Управляющий директор Deutsche Bank Доминик Констам высказался в том смысле, что глобализации в Европе пришел конец. Если так можно выразиться, она накрылась медным тазом. Следует отметить, что он ошибся. Не сейчас она накрылась, совсем не сейчас. В сущности, накрылась она еще тогда, когда под этим термином попытались спрятать примитивный колониализм. Разница между ними фундаментальная.

Первое означает интеграцию, формирование новой экономической и геополитической сущности. Это примерно как из сплава меди и олова получается новый материал - бронза, обладающий собственными характеристиками, превышающими свойства отдельных исходных материалов.

Процесс глобализации начался совсем не вчера. Глобальный мир, живущий по одним общим правилам и имеющий один центр управления, строить начали еще древние римляне. Вот кто помнит, сколько независимых и полностью самостоятельных княжеств и республик существовало на территории России? Около тридцати. А что еще во времена Людовика XVI во Франции проживал единственный француз - он сам, остальные являлись бретонцами, бургундцами, гасконцами и всякими там норманнами. Попытка назвать их французами была чревата немедленным вызовом на дуэль. Мало кто сегодня знает, для создания нынешней Германии потребовалось переплавить больше тридцати пяти полностью отдельных государств, в том числе одно королевство, одно герцогство и несколько княжеств.

Разница между глобализацией и колониализмом наиболее наглядно прослеживается в истории отношений между Британией и Ирландией. Когда Бургундия или там Нормандия стали частью единой Франции, то они превратились, как в бронзе, элементом целого. С одинаковыми правами. С одинаковыми обязанностями. Все тяготы государства ложились на плечи в равной степени, и все успехи, прежде всего финансово-экономические, делились тоже поровну на всех. А когда территория присоединяется только в качестве источника богатства, она является колонией, у которой все берут и ничем не делятся. Именно как колонию британцы аж до XIX века эксплуатировали Ирландию. Впрочем, не только британцы и не только ее.

Потсдамская конференция создала ложное впечатление остановки процесса глобализации. Казалось, в будущем разве что неправедные империи могут рассыпаться на независимые государства, а вот так, чтобы назад, из нескольких отдельных независимых в одно новое унитарное - нет. Ибо новое государство формирует и новые органы власти, низводя прежние хорошо если до уровня местного самоуправления. Кто же согласится добровольно расстаться со статусом "самого главного короля, пусть даже в крошечном королевстве"?

Да и не умеют они. На сей счет отменно смотрится нынешняя позиция Великобритании по вопросу членства в Евросоюзе. Какая-такая делегация полномочий? Британия будет поступать исключительно так, как выгодно только себе. Если удобнее вспомнить про состав ЕС, то она выступает за соблюдение норм и правил Единой Европы. Если нет, то Лондон руководствуется в первую очередь только соображениями собственной независимости. Даже если остальная Европа решит иначе , как в вопросе с мигрантами.

В результате получилось, что Европа только внешне называется новым общим домом с едиными правилами. По факту она так и осталась табуном из двадцати восьми отдельных стран, каждая их которых стремится, что называется въехать в Рай на чужом горбу. Это значит двадцать восемь сводов законов, двадцать восемь первых лиц государства, двадцать восемь парламентов, двадцать восемь правительств и центральных государственных банков, проводящих двадцать восемь собственных независимых политик. Дело усугубляется многочисленными прямыми и обратными связями, обязательствами, долгами, союзами, сговорами и уймой способов перетянуть общее экономическое одеяло в свою пользу. Да, среди всех есть те, кто равнее прочих и от того имеющих больше прав и меньше обязанностей, и есть те, кто должен больше, а прав имеет меньше. Потому что сам маленький и экономику свою имеет крошечную. Если имеет вообще. Но сути дела это не меняет.

