Начнём рассмотрение, с Запада, потому, что наша культура – «у нас в крови», и многое нам кажется самоочевидным. Мы это «самоочевидное» склонны переносить туда, где для него нет места – на Западную культуру. Из-за этого переноса возникает очень много недоразумений, недопониманий, а порой и диких предрассудков при восприятии чужой (а во многом даже чуждой) цивилизации Запада.

Если есть какие-то предпосылки и общие тенденции, (которые и определяются условиями существования), то они рано или поздно должны были как-то или где-то быть оформлены в виде вполне конкретных норм и правил поведения. А из истории человечества, известно, что такой свод норм и правил, как правило, оформлялся в виде философского или религиозного учения. Последнее гораздо чаще, чем первое.

Таким религиозным учением, выразившим те идеи, из которых вырос современный Запад, был протестантизм.

Маленькое, но очень важное отступление для православных

К сожалению, многие православные верующие не воспринимают протестантизм как угрозу самим себе. А следовало бы!

Это самое течение в христианстве не только породило современный капитализм и Западное общество, но так же и все те «прелести цивилизации» которые ныне всем нам так противны. Противны не только православным, но и всем остальным нормальным представителям русского народа. Содомия, отрицание морали и нравственности, культ Маммоны, культ силы и прочие, прямо следовали из всей логики развития этого религиозного течения. В том числе оттуда следовало и возрождение культа Сатаны.

Эти идеи не просто враждебны православию.

Эти самые идеи, которые были положены в основу протестантизма, вышли из весьма оригинального толкования текста Писания. С первого взгляда, для не слишком образованного религиозного человека, эти идеи кажутся чем-то вполне нормальным, естественным и вполне соответствующим духу Книги.

Но в том то и дело что кажутся!

Ваш Батюшка не зря говорит об опасности «Свидетелей Иеговы», «Баптистов» и прочих подобных им религиозных сект и течений. Именно то самое ощущение «нормальности», и «соответствию текстам Библии» губит немало людей попадающих в эти ПРОТЕСТАНТСКИЕ секты.

На самом деле, при более внимательном рассмотрении их идей и догм, через них вполне просматривается Враг Рода Человеческого.

Поэтому: будьте особо осторожны с этим самыми ощущениями!

С одной стороны, кажется всё очень просто и нормально, но потом выходит ТАКОЕ!!!

Какие идеи положил себе в основу протестантизм?

Это, во-первых, идея индивидуального спасения (души). По ней выходило, что человек может спастись по своим личным и только личным качествам. Никакие заступничества со стороны ему не помогут.

Во-вторых, это идея «предопределения».

По этой идее, получалось, что Бог заранее и давно определил, КТО БУДЕТ СПАСЁН, А КТО НЕТ.

ЕЩЁ ДО РОЖДЕНИЯ![36]

В наиболее чистом и жестоком виде эти идеи получили в кальвинистской ветви протестантизма. Кстати говоря, вся правящая элита Америки ведёт свою родословную от первопоселенцев протестантской ветви христианства – пуритан. Той части протестантов, которые очень много взяли именно от кальвинизма.

И «незабвенные» «Свидетели Иеговы» тоже не исключение. Эта религиозная группа не только ведёт свою родословную с территории США, но и от всё тех же самых американских пуритан.

Религия не просто часть культуры. Она её, во многом, рафинированное выражение. Если в данной культуре имеется какие-то предпосылки идей, то они, как правило, оформляются в виде религиозного учения. Из этого же религиозного учения так же как следствие, выводятся правила мышления, восприятия действительности и поведения. Всеобщие правила, для применения всем. А это и есть культура в одной из своих ипостасей[37].

Заметьте: какие-то предпосылки в обществе рождают идеи. Идеи оформляются в виде религии, которая, в последствии, становится частью культуры. Закрепляется в ней. Культура меняет общество, создаёт новые предпосылки и цикл повторяется.

Эта религия и эта культура порождает в обществе какие-то процессы, которые ведут к появлению следующего явления – следующих идей, которые во многом являются следствием предыдущих. Это в свою очередь порождает новый виток идейной эволюции и рождает новую религию или «религию». Последнее появляется в том случае, если идеи порождаются наукой и её авторитетом освящаются.

Таким образом, ничто не рождается на пустом месте. Всё имеет свои причины и следствия. И то, что мы имеем в случае современного Запада, так же выросло из чего-то. Было следствием чего-то возникшего в прошлом. И проэволюционировавшего до сегодняшнего состояния.

Беда только, состоит в том, что, как и всякий путь, культура в своей эволюции может зайти в тупик. Как представляется многим современным учёным (вспомните, например, цитату, приведённую выше из «Манипуляции сознанием» С.Г. Кара-Мурзы), современная Западная культура зашла не просто в тупик, а в тупик абсолютный. За этим тупиком только смерть и распад. И то, что эта культура тащит за собой СИЛОЙ, по своему пути другие цивилизации, это значит, что не только она может погибнуть. Погибнут вместе с ней и те цивилизации, которые были, и будут в будущем, увлечены ею за собой.

Мы все можем быть увлечены за ней. В небытие.

Поэтому нам надо не только понять тупиковость нынешнего состояния Запада, характер этого тупика, но и то каким путём зашёл Запад в этот тупик. Чтобы не только знать как из него выбираться, но и не повторить этот путь в будущем.

