Глазьев о европейском выборе Украины

В ноябре этого года может закончиться история незалежной Украины. В случае подписания на саммите «Восточного партнёрства» в Вильнюсе проекта Соглашения об ассоциации ЕС и Украины (далее — Соглашение) последняя отдаст первому свои суверенные права по ряду важнейших функций нормативного регулирования экономической деятельности.

Предусматривается приведение законодательства, норм и стандартов Украины в полное соответствие с нормами и стандартами ЕС в таких сферах, как техническое регулирование, санитарные и фитосанитарные меры, таможенное законодательство, финансовые, телекоммуникационные, почтовые, курьерские услуги, услуги международного морского транспорта, государственные закупки, защита интеллектуальной собственности и конкурентное право.

Соглашение устанавливает одностороннюю зависимость Украины от ЕС, директивы которого автоматически становятся обязательными для неё. При этом она не получает возможности участвовать в выработке этих директив.

Этим же Соглашением учреждается зона свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и ЕС, в которой сохраняются значительные изъятия в отношении доступа украинских сельскохозяйственных товаров на европейский рынок.

Требования, заложенные в проект Соглашения об инкорпорировании в украинское законодательство значительной части правового регулирования ЕС, являются юридически обязывающими с предписанием чётких сроков имплементации норм ЕС в Украине от 2 до 10 лет. В приложениях к проекту Соглашения зафиксированы конкретные нормативные акты ЕС, обязательные для принятия Украиной в установленные сроки.

С момента подписания Соглашения международно-правовое звучание в торговой политике Украины получают внутренние документы ЕС. Регламенты, директивы и другие внутренние документы ЕС выводятся на уровень международно-правовых обязательств Украины в отношении третьих стран, включая участников Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России (далее — ТС).

Иначе говоря, по многим правовым признакам Украина после подписания Соглашения подпадает под юрисдикцию ЕС без каких-либо возможностей влиять на принятие регулирующих норм. Фактически она становится колонией ЕС, теряя самостоятельность и международную правосубъектность по широкому кругу функций государственного регулирования внешней и внутренней торговли.

Реализация договорённостей планируется на основе «дорожных карт», которые следует разработать после подписания Соглашения. По всем вопросам взаимоотношений с третьими странами, касающимся торговой политики сторон, Украина и ЕС договорились проводить консультации в торговом комитете, который должен быть создан в целях мониторинга выполнения положений проекта Соглашения. Тем самым торгово-экономические отношения Украины с Россией и другими государствами-членами Таможенного союза и зоны свободной торговли в СНГ ставятся в зависимость от политики ЕС.

Формально Соглашение не препятствует Украине быть участницей других преференциальных соглашений, если они не противоречат достигнутым договорённостям. Другими словами, международные договорённости Украины с государствами-участниками ТС должны будут укладываться в правовые рамки Соглашения об ассоциации, которое приобретает правовое верховенство над другими международными соглашениями Украины. Тем самым исключается возможность её присоединения к ТС, который имеет отличные от Евросоюза нормы регулирования во всех областях права, затрагиваемых Соглашением.

В Соглашении отсутствуют какие-либо оговорки или правовые положения, защищающие или гарантирующие сохранение правовой базы экономических отношений между Украиной и государствами-членами ТС. Между тем обязательные для применения нормы Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации в области торгового, таможенного, технического регулирования, санитарно-ветеринарных мер, а также в других областях экономического регулирования вступают в противоречие с обязательствами Украины по Соглашению с ЕС, что не позволит ей быть участником обоих соглашений одновременно.

Более того, передача Украиной Евросоюзу тех своих суверенных функций государственного регулирования, которыми Россия, Белоруссия и Казахстан наделили ТС, делает бессмысленным предоставление Украине статуса наблюдателя в формирующемся Евразийском экономическом союзе, а также невозможным и практическое наполнение предложенной Президентом Украины В. Януковичем формулы «3+1».

Теоретически одновременное участие Украины в ТС и ЗТС с ЕС возможно только в случае согласия государств-членов Таможенного союза принять на себя в вопросах наднациональной компетенции обязательства Украины по Соглашению, что представляется невероятным.

Российская внешнеполитическая традиция исключает подписание неравноправных соглашений, предусматривающих одностороннюю передачу суверенных полномочий другой стороне, а также односторонние уступки в сфере торгово-экономических отношений. Это касается не только обязательств Украины по выполнению директив ЕС по широкому спектру вопросов регулирования торгово-экономических отношений, но и режима свободной торговли с ЕС, в котором предусмотрены ограничения импорта украинских товаров.

