Советник президента Сергей Глазьев раскритиковал доклад об источниках экономического роста, подготовленный Центром стратегических разработок под руководством экс-министра финансов Алексея Кудрина. Как говорится в письме Глазьева к Кудрину, программный документ построен на «широко распространенных заблуждениях».

Программа, которую готовит для Кремля глава Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, приведет к деградации экономики и падению уровня жизни населения, уверен Сергей Глазьев. В своем письме к Кудрину, он советует забыть о достижении инфляции в 4% и включить наконец печатный станок.

«Дорогой Алексей»

По мнению Глазьева, в тезисах доклада Кудрина содержится не менее восьми типичных заблуждений, в первую очередь об инфляции и ее влиянии на экономический рост.

«Дорогой Алексей, твои предложения о бюджетной консолидации и ограничении дефицита 1% ВВП основываются на упрощенном представлении о линейной прямой зависимости между приростом денежной массы и инфляцией. В действительности эта зависимость носит немонотонный и нелинейный характер», — сообщает Глазьев.

«Вопреки твоим представлениям, в демонетизированной российской экономике инфляция снижается с ростом денежной массы и, наоборот, увеличивается при ее сокращении», — продолжает он, добавляя, что снизить инфляцию до целевого уровня в 4% (такую задачу ставит Центробанк к 2017 году) не удастся.

«В условиях падения производства и инвестиций добиться снижения инфляции можно только путем сокращения доходов, что влечет углубление кризиса, деградацию экономики и падение уровня жизни населения. Именно к таким последствиям приведет реализация твоих предложений», — говорится в письме.

Вторым заблуждением Глазьев называет уверенность в обратной зависимости между инфляцией и ростом ВВП. «Заблуждением является предпосылка об обратной зависимости между инфляцией и экономическим ростом. Существует множество исследований, доказывающих отсутствие такой зависимости в пределах умеренной инфляции», — уверен Глазьев.

Для каждого состояния экономики существует свой оптимальный уровень инфляции: чем хуже качество управления экономикой и «чем примитивнее ее структура», тем выше этот уровень. «У нас он, к сожалению, превышает 4%, поэтому попытки его достичь будут неизбежно сопровождаться падением производства и, соответственно, сохранением высокой инфляции. То есть в рамках предлагаемой тобой программы этот уровень может оказаться в принципе недостижимым», — прогнозирует президентский советник.

При этом на образование и науку советник предлагает денег не жалеть. «Твои предложения о сокращении бюджетных расходов противоречат тобой же высказываемой абсолютно правильной мысли о необходимости увеличения расходов на образование и науку», — отмечает Глазьев. Он считает, что расходы по этим статьям должны быть увеличены как минимум вдвое. Для того чтобы хотя бы сравняться с уровнем расходов в Европе.

Включите печатный станок

К опыту развитых экономик Глазьев апеллирует и тогда, когда затрагивает проблему финансирования дефицита бюджета, превышающего в этом году 3% ВВП. Глазьев полагает, что дефицит можно частично закрыть, включив печатный станок.

«А отказ от использования денежной эмиссии для финансирования дефицита бюджета противоречит общепринятой практике передовых стран и следует из непонимания природы современных денег», — отмечает Глазьев.

Все мировые валюты, включая доллар и евро, являются фиатными деньгами, то есть они не обеспечены золотовалютными или реальными ценностями. Деньги эмитируются главным образом под долговые обязательства государства в целях финансирования дефицита бюджета. При этом денежная эмиссия опережает рост экономики, что соответствует смыслу современного кредита как инструмента его авансирования, развивает свою мысль Глазьев.

Чем менее развит финансовый рынок, тем большее значение имеет кредитная эмиссия для обеспечения экономического роста. «Все скачки из отсталости в лидеры» сопровождаются опережающим ростом кредитной эмиссии для финансирования инвестиций, убеждает президентский советник.

«Недооценка значения кредита для финансирования инновационной и инвестиционной активности связана с наивной верой в теорию рыночного равновесия. На самом деле современная экономика никогда не достигает точки равновесия и даже не стремится к ней», — считает Глазьев.

А если и достигает, то останавливается в своем развитии, как это происходит в нынешнем состоянии стагфляционной ловушки (экономический спад при росте цен).

Штудируйте классиков

Старая экономика все еще сопротивляется наступлению новой эпохи, темпы роста минимальны, долги огромны

По мнению советника президента, в настоящее время совершается переход к новому технологическому укладу, «который требует резкого наращивания инвестиционной и инновационной активности». Для обеспечения структурной перестройки экономики передовые страны быстро наращивают объемы денежной эмиссии, организовывая предоставление долгосрочных кредитов под символический процент.

«Шумпетер (Йозеф Шумпетер, автор «Теории экономического развития». — «Газета.Ru») правильно называл процент за кредит налогом на инновации, а Тобин (Джеймс Тобин — лауреат Нобелевской премии по экономике. — «Газета.Ru») доказывал, что максимизация инвестиционной активности должна быть главной целью денежно-кредитной политики.

Но сейчас в экономике России происходит ровно противоположное, отмечает Глазьев. Игнорирование роли денежно-кредитной политики в обеспечении экономического роста влечет его замыкание в сверхприбыльных отраслях добывающей промышленности и химико-металлургического комплекса при стагнации остальных. Ограничение источников финансирования инвестиций собственными средствами предприятий, иностранными кредитами и инвестициями «делает невозможными диверсификацию экономики и ее перевод на траекторию сбалансированного и качественного роста».

На обвале рубля импорт не заместишь

Глазьев считает, что команда Кудрина не извлекла уроков «из сделанных ошибок при переходе к таргетированию инфляции в части освобождения курса рубля в свободное плавание».

«Дезориентированные вследствие неопределенности курса рубля предприятия реального сектора не воспользовались в полной мере возможностями импортозамещения, а валютный сегмент Московской биржи стал главным центром генерирования прибыли за счет манипуляций с курсом рубля», — уверен Глазьев.

Возникший в этой ситуации переток денег, включая кредиты Банка России, на валютный рынок способствовал снижению инвестиционной активности и втягиванию экономики в стагфляционную ловушку, настаивает Глазьев.

Тональность письма президентского советника выдержана в корректной форме. Но вердикт жесткий.

«Дорогой Алексей, если не избавиться от перечисленных заблуждений, которые весьма распространены в среде наших малообразованных экспертов, наспех учившихся по популярным учебникам и слепо доверяющих рекомендациям МВФ, то разработать программу экономического роста твоя группа не сможет», — заключает Глазьев.

Нынешняя редакция программы, которая готовится президенту, «не выдерживает критики», добавляет он. «Догматизм — враг успешной политики развития», — резюмирует Глазьев.

https://www.gazeta.ru/business/2016/08/15/10129241.shtml