Рассмотрим, поэтому, в следствиях как возникала именно эта Западная культура.

Глава 5. Что следовало из протестантизма?

  • 1. Мамона – бог рынка

Из идеи предопределения следует вопрос: как человек может определить – будет ли он спасён или нет?

Ответ отцы-основатели протестантизма дали вполне определённый: «Спасённым будет тот, кто обладает благодатью Божией, а определить это можно по тому, что обладающий ею пользуется поддержкой Бога. Поддержкой во всех делах».

Следствием и видимым результатом этой божественной поддержки является личный успех в делах.

Именно отсюда и следует такое фанатичное стремление тех же американцев к успеху. Ведь если ты успешен, то тот путь, которым ты добился успеха, будет всё равно оправдан Богом – ведь все успешные люди, по определению главного догмата протестантизма будут «спасены».

С точки зрения нашей культуры, данные положения протестантизма – совершенно антихристианские, так как из них прямо следует хотя бы такой принцип как «благодать» стяжательства. Ведь именно приобретение большого количества денег есть наиболее зримый результат такого «успеха». Максимизация прибыли – любой ценой!

Отсюда, с точки зрения православия, «Бог» протестантов есть «Бог» денег, стяжательства, и жадности – Мамона.

  • 2. Стремление к индивидуальному успеху

Конечно, нынешнее стремление к успеху, не оправдывается религиозными мотивами. Сейчас они оправдываются вполне «научными» теориями типа печально знаменитого социал-дарвинизма. Но ведёт оно свою «родословную» именно из тех идей.

Ведь это стремление подкрепляется вполне естественным (заложенным в генах) стремлением к лучшему, но оно ещё и было оправдано религиозной практикой. Плохо в этой ситуации то, что этой же самой протестантской религией было перебито другое такое же естественное, заложенное в генах, биологическое качество человека – взаимопомощь.

Как показывает опыт нашей, российской цивилизации (и не только нашей, но и практически всех цивилизаций традиционной культуры), стремление к лучшему, есть универсальное свойство человека и антагонистом взаимопомощи не является.

Антагонистом его делает именно культура Западного общества.

Если даже приблизительно задаться вопросом – почему именно возникло безусловное осуждение стяжательства и жадности в христианской религии[38], – то станет ясным, что оно, это осуждение, являлось предохранителем, защищающим именно принцип взаимопомощи. Ведь когда становится возможным стяжательство и жадность? Именно тогда, когда индивиду не надо заботиться о ближнем. Не надо заботиться о его выживании и можно полностью отдаться сладостному процессу накопления своего собственного богатства. За счёт или/и в ущерб другим.

В случае если в обществе принцип взаимопомощи действует, то тоже стремление к лучшему преобразуется в стремление к улучшению взаимодействия между людьми в деле повышения общего благосостояния.

Только при наилучшем взаимодействии возможен наилучший же результат такого взаимодействия, повышающий и шансы на выживание всех и на увеличение количества благ для отдельных людей коллектива.

В нашем обществе присутствуют оба типа мышления и поведения – солидарный и конкурентный. Конкурентный и есть тот тип поведения, что полностью отрицает солидарность. Для стяжательства отрицает.

Отсюда же следует и то, что те же наши современные предприниматели совершенно чётко делятся на две очень неравные части:

Первая, самая многочисленная – это те, кто поражён стяжательством. Их в народе часто называют «новыми русскими» или просто «шакалами», «хапуриками» и т.д.;

Вторая часть – те кто ещё сохранил в себе солидарный тип мышления и поведения. Этих чаще всего называют «работягами», но, к сожалению, часто путают (по признаку богатства) с первыми.

  • 3. Правовое, гражданское общество и государство

Почему же перестал действовать в Западном обществе принцип взаимопомощи?

Принцип взаимопомощи отключается всё тем же догматом о индивидуальном спасении.

Как я уже говорил, по этому догмату весь мир людской поделён на тех, кто будет спасён и тех, кто спасён не будет.

Не спасаемые – это люди изначально греховные, которым так же изначально предначертано гореть в аду.

Так что спасение такого совершенно греховного человека – изначально пустая затея. Следовательно, помогать ему так же глупо, как и пытаться отмыть негра до бела.

Уже исходя из такого простейшего предположения следует, что БОГАТЫЙ ДОЛЖЕН БЫТЬ ВРАГОМ БЕДНОГО. «Чистый» должен, по догмату сторониться «грязного», защищаться от его посягательств на своё имущество, не стараясь ему помочь. Не стараясь помочь, так как помощь абсолютно греховному человеку бесполезна и вредна.

Избавиться от своих грехов грешник по догмату не может в принципе, какую бы помощь ему бы не оказывалась.

Это положение нашло в своё время исключительно изуверское осуществление в законодательстве Англии, по которому, нищий ребёнок, укравший булочку для своего пропитания подлежал казни. Даже если он умирал с голоду!

РЕБЁНОК ПОДЛЕЖАЛ КАЗНИ!

Так же богатый должен быть врагом бедного потому, что этот самый бедный должен желать перераспределения богатства в свою пользу, так как будет неизбежно считать, что его обделили. Так же, уже по религиозным соображениям, если неудачник отмечен всеми земными грехами, то ему помогать, – это поощрять грех.