Следует также понимать, что в случае подписания Соглашения Украина более не сможет самостоятельно вести переговоры по торгово-экономическим отношениям с другими странами, включая Россию. Соответствующие вопросы Москве придётся обсуждать не с Киевом, а с Брюсселем.

Утрата Украиной международной правосубъектности в данной области лишает её статуса полноценного партнёра в отношениях с Россией и другими государствами. Между ними встанут наднациональные органы, создаваемые ЕС с украинским правительством для контроля за соответствием её политики интересам Евросоюза. Поскольку эти интересы явно противоречат российским в сферах энергетики, финансов, трудовой миграции, обороны и безопасности, военно-технического сотрудничества, то о стратегическом партнёрстве с Россией, так же как и об особых отношениях с ней, не стоит и говорить.

В проекте Соглашения предусматривается создание международных органов управления (Совета ассоциации на уровне министров и Комитета ассоциации на уровне уполномоченных должностных лиц), в рамках которых будет обсуждаться характер действия его правовых норм, проводиться консультации, разрешаться споры между сторонами, наполняться реальным содержанием внутренние документы ЕС, включаемые в правовую систему Украины. Однако не говорится о том, как будет работать механизм принятия решений в системе этих органов, предусмотренных Соглашением.

Можно предположить, что под давлением европейских партнёров, многократно превосходящих украинскую сторону как по численности, так и умению использовать нормы ЕС, Украина будет вынуждена подчиняться интересам Евросоюза. С учётом неопределённости будущих директив ЕС, которые Украина обязуется слепо выполнять, это создаёт непредсказуемость в дальнейшем регулировании условий торговли с Украиной, что в перспективе ведёт к её выходу из преференциальных режимов торговли в СНГ, поддержание которых требует устойчивых договорно-правовых отношений.

Самым удивительным в этой сделке с добровольным отказом украинского руководства от национального суверенитета в пользу ЕС является отсутствие каких-либо очевидных выгод для Украины. Экономический эффект от реализации Соглашения будет отрицательным вплоть до 2020 года.

На первых порах предусматриваемое им создание ЗТС с ЕС приведёт к опережающему росту импорта.

Результаты расчётов показывают, что в текущих условиях снижение среднего импортного таможенного тарифа Украиной на 1 п.п. ведёт к увеличению импорта на 2—3% (Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН). Из этого следует, что заключение Соглашения повлечёт увеличение импорта на 3 млрд. долл.

При этом едва ли можно ожидать увеличения украинского экспорта в ЕС, так как по условиям Соглашения последний сохраняет квоты на ввоз наиболее конкурентоспособных украинских товаров. Причём объем устанавливаемых квот на ввоз ряда основных сельскохозяйственных товаров ниже их фактического сегодняшнего экспорта. Сохранятся и защитные меры в отношении импорта украинской продукции химико-металлургического комплекса. Известная история с отказом НАТО от закупок Ан-70 иллюстрирует весьма туманные перспективы экспорта в ЕС украинской машиностроительной продукции.

При этом поскольку подписание Соглашения лишит Украину возможности присоединения к ТС, ухудшение торгового баланса с ЕС не удастся компенсировать улучшением условий торговли с ТС. Более того, они могут ухудшиться, так как существующий преференциальный режим свободной торговли с СНГ может быть свернут как из-за несоответствия его элементов Соглашению, так и вследствие принятия ТС защитных мер.

Создание ЗСТ с ЕС содержит риски вытеснения европейским импортом продукции украинских предприятий с внутреннего рынка на рынки ТС. Соглашением вводятся такие правила определения страны происхождения товаров, при которых собираемые на украинской территории из европейских комплектующих товары рассматриваются как украинские. В силу этого Украина может превратиться в своеобразный шлюз, через который западноевропейская продукция будет поступать на рынок ТС.

Неизбежное, в случае подписания Соглашения, существенное изменение условий торговли между Украиной и ТС может подтолкнуть последнего применить положения Приложения 6 к Договору о зоне свободной торговли СНГ от 18 октября 2011 г., предусматривающие возможность исключения из этой зоны государства, создающего зону свободной торговли с третьей стороной, если это влечёт существенное ухудшение условий взаимной торговли. В этом случае действующий в постсоветские годы режим свободной торговли между Украиной и Россией, а также другими государствами ТС будет заменён режимом наибольшего благоприятствования с введением импортных пошлин. Это резко ухудшит условия торгово-экономического сотрудничества Украины и государств-членов ТС, на которые сегодня приходится около 40% украинского внешнеторгового оборота. При этом резко сократится экспорт машиностроительной, металлургической и пищевой промышленности, что повлечёт значительное ухудшение торгового и платёжного баланса Украины.

