическая эффективность всего — от частного бизнеса до общества и государства — определяется множеством разных параметров, по большому счету все они, в конечном итоге, сводятся к деньгам. Даже власть, если оставить частности, означает в первую очередь масштаб контроля над финансовыми потоками и право устанавливать правила их движения. Последний момент, про правила, как раз и является главной движущей силой и ключевым смыслом процесса глобализации. Для чего нужны эти правила? Для внесения предельной ясности в вопрос: кто и как будет делить деньги. Американская модель глобализма предполагала, что все деньги мира должны доставаться США.

Глобализация — это просто ребрендинг империи

Было бы неверным сказать, что правило «мне, мне, мне и снова мне» изобрели именно американцы. Первую успешную модель глобального «дерибана всего цивилизованного мира» в свою пользу построили еще древние римляне. На пространстве от Шотландии до африканской Сахары, от Португалии до Ирана действовали единые законы, ходили одинаковые деньги, существовали всеобщие правила и нормы, а любые, особенно трансграничные, хозяйственные и тем более политические споры, решались строго в Риме. Основная доля совокупной прибыли тоже оседала в нем. Собственно римляне тогда глобализм для доходов и продвигали. Правда, в те времена слова такого не существовало, а римские легионы просто расширяли границы империи.

В сущности, глобализм это и есть империя, только после современного ребрендинга. Правящие элиты занимались его построением всю историю человечества. В империи испанцев XVII веке проживало более 6% населения Земли. Их переплюнули только британцы, империя которых в 1922 году включала 24% жителей планеты. Если бы у американцев получилось, то их империя могла охватить свыше 40%.

Несмотря на различия в географии, языках и флагах, суть процесса оставалась неизменной. Есть территория, на которой живут и трудятся люди и которой управляет государство. Оно устанавливает нормы хозяйственного права, обеспечивает соблюдение уголовных законов и охрану границы от вторжения соседей. Для выполнения своих функций государство собирает налоги. Чем обширнее и развитее территория, тем масштабнее доход. Чем больше поступлений в казну, тем шире возможности конкретной страны. В том числе — военные, благодаря которым можно попытаться подконтрольную себе территорию расширить еще больше. Если отложить в сторону рекламную шумиху, становится очевидным, что продвигая свою идею глобализма, американцы стремились точно к тому же самому.

Экономическое и политическое доминирование США возникло ровно в тот момент, когда размер их экономики с 14–15 достиг 45% от мировой. Для этого, правда, пришлось поучаствовать в Первой мировой войне и активно способствовать возникновению Второй. Мировой расклад того времени выглядел просто и наглядно. Почти половина экономики планеты — американская, еще примерно 35% — советская, лежащая в руинах Европа тянула на 12–14%, все остальные страны вместе составляли 6%. Так как послевоенное восстановление Европы велось на американские деньги и под американским контролем, то фактически они имели все основания считать «своими» почти 2/3 мира. Это требовалось только оформить юридически.

Когда промахнулся Акела

Строго говоря, история современного глобализма именно тогда и началась, в июле 1944 года, в местечке под названием Бреттон-Вудс. Тогда же США допустили стратегическую ошибку, которая сегодня привела их империю к краху. Любую территорию мало захватить, ее потом еще надо удержать.

Рим границы империи расширял силой своих легионов не просто так. Как известно, добрым словом и револьвером можно сделать гораздо больше, чем одним только добрым словом. А делать требовалось многое. В первую очередь публично легализовать однозначность ответа на вопрос: кто тут главный и чье слово последнее. Британская империя просуществовала пять сотен лет (с 1497 по 1997 г.) прежде всего потому, что там каждый подданный хорошо знал, что все вопросы решает Лондон, а «единственно правильные правила» — британские. Правда, вбивалось это знание чаще всего огнем и порохом. Для тех, кто не в курсе: к примеру, главарей подавленного в Индии восстания сипаев британцы публично разорвали выстрелами из пушек, а чтобы заставить прогнуться буров Трансвааля и Республики Оранжевой реки (и то и другое потом стало называться ЮАР), «красные мундиры» «придумали» концентрационные лагеря.

Провозглашая и продвигая Pax Americana, США публично распространить свой закон и свое право его издавать, трактовать и по нему судить на все подконтрольные территории не смогли. Да и не сумели. Вместо этого Америка попыталась ограничиться только финансовым контролем, через деньги. Доллар признается единственной свободной мировой валютой, стоимость всех остальных денег определяется только через него.

Тогда, на Бреттон-Вудской конференции, такое решение казалось отличной идеей.

Обычное территориальное государство, помимо дохода с новых территорий, автоматически получает еще и целый сонм сложных социальных проблем, требующих решения. Например, социальные гарантии. Надо либо платить из казны всякие там пенсии и дотации, либо содержать войска для подавления недовольства населения, что тоже стоит немалых денег. Выстраивая чисто финансовую систему контроля, без публичного признания своего доминирующего положения, США попытались проскочить между Сциллой и Харибдой.

Доходы от эксплуатации подконтрольного мира должны были идти на рост благосостояния только граждан США, в то время как все социальные и прочие расходы оставались заботой исключительно местных национальных правительств. Да, подконтрольных закулисно, но внешне — местных, свободных, демократически выборных. Хотя, конечно, не стоит забывать и про советские танки. Провернуть «империю по-британски» Сталин бы Вашингтону не позволил точно. Даже ценой ядерной войны.