Та же самая религия толкает бедного на следующие действия:

Если кто-то забирает лишнее – следовательно надо это самое лишнее у него отобрать. По постулату об индивидуальном спасении получается, что отбирание у богатого суть так же богоугодное дело, так как тоже определяет спасаемого. Если бедному удалось отобрать у богатого его долю, то, следовательно, бывший бедный ныне спасаемый и наоборот – бывший богатый становится отверженным.

С другой стороны, если грешник заранее знает, что он попадёт в ад, то ему терять нечего. Он «пойдёт на все тяжкие», и не остановится ни перед чем. Ни перед чем, так как загробное блаженство не для него, а единственный шанс испытать блаженство – только «на этом свете». Он будет торопиться испытать все перед тем, как попадёт в Ад. Хотя бы для того, чтобы после, в Аду не обидно было за неиспользованные возможности.

Так рождаются самые страшные убийцы и преступники.

Если по догматам православия грешника можно попытаться спасти сейчас, «на этом свете», исправить его, то по протестантскому – никогда.

Если православная культура даёт надежду на спасение и освобождение от грехов даже очень сильно согрешившим, (что где-то как-то сдерживает оступившегося), то протестантизм откровенно толкает любого бедного на преступление.

Единственное, что сдерживает человека в протестантской этике от преступления, это надежда, что ещё не всё потеряно, и разбогатеть можно и под конец жизни. Получить, так сказать, подтверждение. Но уже раз оступившегося человека эта же этика навсегда записывает в падшие.

Если по православию человек своим земным существованием «зарабатывает» себе царствие небесное, то у протестанта всё иначе – всё уже давно расписано «на небесах», а «на земле» можно лишь получить подтверждение или опровержение надежд на спасение.

Таким образом, уже сами постулаты протестантской религии поощряют совершенно антагонистические взаимоотношения среди людей принципы «войны всех против всех».

Конечно, отцы-основатели протестантизма постарались замаскировать данное положение, которое из их постулатов непосредственно вытекало, освящением аристократии.

Постаралось так же и государство, объявив о священности частной собственности. Так война явная была переведена в скрытую фазу, когда то же самое перераспределение средств осуществлялось на основе существующего закона.

В рамках существующего закона удалось свалить только прогнившую и обленившуюся аристократию, которая была попросту бессильна против вёртких крыс-предпринимателей нарождающегося капитализма. Но когда «период первоначального накопления» закончился, когда все тёплые места оказались занятыми, и когда всем стало ясно, что больше этих мест попросту не существует, война снова вылезла из скрытой фазы.

Индивидуалисты по обе стороны баррикад поняли, что по одиночке они не выживут и стали объединяться. На основе общих юридических договоров между индивидами.

Так появились тресты, монополии, профсоюзы с рабочими и буржуазными партиями.

Совершив полный виток в своём развитии, война внутри Западного общества перешла на более высокий уровень организации.

Стоит в этом контексте упомянуть и о таком диком и мерзком явлении, как безработица.

Если имеется всего два этажа в обществе как то буржуазия(спасаемые) и рабочие(грешники, неудачники) то антагонизм между этими двумя слоями приобретает абсолютный характер. Либо-либо!

Но если в обществе имеется ещё несколько этажей, в частности ниже рабочих, то антагонизм размывается.

Посудите: если рабочий имеет работу – он имеет право на какой-то уровень жизни и жизненных благ. Через деньги.

Если он безработный – то он уже такого не имеет. Он уже совершенно и точно – отверженный.

Каково, в таком случае, оказывается положение работающего?

Он, получается, уже не совсем отверженный. И если к тому же имеется ещё и огромное количество совершенно нищих людей в странах третьего мира, на которых кормится всё Западное общество, то рабочий оказывается ещё дальше и выше на лестнице спасения. Он оказывается уже ПОЧТИ ЧТО СПАСЁННЫМ! Вполне естественно, что безработный получив свою пайку социального вспомоществования, за счёт ограбления стран третьего мира, так же становится по той же идеологии далеко не совсем отверженным. По факту принадлежности к странам-грабителям, – «удачливым странам».

Отсюда вполне естественна и эволюция стран Запада в сторону экспорта своих антагонизмов в страны третьего мира. В сторону образования «золотого миллиарда».

Информация к размышлению

Отсюда так же отчётливо видно, что для России в этом «золотом миллиарде» нет места!!! Мы побеждены, и ОБЯЗАНЫ СТАТЬ отверженными. По факту поражения в Третьей Мировой Войне.

Считая, что мы можем «исправиться» и «войти в общеевропейский дом», наши горереформаторы неосознанно переносят одну из черт русской культуры на европейцев. Ту часть, которая говорит, что «человек в принципе и изначально существо чистое, и может исправляться к лучшему».

По той же протестантской религии – человек либо чист изначально, тогда он победитель, либо грязен так же изначально, тогда он отверженный и обречён на поражение.

В глазах европейцев мы – отверженные, так как потерпели поражение в Третьей Мировой Войне. И нет нам места среди элиты!

Остаётся выяснить, как богатый человек должен вести себя с себе подобными.

Вполне ясно, что любой неудачник, может заиметь большое состояние. Случайно. Так же вполне естественно, что грешник, может сколотить своё состояние на воровстве, грабеже и прочих преступлениях. По догмату, эти люди были изначально предназначены в ад. Как отделить их от тех, кто честным трудом поднялся вверх?