 

Таким образом, в случае подписания Соглашения украинский торговый баланс снизится на 2—5 млрд. долл., что повлечёт соответствующее увеличение его отрицательного сальдо, которое в прошлом году составило 4 млрд. долл. С учётом запланированных в 2014 г. 17 млрд. долл. платежей по внешнему долгу такое ухудшение платёжного баланса украинская экономика не выдержит.

Произойдёт резкая девальвация национальной валюты, сопровождающаяся всплеском инфляции. Если денежным властям Украины не удастся привлечь 15—20 млрд. долл. внешних заимствований в дополнение к чрезмерному госдолгу в 60 млрд. долл., достигшему критической отметки 75% ВВП, они вынуждены будут объявить дефолт, что повлечёт резкое падение фондового рынка, банкротство банков, снижение кредитного рейтинга и долгосрочное ухудшение инвестиционного климата.

Даже если этого не произойдёт, при самом благоприятном сценарии расчёты показывают, что создание ЗСТ с ЕС повлечёт падение ВВП Украины на 0,6 млрд. долл. в 2015 г. и 0,8 млрд. долл. к 2020 г. При неблагоприятном сценарии это снижение будет на порядок больше.

Как уже указывалось, подписание Соглашения исключает участие Украины в ТС и ЕЭП с Россией, Белоруссией и Казахстаном, что могло бы дать значительный положительный эффект, позволяющий увеличить её ВВП в 2015 г. на 2,6 млрд. долл., к 2020 г. — на 7,3 млрд., к 2030-му — на 17,3 млрд. долл. Всего присоединение к ТС и ЕЭП позволит Украине увеличить объем производимой продукции в перспективе до 2030 г. на 220 млрд. долл. (Здесь и далее приводимые данные макроэкономических эффектов различных сценариев участия Украины в региональных экономических объединениях получены на основании расчётов ИНП РАН и ИЭП НАНУ соответствующих эконометрических моделей и моделей межотраслевого баланса.)

Присоединение Украины к ТС и ЕЭП позволило бы существенно улучшить условия её внешней торговли, торговый и платёжный баланс. Отмена экспортных пошлин на поставляемые на Украину российские энергоносители снизила бы издержки украинских потребителей на 3 млрд. долл. Переход на равнодоходную с поставками газа российским потребителям цену даст ещё 5 млрд. Отмена введённых Россией защитных мер увеличит украинский экспорт на 0,7 млрд. Снятие трансграничных барьеров санитарного, ветеринарного и фитосанитарного контроля позволит увеличить экспорт украинских товаров агропромышленного комплекса в ТС на 2—3 млрд. долл.

Это существенно улучшит также условия кооперации в машиностроении, снизит издержки совместного производства высокотехнологичных товаров. Всего улучшение торгового баланса Украины составит не менее 12 млрд. долл. уже в течение года после присоединения к ТС. Это сделает его положительным, что обеспечит устойчивость гривни и создаст необходимые условия для макроэкономической стабильности, роста производства и инвестиций.

Общий дополнительный прирост экспорта украинских товаров в случае ее присоединения к ТС только в Россию оценивается на период до 2030 г. в 72 млрд. долл. Важно, что он достигается в основном за счёт товаров с высокой добавленной стоимостью, включая машины, оборудование, приборы, химические, металлургические и продовольственные товары. Это даёт двукратное увеличение доли высокотехнологичных товаров в структуре ВВП Украины. Повышение ценовой конкурентоспособности украинских товаров за счёт более низких цен на энергоносители увеличит их экспорт и в ЕС. Предварительные расчёты показывают, что это увеличение превысит положительный эффект от отмены таможенных тарифов в рамках ЗСТ с ЕС.

Сравнение экономического эффекта двух вариантов интеграции представлено в таблице. Разница между сценарием создания ЗСТ с ЕС и присоединения Украины к ЕЭП к 2030 г. оценивается примерно в 7,5% суммарного ВВП.

Наряду с приведёнными выше макроэкономическими оценками следует обратить внимание на весьма значительные секторальные последствия заключения Соглашения. В частности, оно закрепляет применение норм ЕС по регулированию энергетического рынка и транзита на территории Украины. Это лишает смысла участие российской стороны в развитии украинской газотранспортной системы и стимулирует расширение альтернативных маршрутов транзита российских энергоресурсов на Запад. В случае принятия решения о строительстве «Южного потока» снижение объёмов транзита через территорию Украины может составить до 70% к уровню 2010 г., а суммарные потери украинской экономики в ценах 2012 г. могут дополнительно составить до 2,8 млрд. долл.

