Немецким правителям часто везло с моментами. Даже несравненного гения Бисмарка было бы недостаточно для объединения Германии, если бы к тому времени в «европейском концерте» не сложились бы соответствующие условия (общая усталость от Франции, франко-австрийские разногласия и стремление Москвы отомстить Вене за предательство в Крымской войне). Гитлер никогда бы не смог пересмотреть условия Версаля если бы Англия и даже Франция не были заинтересованы в разгроме СССР руками восстановленной Германии.

И сейчас, казалось, щедрая история снова преподнесла немцам исторический момент, который мог позволить им пересмотреть статус-кво в ЕС ( в рамках которого Франция играла роль политического лидера, а Германия - экономического) и стать абсолютной, доминирующей силой в рамках Евросоюза. Крымские события, нанесшие удар по российско-германской оси, стали неприятным моментом для Ангелы Меркель, однако канцлер в итоге сумела повернуть ситуацию в свою пользу. Она использовала общее ослабление Франции и фактически возглавила антироссийские силы в ЕС, а затем потихоньку отодвинула Париж и от решения других политических вопросов (например, греческого).

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Однако подняв с пола брошенное французами лидерство в ЕС, Германия так и не смогла оправдать высокое доверие. Проблема в том, что лидерство подразумевает не только текущее управление системой, но и выработку стратегии по ее модернизации и модификации. Меркель же оказалась не в состоянии исполнять функцию рулевого, результатом чего стал провал или, как минимум, неудача в деле решения основных проблем, стоящих перед ЕС.

Российский просчет

На российском направлении Ангела Меркель не просто наломала дров - она поставила под вопрос многие достижения ее предшественников. Как верно отмечает британский Economist, одним из ключевых моментов предыдущей немецкой политики в отношении СССР /России (так называемой Ostpolitik, Восточной политики) был принцип «изменить через сближение». И еще недавно через это сближение, Евросоюз в целом и Германия в частности могли добиться от России очень много - от поддержки в деле борьбы с США за равноправия и до модификации российской власти через рост среднего класса и его запросов. Отказавшись же от сближения и конструктивного диалога, Меркель решила подменить этот принцип на «изменить через давление».

Как и ожидалось, итог был неважным - надежды западных политиков принудить Путина отдать Крым и Донбасс Украине, а Украину - Западу не оправдались. Москва выстояла, а теперь многозначительно кивает на нынешний бардак в Киеве, предлагая Евросоюзу признать западные ошибки на Украине. Казалось, в этой ситуации Берлину нужно начать процесс нормализации отношений с Москвой, однако Меркель колеблется. Она не хочет идти против интересов США, расстраивать Польшу и Прибалтику и провоцировать какой-то политический кризис внутри ЕС. Ну и кроме того она, вероятно, отказывается признавать за Россией статус полноценной европейской державы, со своей сферой влияния и интересами в вопросе коллективной безопасности Европы.

Подробное исследование
о проблеме исламской миграции в Германии
в статье
Мигрантский вопрос в Германии

Проблема только в том, что «вакуум участия» существует, и если Меркель его не заполнит, то им воспользуются другие. Среди потенциальных кандидатов, например, ее союзники по правящей коалиции - Социал-демократическая партия Германии. «Дух Ostpolitik живет в 10 минутах езды на такси от офиса Меркель - в германском МИД, возглавляемом социал-демократом Франком-Вальтером Штайнмайером. Именно социал-демократы стоят за проектом по созданию второй трубы через Балтику - Северным потоком-2. Об этом проекте официально объявил министр экономики Германии Зигмар Габриэль - лидер социал-демократов»,  - пишет Economist. Редакция журнала всерьез опасалась, что социал-демократы проигнорируют интересы Восточной Европы ради налаживания конструктивных отношений с Россией. Однако для того, чтобы играть основную скрипку во внешней и внутренней политике, Штайнмайеру и Габриэлю нужно выиграть выборы.

Еще один кандидат - Франция, которая пытается стать мостом между ЕС и Россией. Будь на месте нынешнего президента Франсуа Олланда лидер хотя бы калибра Николя Саркози, процесс пошел бы гораздо быстрее и Парижу удалось бы переиграть Берлин. Пока же процесс российско-французского сближения идет достаточно вяло, и у Меркель еще есть время провести работу над ошибками.