Ответ – никак.

Такой же ответ можно получить и с несколько другой стороны.

По протестантскому догмату только Бог один заранее знает, кто будет спасён. Следовательно, никто никогда не может расслабляться аж до самой своей смерти. Не может расслабляться, так как неудачник, предназначенный в ад, может потерпеть поражение в любой момент своей жизни. То есть богатый может так же стать бедным в любой момент, если он предназначен в ад. Поэтому любой протестант на заре капитализма трудился как проклятый непрерывно и лихорадочно накапливая богатство. Поэтому так же, любой индивид не мог расслабляться и среди себе подобных «успешных», так как и среди них вполне вероятны были «отверженные».

Периодические «падения» состояний, и моральное падение некоторых состоятельных буржуа, весьма часто «подтверждали» данное положение.

Следовательно, даже среди богатых, индивид ни в коем случае не должен расслабляться, а строить свою жизнь на принципах бесконечной холодной войны всех против всех. Определить, кто среди них такой будущий отверженный – может только бесконечная конкуренция.

Но совсем не взаимодействовать человек в обществе не может в принципе. Как наладить взаимодействие, и максимально обезопасить себя от возможных происков злонамеренных людей?

Ответ здесь единственный: составить договор юридически, чтобы после, в случае нарушения его противной стороной, можно было взыскать ущерб.

Отсюда так же следует то, что должен существовать гарант договора – третья сторона – которая должна следить за праведностью деятельности каждой из договаривающихся сторон. Причём не только следить, но и иметь возможность наказать отступника. Силой возместить ущерб за счёт неправедно поступившего.

Эта третья сторона и есть государство. Так же освящённая протестантской религией часть общества.

То есть в Западном обществе, государство это институт, основанный на общественном, индивидуальном договоре каждого, и призванный следить за тем, чтобы холодная война индивидов всех против всех не переросла в «горячую» фазу.

Ведь если нет гаранта, который следит за соблюдением договоров, то единственный способ взыскать у обидчика ущерб – становится применение силы. В том числе и вооружённой.

Хорошо налаженный механизм взыскивания ущерба через государство, удержание войны граждан гражданского общества в «холодной» фазе и есть то, что называют «правовым государством» или «правовым обществом».

Для тренировки применения только что полученной информации можете проанализировать с этих позиций американский кинобоевик-вестерн. Там очень хорошо видно, как ведут себя индивиды в конкурентной борьбе на выживание без присутствия гаранта в виде государства.

Это разделение общества на людей-индивидов, начало между ними конкурентной борьбы «всех против всех», как вы видите неизбежно, в процессе самоорганизации породило так же такие понятия и структуры как «гражданское общество», «правовое общество». А так же всё остальное что прямо или косвенно из этих принципов и понятий вытекает.

Если нет Морали, то для того, чтобы новоявленные паучки не перебили друг друга в своей банке-государстве, необходимо было, ввести ВНЕШНИЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К ИНДИВИДУ законы, которые бы заставляли не резать сопернику глотку, а пытаться договориться.

Культ Закона Юридического в купе со страхом быть убитым в конкурентной борьбе породил «правовое государство», а не какие-то Моральные Принципы, как думают многие наши интеллигенты-западники. (Последнее заблуждение – яркий пример того, как переносится собственный культурный стереотип туда, где ему не место).

Индивидуализм и необходимость постоянно договариваться со всем и вся породило так же ещё и «гражданское общество». Что есть что, если забыли – посмотрите выше. Для хорошего понимания даже желательно, чтобы посмотрели ещё раз.

Небольшое отступление: «Благодатная Европа»

Почему же в Европе, до совсем недавнего времени, были в моде несколько иные принципы? Почему в её культуре, осуждение стяжательства очень долго продержалось? И продержалось, и выразилось, в конце концов, в такой форме как понятие «социального государства»?

Всё очень просто.

Причины здесь следующие.

Во-первых, в США протестантизм развивался неограниченный ничем, так как туда в основном эмигрировали именно протестанты, гонимые на родине. Гонимые не в последнюю очередь по религиозным мотивам. Поэтому в США протестанты составили большинство, и так как в условиях «освоения» «Дикого Запада» большинство из них не было связано никакими особыми ограничениями морального или правового порядка, то и эволюция их идей пошла в сторону откровенно нездоровую.

Были уничтожены почти все местные племена – уничтожены физически. До последнего человека. И женщины, и старики и дети. Так как они занимали те самые земли, которые нужны были для поселения всё прибывающих из Европы новых поселенцев.

Не в последнюю очередь эти племена были уничтожены и из-за откровенно расистских убеждений протестантов о «неполноценных народах».

В частности, появление и буйный расцвет данной теории в США того времени не в последнюю очередь связан именно с практической необходимостью идеологического и правового обоснования уничтожения коренных народов и захвата «пустующих» земель[39].

Второе обстоятельство связано с первым.

Если большинство самых ярых протестантов «свалило за океан», то в благодатной Европе, их влияние сильно поуменьшилось.

Так как «свято место пусто не бывает», то их нишу заняло и долго удерживало такое религиозное течение в христианстве как католицизм. А католицизм весьма сильно, по началу[40], стеснял некоторые поползновения нарождающегося Хищника и Паразита.

Третье обстоятельство – возникновение в начале XX века Советского Союза.