Соглашение предусматривает вовлечение Украины в плотное сотрудничество с ЕС в сфере ядерной энергетики — имеется в виду выработка общей политики во всех фазах ядерного топливного цикла, который сегодня она обеспечивает в тесной кооперации с российскими предприятиями, в поставках ядерного топлива, техническом обслуживании АЭС, производстве оборудования. Приоритет решений Евроатома поставит в зависимость этой кооперации от интересов ЕС, что, как уже показал опыт внедрения американских ТВЭЛов в российские реакторы, не только разорительно, но и чревато новыми атомными катастрофами.

Под давлением западных партнёров украинское руководство уже предпринимало попытки заменить российские тепловыделяющие элементы на американские, что едва не закончилось катастрофой на Южно-Украинской АЭС. Эти попытки, несомненно, резко активизируются в случае подписания Соглашения. Под вопрос будут поставлены весьма выгодные Украине крупномасштабные совместные с Россией проекты строительства новых реакторов на украинских АЭС и создания полного цикла производства ядерного топлива — от добычи урановой руды до изготовления ТВЭЛов.

Подписание и вступление в силу Соглашения ухудшит условия для развития и даже для поддержания экономических связей между Украиной и ТС по всем основным направлениям. Прежде всего это повлечёт дальнейшее сворачивание научно-технического взаимодействия в авиастроении, энергетическом машиностроении, ракетно-космической технике, атомной промышленности и энергетике, судостроении. Разрыв кооперации в области высокотехнологичных и оборонных производств может привести к суммарному сокращению украинского экспорта до 2 млрд. долл.

Другими уязвимыми секторами в условиях реагирования стран ЕЭП на создание ЗСТ Украины с ЕС являются: пищевое производство, производство транспортных средств и оборудования, сельское хозяйство. Доля Украины в суммарном импорте продукции сельского хозяйства Россией сократится на треть.

Ещё одним минусом фактического отказа Украины от участия в евразийской экономической интеграции вследствие подписания Соглашения может стать введение визового режима Украиной и странами ЕЭП. Президент России говорил о возможности введения визового режима в отношении третьих стран после создания ЕврАзЭС, которое планируется в 2015 г.

В текущих условиях Украина получает ежегодно около 2 млрд. долл. перечислений физических лиц из России (количество трудовых мигрантов из Украины оценивается официально в 200—300 тыс. чел. в год, хотя реально эта цифра выше). Ухудшение условий для привлечения рабочей силы из Украины может снизить объёмы перечислений физических лиц как минимум на 30% (или около 600 млн. долл.).

Таким образом, в обозримой перспективе подписание Соглашения оборачивается для Украины значительными экономическими потерями в торговле и производстве товаров. Эти потери могут повлечь дестабилизацию макроэкономической ситуации, спад производства и существенное снижение и без того невысокого уровня жизни населения.

Существует мнение, что заключение Соглашения улучшит украинский инвестиционный климат и будет способствовать привлечению иностранных инвестиций. Это поверхностное суждение, не учитывающее реальную структуру прямых иностранных инвестиций в украинскую экономику. Если посмотреть на состав настоящих владельцев офшорных компаний, инвестирующих в Украину, то выяснится что на долю российских инвесторов приходится более 18 млрд. долл. из 50 млрд. накопленных Украиной иностранных инвестиций (мониторинг взаимных прямых инвестиций в странах СНГ, Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития, 2013 г.).

Едва ли российский бизнес, дающий украинской экономике инвестиций больше, чем все страны ЕС, будет вдохновлён подписанием Соглашения, которое резко ухудшает условия торговли с Россией и ставит Украину под юрисдикцию ЕС по важнейшим вопросам регулирования экономики и процедурам разрешения хозяйственных споров. Перспектива решать спорные вопросы бизнеса на Украине в европейских судах, скорее всего, отпугнёт российских инвесторов. Кроме того, ухудшение платёжного баланса Украины после подписания Соглашения окажет намного большее отрицательное влияние на украинский инвестиционный климат, чем гипотетический положительный эффект от принятия европейских норм регулирования. Так что общее влияние заключения Соглашения на приток иностранных инвестиций будет противоречивым, а на первых порах, скорее всего, отрицательным.

Если экономические аспекты Соглашения не сулят Украине в ближайшее десятилетие ничего, кроме значительных потерь, то политические аспекты не обещают украинскому руководству ничего, кроме головной боли.