Европейские тупики

Еще одной проблемой, которую не смогла решить Меркель, стал выбор вектора развития ЕС. Немцы до сих пор не определились со способом вывода организации из системного кризиса. Вариантов, собственно, не так много. Во-первых, продавливание идеи о дальнейшей централизации (против которой выступает ряд элит, а также значительная часть населения ЕС, для которого интеграция уже ассоциируется не с благами, а с далекими от интересов народа евробюрократами и коллективной ответственностью за чужие ошибки). Во-вторых, концепция «Европы разных скоростей», в рамках которой образуется несколько уровней интеграции.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

Эксперты из стран Восточной Европы (которые, по понятным причинам, не будут включены в список «скоростных» с точки зрения интеграции государств) уверяют, что этот подход развалит ЕС, однако их страхи несколько преувеличены. Скорее этот подход может исправить ту стратегическую ошибку, которую ЕС совершил когда принял в свои ряды политически, экономически, социально и культурно не готовые к евроинтеграции восточноевропейские государства. Ну и, наконец, можно просто разбежаться по британскому сценарию - превратить ЕС в некий форум и вернуть полномочия от центральных органов Евросоюза к национальным правительствам. Нужно просто выбрать один из этих вариантов.

Кроме того, Берлин не смог предложить приемлемое решение проблемы с миграцией. Идея Меркель о радушном приеме мигрантов (которых в этом году ожидается еще миллион) никого не вдохновляет. Венгрия, Польша, Чехия и Словакия заявили о своей готовности блокировать так называемый балканский маршрут - то есть закрыть границы для того, чтобы избежать потока мигрантов в свои страны.

Даже французы отказали  в поддержке - премьер-министр Пятой республики Мануэль Вайсс сказал, что его страна примет оговоренные 30 тысяч беженцев, но не более того. 18-19 февраля 2016 года пройдет евросаммит, на котором подчиненные по ЕС захотят услышать от немецкой начальницы реальный план действий в вопросе миграции. Интересна эта тема будет и обычным немцам - 81% населения Германии не согласны с текущей линией Берлина по решению проблемы. Реального плана же, судя по всему, нет.

В лучших традициях римских цезарей германская канцлер предпочитает откупаться от «варваров» в лице Турции вместо того, чтобы решать проблему. А турки же в лучших традициях германских варваров начинают задирать цену своих услуг - начальные 3 миллиарда евро сначала превратились в 5, а теперь говорят и о 10 миллиардах. Судя по всему, политическая поддержка турецкой позиции в Сирии (так, Меркель выступила за предложение Анкары о создании бесполетной зоны на севере Сирийской Арабской республики) идет в довесок. Многие в ЕС (прежде всего Италия) с такими планами не согласны, и платить дань туркам не собираются.

Кто будет править?

Ошибки Меркель уже привели к падению ее рейтинга с крайне высоких 70-80 процентов до 40 с лишним (тут важна, конечно, не итоговая цифра, а динамика). 13 марта пройдут земельные выборы в Баден-Вюртемберге, Рейнланд-Пфальце и Саксонии-Анхальте, и их итоги воспримут как своего рода барометр отношения. Не только к Меркель, но и к новой национальной партии «Альтернатива для Германии». Выборы покажут, насколько население устало от провоглашаемой Меркель политкорректности (в том числе и к мигрантам), и насколько оно готово преодолеть психологическую травму Второй Мировой и поддержать правые силы. По некоторым вопросам, АдГ наберет от 7 до 15% голосов.

Сейчас в западной политико-академической среде идет очень серьезная дискуссия на тему того, как Меркель, Германии и Евросоюзу выходить из этой ситуации с лидерством. Как вернуть трезвость и прагматизм европейской политике? Ведь уход Меркель с должности канцлера а Германии с поста лидера ЕС, по сути, ничего не решит - Евросоюзу как организации сейчас нужна не демократия, а как раз твердая рука, которая инициирует и проведет серьезные структурные реформы. Некоторые политики (например, бывший канцлер ФРГ Герхард Шредер) говорят о необходимости возврата к франко-германской оси, в рамках которой Париж и Берлин будут балансировать друг друга.

Проблема в том, что возврат этот возможен, правда, лишь после президентских выборов во Франции в апреле 2017 года, да и то лишь в случае, если на место Олланда придет политик, обладающий хоть какими-то лидерскими качествами. А ждать серьезных решений еще год Евросоюз не может - они нужны здесь и сейчас. Поэтому реалии таковы: либо Меркель найдет в себе силы играть роль лидера, либо ЕС ожидает очень, очень, очень тяжелый год. Возможно, в каких-то моментах даже фатальный.

http://expert.ru/2016/02/16/kto_zamenit_merkel/