Возникновение этого государства дико напугало Паразита, так как своим существованием и очень успешным развитием предметно показало, что целый народ МОЖЕТ жить без паразитов, именующих себя незаслуженно «элитой». Но не только может просто жить, но и построить экономику В РАЗЫ по эффективности превосходящую экономику Паразита – рыночную экономику.

Уже в шестидесятые годы двадцатого столетия западными же экономистами был выведен один очень любопытный и весьма удручающий для Запада закон, который прочно «забыли» наши российские реформаторы. Звучит он примерно так: «Плановая экономика (экономика советского типа прим. авт.), МОЖЕТ опуститься в своей эффективности до эффективности рыночной, но рыночная подняться в своей эффективности до эффективности плановой – НИКОГДА!»[41].

Чисто количественно этот закон выражается так:

Максимально возможный прирост в экономике рыночного типа – 3% в год, а минимальный прирост в плановой – 8% в год (максимальный – 15%).

Пример Советского государства очень вооружил всех трудящихся мира. Он дал возможность давить на предпринимателей, вынуждая их идти на очень неприятные для них меры – создание институтов социальной поддержки, которое стало впоследствии называться «социальным государством».

Эти веяния коснулись практически всех стран Паразита. Но Паразит вывернулся очень ловко: он спихнул основную нагрузку по созданию материальных благ для собственных рабочих на страны «третьего мира», резко усилив эксплуатацию этих «отсталых» стран.

Сейчас же, в связи с уничтожением Советского Союза, идёт активный демонтаж той самой системы социальной поддержки – социального государства, – что был построен под давлением страха в «элите». Причём демонтаж ускоренный и лихорадочный. Демонтаж во всех странах Запада. Идёт под предлогом «неэффективности» и «нерыночности» таких льгот. Рабочее движение деморализовано крушением Советского Союза и особого сопротивления не оказывает. Отдельные акты отчаяния с их стороны никак на общую обстановку не влияют.

Обратите внимание, что инициатором демонтажа социальных благ – как идейным, так и практическим, – стали США. Именно оттуда пришли те самые «экономические теории» (так называемая «Гарвардская Школа») по которым всё это и ломается. Именно США своим политическим и экономическим давлением вынуждает все ему подчинённые страны следовать тому, что они желают.

Но как бы то ни было, именно в Европе, благодаря совокупному влиянию всех трёх вышеперечисленных обстоятельств, идея социального государства оказалась наиболее живучей.

Например, то, что нет в «самой великой демократии всех времён и народов – США» и есть в Европейских странах: В США вся медицина и всё медицинское обслуживание – платное.

Без исключения.

Никаких социальных льгот для кого бы то ни было.

В США вызов машины «Скорой помощи», вне зависимости от случая стоит 2000$. Все операции платные. Обычным делом является стоимость операции в 30 000-40 000$. Сложная операция обычно стоит 100 000-150 000$.

За любой визит к врачу надо платить, и платить много – четверть средней зарплаты. Страховку может позволить себе сделать только человек, у которого среднемесячный доход выше 4000$ (при средней по стране зарплате – 2400$). Это значит, что почти треть населения не имеет возможности получить и часто никогда не получает какой-либо квалифицированной медицинской помощи.

По этому параметру «социалки», даже в настоящее время всеобщего развала, Россия до сих пор превосходит США![42]

Этот факт так же очень тщательно скрывается от населения России.

  • 4. Успех и стяжательство

Но вернёмся, всё-таки к стяжательству.

Из облагораживания и оправдания стяжательства напрямую следует и главный принцип Западной экономики – принцип получения максимальной прибыли. «Всё морально, что приносит прибыль, и всё аморально, что этой прибыли не приносит!»[43]. Но прямо из этого, кстати, следует, что самый «высокоморальный» стиль деятельности имеют мокрушники, медвежатники, и прочая уголовная публика, так как норма прибыли в их деятельности максимальная.

Вам это ничего не напоминает?

Если нет, то напомню (не всякий ныне внимательно следит за тем, что иногда наша власть в массы кидает).

Ныне в нашем государстве идёт речь о «легитимации незаконных доходов». То есть о том, чтобы то, что нажито откровенно преступным путём – сделать легальным. Это ныне делается очень осторожно, чтобы не спугнуть нас, людей ещё помнящих Закон и Право. У которых, под действием пропаганды, ещё не выветрились мораль и нравственность.

Это делается пока в виде «прощения» тем, кто вывел капиталы за границу (естественно для их «отмывания»), а так же попыток придания законного статуса деятельностям, которые весьма недавно считались незаконными – например проституции и наркомании.

  • 5. Презрение к «неудачникам»

Следующее следствие из протестантизма – это презрение к «неудачникам». Вполне естественное следствие, как видно из вышеприведённого разбора.

Раз каждого Бог будет спасать по отдельности, то совершенно незачем заботиться о тех, кто рядом: если они должны быть спасены – они будут спасены, а всякие прочие «неудачники» не стоят заботы тем более – им всё равно предопределён путь в ад.

Так же неудачники, являются по догмату средоточием всех пороков. А за пороки надо человека презирать. Не только за то, что он просто «неудачник».

То есть по догмату, принадлежность к части людей поражённых пороками определяется не по действительным и видимым качествам самого человека, – по доказуемым фактам, если говорить языком юридическим, – а по самому только факту принадлежности к социальному слою малоимущих. Уже предполагается, что если данный человек относится к «неудачникам», то по определению, он им стал благодаря какому-то определённому пороку. Чаще – всем сразу.