Не говоря уже о необходимости периодически отчитываться перед создаваемыми советом и комитетом ассоциации за полное исполнение обязательств по Соглашению, украинскому руководству придётся присоединиться ко всем дипломатическим и военным механизмам европейского контроля, включая каналы в третьих странах, к регулярным встречам высоких должностных лиц и экспертов военных учреждений сторон.

Украина берет на себя обязательства усилить своё участие в проводимых ЕС гражданских и военных операциях по разрешению кризисных ситуаций, а также в учениях, проводимых в рамках общей политики в области обороны и безопасности. Украина также принимает на себя обязательства по технологической кооперации с Европейским оборонным агентством, а также по содействию стабильности и безопасности и демократическому развитию в регионе и совместных действиях для мирного разрешения региональных конфликтов.

Эти односторонние обязательства Украины в области военно-политического и военно-технического сотрудничества окажут негативное влияние на кооперацию российских и украинских предприятий в оборонно-промышленном комплексе, стимулируют процесс импортозамещения в Российской Федерации, повлекут уменьшение взаимной торговли высокотехнологичной продукцией не менее чем вдвое. С учётом того что производственные мощности украинских машиностроительных предприятий избыточны по отношению к внутреннему рынку, а на европейском рынке их продукция является неконкурентоспособной, подписание Соглашения повлечёт дальнейшую деиндустриализацию украинской экономики.

Самое удивительное в этой истории — двусмысленная позиция украинской политической элиты, стремящейся, по выражению Маяковского, «задрав штаны», бежать под юрисдикцию ЕС. При этом, собственно, о присоединении Украины к ЕС речь не идёт. Ей предлагают односторонний отказ от суверенитета баз права влиять на принятие регулирующих норм.

Вспоминая поведение украинских представителей на переговорах в СНГ, где под каждым договором они ставили оговорку «в части, не противоречащей Конституции Украины» и ревностно следили за соблюдением национального суверенитета, их позиция на переговорах с ЕС вызывает изумление. Те самые высокопоставленные чиновники, которые объясняли нам невозможность участия Украины в ТС и ЕЭП из-за опасения частичной утраты суверенитета, теперь торопятся подписать Соглашение с явным отказом от суверенитета, да ещё и в одностороннем порядке. Если на переговорах с Россией они заявляли о недопустимости для Украины создания наднациональных органов на равноправной основе, то на переговорах с ЕС они, «закрыв глаза», делегировали Брюсселю полномочия принимать обязательные для Украины нормы регулирования без какой-либо возможности влиять на их принятие.

В тексте Соглашения не заметно следов украинских переговорщиков. Судя по его буквальному сходству с аналогичными соглашениями, которые подписаны ЕС с десятком государств, они его «подмахнули не глядя». Оно парафировано ими без каких-либо замечаний, несмотря на явные противоречия Конституции Украины. Согласно заключению о соответствии Конституции Украины проекта Соглашения об ассоциации между Украиной, с одной стороны, и Европейским Союзом и его государствами-членами — с другой (сделано Центром «Правова держава») Соглашение вступает в противоречие со ст. 5, 6, 17, 22, 55, 124 и 150 Основного Закона Украины.

В соответствии с законодательством Украины это означает, что его подписание может быть легитимным, только если перед этим в Конституцию будут внесены соответствующие изменения. Несоблюдение этой процедуры сделает выполнение Соглашения незаконным, что создаст системный конфликт в украинской правовой системе и правовую неопределённость в отношениях Украины с Россией и ТС.

Из вышеизложенного можно сделать только один логический вывод: смысл Соглашения заключается в подрыве всей системы отношений Украины с Россией. Оно невыгодно Украине экономически. В правовом смысле ставит её в положение односторонней, по сути колониальной, зависимости.

Иными словами, подписание Соглашения ставит крест на украинском национальном суверенитете и жёстко вгоняет Украину в кильватер евроатлантической политики. Оно возвращает Украину на «оранжевую» траекторию, предопределяя возобновление курса на ее вступление в НАТО и другие структуры евроатлантической интеграции. Это разрыв не только стратегического партнёрства с Россией, но и всей тысячелетней исторической традиции, которая привела Украину при поддержке России к созданию самого крупного в Центральной Европе государства.

Просуществовав чуть более двух десятилетий, украинское государство сегодня оказалось на грани утраты национального суверенитета. Слова украинского гимна «Ще не вмерла Україна...» утратят свою актуальность. Во всяком случае в плане её международной правосубъектности, включая отношения с Россией.

http://2000.net.ua/2000/forum/mnenie/93147

Опубликовано 29 Авг 2013 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.