В переполненном автобусе едут как бы все вместе, но у каждого ближе к телу в первую очередь только собственная рубашка. С глобализацией не получилось потому, что каждый стремился поделить прибыль от расширения только на себя одного, а решение проблем взвалить только на окружающих. Ту же проблему с мигрантами взять. Откуда они только не прут. Но в основном пунктами где они впервые вступают на европейскую землю являются Греция, Италия и малость Финляндия. И весь Евросоюз с радостью соглашается на предложение Лондона, Парижа и Берлина, что депортировать мигрантов из всей Европы следует именно в эти страны, которые дальше разбираться с проблемой обязаны сами.

И вот так у них со всем. В особенности с деньгами. Германия валит всю промышленность в остальных странах, расчищая тем рынки сбыта для своих заводов, но прибыль от этого оставляет только себе. Там никто не задумывается над последствиями. Чем будут зарабатывать себе на кусок хлеба греки, испанцы или португалы? Это их собственные проблемы. Оказалось, что это не так.

Глобализация является процессом перехода от одной стабильной стадии к другой. Со всеми прочими качествами, присущими подобными процессам. В том числе - с отсутствием переходных стабильных состояний. Ты или стоишь на земной тверди или находишься на стационарной орбите. Между - только полет. Либо туда, либо обратно, если что-то пошло не так.

Глобализация это процесс ресурсозатратный. В самом широком смысле этого понятия. Для превращения Европы в единое государство следующего уровня, потребовалось снести государственные границы, ввести общие деньги, ликвидировать национальные суверенные экономические защитные механизмы, снять ограничения на перемещение капиталов и людей. На слом пошла даже культурная самоидентификация вместе с национальными версиями истории. Но оставаясь в душе обычными колонизаторами, авторы идеи подспудно все делали по привычной колониальной схеме. Только вместо далеких африканских папуасий или инков Центральной Америки, теперь в качестве колоний рассматривались прочие государства Европа, за пределами первоначального состава Союза Угля и Стали. Потому и не взлетело.

А когда общее экономическое одеяло от его постоянных перетягивания каждый себе начало рваться был запущен механизм заливания экономики деньгами, окончательно убивший процесс. Мало того, что программы QE с самого начала фактически "помогали" лишь "избранным", они еще и полностью лишили деньги одной их их самой важной функции - средства накопления. Собственно, с этого момента деньги вообще перестали быть деньгами и процессы глобализации стали играть против их участников. Скажем, рискованные политически мотивированные кредиты выдавали преимущественно Германия, Франция, Бельгия, Британия и Нидерланды, но ради спасения их экономик запущенная программа QE обесценила накопления всех двадцати девяти стран-участниц Евросоюза. Стоит ли после этого удивляться росту числа евроскептиков?

Правда, началось все не вчера. Началось все еще когда было разрешено в ЕС вступать, но на евро не переходить, сохраняя собственную монетарную систему. А если еще точнее, то первым звоночком, говорящим - не взлетит - стал отказ Франции от Европейского Оборонительного Союза в 1954 году. Французы не захотели отдавать кому бы то ни было контроль над армией. Принципы принципами, а свое оно всегда свое.

Сейчас нисходящее направление траектории проекта глобализации лишь стало очевидностью. Не только одна Европа, отказ от принципов такой глобализации уже провозглашен в планах XIII пятилетки Китая. На внутренний рынок переориентируется Россия, хотя последнее скорее больше вынужденная мера, чем, как у китайцев, результат системного стратегического планирования.

Так что происходящее в Европе не есть что-то уникальное. Оно является закономерным результатом законов общей баллистики глобализма, как системного явления. Правда, сейчас речь идет уже не о том, как будет выглядеть новая Единая Европа, а о том, на сколько частей разобьется эта, после крушения, которое уже неизбежно. Потому что нынешнее состояние ЕС стабильным не является.

Понимание сего важно хотя бы потому, что сам по себе глобализм на этом своего существования не прекратит. Как минимум, в относительно ближайшее время России еще точно предстоит интегрировать территории Украины и Беларуси, а также, скорее всего, Молдовы и Прибалтики. Что-то делать нам неизбежно придется с Восточной Европой и Средней Азией. Но это уже другая история.

http://alex-leshy.livejournal.com/740845.html