Порочным человек уже будет считаться только по самому факту принадлежности к малоимущим.

Нет надобности говорить, что данный взгляд на мир слишком упрощён и, следовательно, очень далёк от реальности. И примеры этому бесчисленны. Примеры того, когда весьма достойные люди опускались на самое социальное дно только по тому, что не были порочны, и не могли поступать подло и низко. И наоборот, очень «успешными» становятся при рыночной экономике, как правило, лица совершенно аморальные и порочные.

Кстати, это качество Западного общества – приписывать изначальную, генетическую порочность малоимущим, – очень хорошо прописано в их же художественных фильмах. Раньше, лет так пятнадцать, двадцать назад в боевиках присутствовали отщепенцы Западного же социального дна.

С началом глобализации, и началом массового сопротивления по всему миру этому процессу (в том числе и вооружённому), злодей в их фильмах – чаще всего «арабский террорист» или мафиози, выходец из бедной арабской страны, и/или социального дна этих стран. Чем более злобный террорист или мафиози попадается в фильме – тем ниже по социальной лестнице он занимает место.

В этом стереотипе отрицательного героя так же проявляется то, что западные страны переносят «социальное дно» со своего мира на страны третьего мира. По их представлениям, раз они нищие – следовательно они «неудачники», лодыри, и вообще типы весьма отрицательные. Во всех отношениях.

Отсюда же и презрение к любому представителю стран третьего, а ныне и бывшего второго, мира, со стороны типичного западника.

Так же типично и презрение типичного русского западника, например представителя политического движения СПС или Демократического Союза, ко всему народу России. Меня эта их черта всегда очень сильно задевала, пока я не разобрался в её истоках.

Презрительное название для нашего народа – «совки», далеко не единственное проявление их отношения ко всем нам. Эти господа уже по факту принадлежности к правым, прозападно-ориентированным партиям, причисляют себя к представителям Запада, но не «аборигенной культуре». По этому они считают себя заведомо выше «всяких прочих» и на этой основе считают возможным их презирать, третировать и даже ненавидеть. Ненавидеть за один лишь факт приверженности к родной культуре.

Многие из правых, например, так же как и такая одиозная фигура как В. Новодворская, вообще не скрывают своей ненависти к советскому государству и советскому (а ныне российскому) же народу. Новодворская не раз публично высказывала мнение, что неплохо было бы «всё здесь разрушить и уничтожить»[44].

Такое отношение к «неудачникам» в Западном обществе порождает так же и ответную реакцию. Реакция, как правило, вполне предсказуемая – попытка вырваться со дна любой ценой. А цена здесь может быть воистину любая. Нет такого преступления, на которое не пошёл бы вконец отчаявшийся человек.

Развитию такого крайнего отчаяния способствует вся атмосфера Западного общества, пронизанного всё тем же презрением к нижестоящему. В этом отчаянии – одна из основных причин настолько высокого уровня преступности в западном обществе.

Нигде в другой стране, не принадлежащей системе Западного капитализма, такого уровня преступности нет даже и близко. Тот пример, что у большинства ещё на памяти – Советский Союз.

Весьма достопримечательна с этой стороны любая Голливудская кинокартина-боевик, про террористов. Как бы не была бы для нас, россиян, нереальна картина, но если предположить всего лишь одно то, что такие люди вполне могут появиться (террористы, нацеленные только на разрушение и убийство) именно в атмосфере презрения к «неудачникам», то всё становится на свои места.

Такой фильм уже можно смотреть как вполне реальное обличение Западного общества.

В самом деле, если учесть, что презрение не только действует угнетающе на такого «неудачника», но так же и лишает его каких бы то ни было шансов на восхождение к лучшей жизни, то для такого индивида, путь тотального озверения на всё общество, вполне разумен и логичен. А для сильной личности во многом ещё и неизбежен. Сильная личность с положением презираемого изгоя вряд ли смирится.

Если эту личность, конечно, перед этим не сломают.

  • 6. Комплекс неполноценности как национальная идея

Как же действует эта самая атмосфера презрения в обществе, и какие она имеет следствия ещё?

Как ни странно, но само стремление к успеху в такой атмосфере трансформируется в весьма уродливые формы.

Постоянное стремление к успеху имеет вполне закономерный эффект в области массовой психологии, а именно массовое же распространение комплекса неполноценности.

У каждого члена Западного общества постоянно перед глазами образец и эталон жизни. Этот образец и эталон срисовывается, естественно, с самого верхнего слоя общества. С самых верхних десяти процентов.

Эти самые люди в глазах остальных имеют статус «успешных». Их образ жизни постоянно рекламируется и показывается. В художественных фильмах и коммерческой рекламе.

Все остальные, пытаясь достичь хотя бы приблизительно того блеска, который им показывают через средства массовой информации рано или поздно осознают тщету своих усилий. Всё дело в том, что эти самые десять процентов успешных представляют собой касту, вход в которую для большинства закрыт. Преодолеть порог по доходам, для того, чтобы попасть в эти самые десять процентов удаётся разве что одному из тысячи. В немалой степени из-за того, что практически все богатые люди Америки объединяются по клановому принципу, объединяются в «семьи», и между ними действуют всё те же родственные узы и отношения. Те самые отношения при которых на «нужные» посты назначается не кто-то посторонний и очень успешный, а тот, кто является родственником.