Мы делили апельсин

Поначалу американской модели глобализма сопутствовал успех — Америка богатела. За 30 лет, к середине 1970-х, доля среднего класса в США удвоилась и достигла 72% населения страны. Но вместе с тем стала отчетливее проступать пугающая тенденция. Американская экономика перестала быть крупнейшей в мире. И самое главное, на планете закончились свободные рынки, за счет экспансии на которые Америка могла бы продолжать расти и рассчитывать снова набрать преимущество.

За два десятка лет Китай из отсталой страны превратился в ведущую экономику мира и стал вытеснять США не только со своего внутреннего (!) рынка, но и с внутреннего рынка самой Америки. Из 72 трлн долл. совокупного ВВП планеты на США в 2014 пришлось только 17,4 трлн, в то время как у Китая было 17,6 трлн, у Евросоюза — 14,4 трлн, у Индии — 7,3 трлн. Но важнее всего оказалось, что с 1990-х годов ХХ века преимущества от возводимой империи перестала получать и сама Америка как государство.

Куда ушли деньги? В частные корпорации, которые за прошедшие 25 лет очень сильно выросли в размерах и по объему ресурсов постепенно стали приближаться к масштабам государств, а некоторые страны — даже превосходить.

Так, например, выручка Apple за 2015 финансовый год (234 млрд долл.): в 11,1 раза больше доходной части бюджета Украины, почти равна доходной части бюджета РФ, лишь в 4,6 раза уступает этой статье бюджета Китая, в 5,9 раз меньше бюджета ФРГ, в 13,8 раз меньше бюджета США.

При этом за 2009–2011 годы корпорация должна была заплатить в США федеральных налогов на сумму в 13,7 млрд долл., но по факту заплатила только 5,3. Надо сказать, это еще не рекорд. Аналитики JP Morgan опубликовали итоги одного любопытного исследования. Оказалось, что за пределами США Apple держит 67% своих денежных средств, в то время как у Oracle эта цифра составляет 84%, Microsoft и Cisco по 89%, а у HP и Johnson & Johnson — все 100%. На их фоне 50% у GE и 48% у Google выглядят почти патриотизмом. Который, в общем, погоды не делает. 602 юридически «американские» корпорации из 974 млрд долл. своих денежных средств 588 млрд держат на зарубежных счетах. А некоторые умельцы, как, например, GE, в зарубежных оффшорах хранят 119 млрд долл., получив при этом 28 млрд прямой государственной финансовой поддержки.

Так, может, глобальные корпорации платят налоги по месту получения прибыли — скажем, в Европе? Судя по тому, что Брюссель, после длительного расследования, выписал Apple налоговый штраф на сумму в 13 млрд евро (по итогам за 1991–2007 финансовые годы), не платят глобалисты налогов нигде. Даже в Ирландии, по месту официальной регистрации основной части своих зарубежных филиалов, Apple заплатила всего 0,005% налогов, хотя по местным законам должна бы была отдать 12,5%, а ведь это одна из самых низких ставок корпоративного налога в ЕС. Хотя о чем говорить, с налогами и международным законодательством мухлюют все ТНК.

В Италии с 2008 по 2013 год Google недоплатила больше 350 млн долл., в Великобритании с местными налоговиками бухгалтерам гиганта удалось «договориться» на 185,4 млн долл. «недоимок». В Бельгии ВР и еще 35 других ТНК незаконно воспользовались налоговыми льготами на 800 млн долл. Сеть кофеен Starbucks в Нидерландах только за 2015 год «недоплатила» примерно 35 млн долл.

За что борется Трамп

Собственно, это и есть ответ о причинах краха американского глобального проекта. В конечном итоге он оказался не американским, а откровенно корпоративным. В лучших традициях приватизации прибылей и национализации издержек. Преимущество глобализма привлекательно выглядело только в рекламных роликах. Безвизовые путешествия по миру. Мгновенные переводы денег и карточки, принимаемые в любой точке мира. Всякие там покупки через Интернет, которые к порогу вашего дома доставляются хоть с другого конца планеты. На самом же деле глобальный мир становился удобным только для ТНК. Местное производство при этом уничтожалось, а территория беднела.

Если расширение британской колониальной системы вело к обогащению как минимум самих британцев и Великобритании как государства, то от продвижения глобализма Америке — народу и государству — все чаще стали доставаться только крошки. При официальной ставке корпоративного налога на прибыль в 35% продвигавшие глобализм американские ТНК в среднем платят всего 24%, а в изрядной части случаев, особенно в сфере медицины и ПО, где основную капитализацию составляют патенты и прочие аналогичные нематериальные права, и того меньше — 21,5%.

А вообще в целом, недоплаченные «глобалистами» налоги в мире оценивается, по меньшей мере, в скромную сумму в 180–200 млрд долл. в год. Вот за них-то и шла борьба между «государственниками» и «глобалистами» планеты на протяжении последних 10 лет. Это та сумма, ради получения которой (или хотя бы изрядной ее части) местная корпоративная Америка продвигала Трампа в президенты, а аналогичные европейские элиты начали битву за лидирующие посты во Франции, Италии и Германии. Это тот золотой айсберг, о который разбился «титаник» глобализма.

Так и хочется добавить — а все от жадности.

http://alex-leshy.livejournal.com/932438.html

Опубликовано 20 Дек 2016 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.