Не секрет, что президентом страны может стать только лицо, принадлежащее именно к одному из старых олигархических кланов! Для того, чтобы в этом убедиться достаточно проверить то, к каким именно «семьям» принадлежат все президенты США за последние хотя бы 100 лет. Всегда обнаруживается то, что в «списке» вертятся всегда одни и те же.

Всем остальным, какие бы они ни были все из себя успешные и умные – «не светит».

Осознание этого факта – что «тебе вряд ли светит», – действует на всех крайне угнетающе и порождает всеобщее распространение комплекса неполноценности.

У нас в России этот комплекс пока что очень слабо распространён, и его можно наблюдать только у очень небольшого количества молодых индивидов. Преимущественно тех, кто поражён «западнизмом». Так что для нас это очень большая экзотика.

А действует этот комплекс на своего обладателя очень и очень скверно.

Невозможность самому подняться над общей массой себе подобных «неудачников» толкает его обладателя на поиск того, кого можно унизить – опустить ниже своего уровня – для того, чтобы возвыситься самому. Возвыситься хотя бы в своих собственных глазах и хотя бы на миг почувствовать себя «победителем».

Такую возможность представляют ему те, кто в силу обстоятельств потерпел крах. Финансовый, деловой. Эта ситуация провоцирует весь «паучатник» на вполне конкретную реакцию – всеобщее презрение. Такое презрение, что оно провоцирует всех не только на выражение его в какой-то словесной форме, но и в конкретных унижающих «неудачника» действиях[45].

Это самое презрение ложится на его обладателя как несмываемый знак, клеймо, и начисто лишает такого человека какой-либо возможности, когда-либо вообще подняться. Для того, чтобы подняться, ему нужно будет с кем-то иметь дело. Но никто с ним иметь дела не захочет – на нём знак неудачника!

Таким образом, сама социальная среда порождает вполне конкретный слой «отверженных» – питательную среду для «немотивированной преступности» в частности, и общей преступности вообще.

Эти механизмы действуют на всех этажах данного общества. «Неудачники» в любом случае будут бороться за «свой кусок пирога». Их всегда намного больше, чем «успешных», а это значит, что на одного смирившегося со своей участью «неудачника», придётся несколько тех, кто не смирится никогда. Следовательно, для каждого «праведника» обязательна борьба с этими самыми «неудачниками». Он должен доказать и себе и другим (прежде всего именно себе!), что он принадлежит именно к числу «спасённых».

(Прежде всего именно себе. Как показал М. Вебер на ранних стадиях развития капитализма, неустанная работа, работа на износ призвана была глушить в человеке дикий страх от осознания того факта, что будущее у него совершенно не гарантировано, что «за гробом» он далеко не факт что попадёт в число праведников и, следовательно, в рай.)

Вполне естественно, что такая борьба будет весьма острой. Чтобы она не перерастала в откровенную вооружённую борьбу за власть и деньги, её узаконили и назвали «конкуренцией».

Узаконили для того, чтобы ввести её хоть в какие-то разумные рамки. Отсюда так же следует более ясное определение конкуренции как узаконенной «войны всех против всех».

Презрение к неудачникам так же имеет функцию выбраковки человеческой популяции. Причём выбраковки очень мерзкой по своим качествам, с точки зрения русской культуры.

Она, перенесённая на почву традиционного общества, «выбраковывает» прежде всего тех, кто твёрдо стоит на морально-этических принципах нормальной цивилизации. Навязанные, как правило, сверху, рыночные отношения в таком обществе приводят к тому, что наверх выбиваются самые «энергичные». То есть те, у кого хватает духу порвать с материнской культурой, наплевать на интересы и ближнего и общества в целом.

Ведь все отношения, в том числе и экономические в традиционном обществе очень жёстко регламентированы. Регламентированы, чтобы обеспечить жизнь как можно большего количества людей.

Если внедряется культура основанная на личной выгоде, то выгоды общественные, естественно, отходят на второй план. Отсюда и следствие для таких индивидов – как можно меньше обращать внимания на то, что не относится непосредственно к выгоде собственной.

Это провоцирует таких индивидов сначала к игнорированию интересов большинства (если это приносит ему определённый денежный дивиденд), пока что в рамках закона. Но как только таких индивидов становится много, то и борьба так же смещается в сторону всё большего конфликта с законом. Сама обстановка конкуренции поощряет на поиски обходных путей и лазеек в законе.

Так как правовое общество основано на приоритете юридического права, то среди таких индивидов моральный закон всё более и более игнорируется. Таким образом, в обществе всё больше утверждается группа людей, которые всё более отвечают определению как аморальные. С такими конкурировать на равных можно только опустившись на их моральный уровень – забыв все понятия «честно-нечестно», «праведно-неправедно». Любой высокоморальный человек в такой среде будет неизбежно осмеян как «лох». Так как его обжулит, обставит и разорит любой из этой компании. Моральный человек в таком обществе не имеет никакого шанса. А это значит, что он «неудачник».

В результате осмеянию будут подвергаться ВСЕ люди, сколько-нибудь моральные, как «лохи» и «неудачники», не способные «крутиться», и «зарабатывать деньги».

Вполне естественно, что в таком обществе, подвергшимся атаке рынка, мораль отмирает, заменяясь юридическим законом и правом сильного.

В рыночном обществе, «выбраковываются», прежде всего, носители и хранители культуры. Выбраковываются, так как они главное препятствие на пути установления аморального, «правового общества». Главное препятствие безудержной конкуренции.

  • 6. Расизм

Почему-то мало кто замечает, что всё вышеописанное прямо порождает и такое чисто Западное явление как расизм. Ведь прямо из догматов следует, что всё человечество изначально поделено на две неравные части – праведников и грешников. Последние как бы и не относятся к роду человеческому! Они средоточие всех мыслимых и немыслимых пороков. Они грязь! И нечего с ними церемониться.

Ведь как определить полноценная перед тобой раса или нет? По догмату – элементарно! Если раса добилась больших успехов в области чисто западной экономики – это нормальная нация, а если нет – это недочеловеки. А возможно и вообще не люди. Так, двуногие, прямоходящие, разумные, но животные. Одним словом – зверьё годящееся разве что на истребление.

Последнее выделение фразы «чисто западной экономики», не случайно.

Наши «доблестные» прозападные идеологи именно этого акцента в оценках со стороны западной цивилизации стараются не замечать. Ведь, кроме акцента на «экономике» и «деньгах», существует акцент просто на Жизни! Именно такой акцент в оценках соседей характерен для всего остального человечества. В канонах традиционной культуры, главное не «прибыль», «успех» и прочие фетиши западной цивилизации, а просто жизнь как она есть. Не безудержный и чудовищно гипертрофированный гедонизм[46], а принцип избегания страданий. А это прямо противоположные принципы.

Но и это не главное.

По любому религиозному догмату, признаком следования той или иной религии является соблюдение её обрядов и следование её идеологии.

По той же религии все, кто не следует её канонам – грешник. А значит отверженный. Ясное дело с массовым распространением атеизма роль протестантской религии очень сильно поуменьшилась, но её место заняла идеология «рыночных отношений» и «рыночной экономики», которая, так же как и протестантизм в современном Западном обществе, во многом исполняет роль именно религии.

Поэтому, если японцы следуя рыночной модели экономики достигли каких-то определённых успехов, то они «свои». Они «правильный народ». А если кто-то добился успехов применяя какую-то другую экономическую модель – это «Империя зла». Здесь действует на подсознательном уровне убеждение типа: «Если за нашей Системой Бог, то любой добившийся успеха в рамках этой Системы – праведник. Если же существует ДРУГАЯ Система в рамках которой так же кто-то добивается успеха, то эта система явно от Сатаны – только Сатана может конкурировать с Богом. А раз так, то успешный, в рамках «чужой» Системы, человек – исчадие Ада!».

Так же и наоборот: если данному народу, данной стране рыночные отношения подходят как корове седло и этот народ, поэтому, непреуспевает на ниве рыночной экономики, то тут же со стороны Западных советников раздаются стенания, мол этот народ «слишком отсталый», «слишком патриархальный» и вообще «генетически неспособен воспринять модели прогресса и процветания». Таких, «списанных со счетов прогресса» стран и народов, ныне набралось как бы не ¾ всего населения земного шара.

С точки зрения любого нормального русского, все эти стенания западных советчиков суть стенания плохого танцора, которому известно что мешает. Это видно и давно известно всем. Но, тем не менее, они продолжают старательно придерживатьс

я всё тех же своих рыночных догм и принципов, «оцивилизовывая» очередную страну. Даже если перед этим «оцивилизовыванием» эта страна была вполне нормальной и процветающей.

Запад следует этим вполне догматически-религиозным принципам настолько последовательно и аккуратно, что для меня самого загадка: как это свойство их идеологии и политики до сих пор уходит из поля зрения и политологов и экономистов?

Именно не научным, а догматически-религиозным!!!

Последнее особенно поразительно, так как принадлежность к политологам и экономистам предполагает и принадлежность к «научному сословию», а раз так, то и следованию вполне научному стилю мышления прямому антагонисту мышлению догматическому.

Но, тем не менее, очень многие, особенно наши «рыночники» и «правые», с ретивостью религиозных неофитов рассуждают на темы вполне расистские – обсуждая вслед за западными учёными «генетические изъяны» тех или иных народов, не желающих воспринимать западную антагонистическую модель общества и строить на своей земле «рыночный рай».

Эти «рыночники» и «правые» совершенно не замечают того, что ЭТО, во-первых, чистокровный расизм и во-вторых, расизм, возведённый в ранг догмы.

Религиозной догмы.

Самое страшное здесь в том, что списав со счетов прогресса ту или иную страну, тот или иной народ, Запад начинает относиться к ним как к крысам. Крысам, которых надо бы всех изничтожить, но вот проблема КАК?

Рождаются и тут же начинают рьяно претворяться в жизнь изуверские геноцидные ПРОГРАММЫ УПРАВЛЯЕМОЙ ДЕГРАДАЦИИ, цель которых, что уже ни для кого не секрет, «освобождение стран и территорий от лишнего населения»…

Такая программа, точнее серия программ, действует по отношению ко всем странам бывшего СССР. Она ни для кого не секрет! Кроме, разве что нашего дражайшего президента Путина.

Дело Адольфа Шикльгрубера живёт и побеждает!

http://usinfo.ru/c2.files/ll.htm