Полгода назад Егор Холмогоров затеял бороться с трендом «грузины пишут о русской истории». На мой взгляд, проблема не в том, что «чужие пишут неправильно», а в том, что сами русские пишут о русской истории не так, как нужно. Попробуем разобраться, (1) как нужно писать о русской истории, чтобы не было «мучительно стыдно» даже перед молдаванами и грузинами, и (2) почему с этим возникают проблемы.

1. В качестве примера, остановимся на третьей части отповеди Холмогорова. Ему не понравилась акунинская трактовка первых московских князей. Однако сам критик тут же признает, что Акунин тут ничего не изобрел, а следует в русле уже давно устоявшейся негативистской традиции, лишь местами сгущая краски. Эта традиция сидит у нас в голове без всякого Акунина. К примеру, как вы представляете себе «Ивана Калиту»? Лично я, по умственной инерции, воображаю себе нечто вроде ухмыляющегося Юрия Лужкова в бороде и остроконечной шапке, вместо кепки. Нечто пошлое и скучное. Думаю, что ваше представление - вряд ли более романтическое. Коррекция Холмогорова относится к фактической стороне дела: он реабилитирует действия князей с точки зрения морали и государственных интересов. Но эстетический и эмоциональный фоны при этом остаются такими же тусклыми и пессимистичными, как у негативистов.

Ранняя история Москвы, на уровне образа, предстает перед нами как нечто мрачное, серое, с грязными лужами и мелким дождем, и в то же время – кровавое. И населяют ее, в лучшем случае, старцы-схимники, «печальники о земле русской», «страстотерпцы», а не живые люди. Это эстетика жития святых мучеников. ИСТОРИЯ В СТИЛЕ НУАР. Этот нуар, наброшенный на раннюю историю нашего государства, производит над душами русских людей, особенно молодежи, действие гораздо более негативное, чем ошибки в исторических деталях. Уж лучше бы русскую историю населяли блистательные мерзавцы, чем унылые печальники.

Много ли даст изменение фактографии? Ну, давайте подражать украинцам, давайте напишем, что в битве при Калке наши победили монголов и гнали их до самого Тихого океана, основав Владивосток в 1241 году. Но что это даст на самом деле? Лишь удобный предлог переместить фокус внимания с «раннего московского убожества» на нечто «более забавное». Еще раз повторяю: дело не в фактографии, а в эстетике. Ранняя история других стран Европы насыщена кровью, мраком и всевозможными гнусностями. Но у них из этого получается «конфетка», «Игра Престолов», а у нас – горе и скука.

Каким должен быть Иван Калита, чтобы молодой человек, знакомясь с историей Московии, не впадал в депрессию? Каким должен быть Симеон Гордый? Да, блин, он же был Гордый. Гордый! А не «Терпила», не «Плакса», не «Обиженная Нюня». Наши предки, не надеясь на наш разум, заранее подсказали правильную трактовку образа. Симеон Гордый? РОББ СТАРК. Иван Калита? ТАЙВИН ЛАННИСТЕР. Пропустите же, наконец, раннюю русскую историю через «мозг Джорджа Мартина», превратите ее в блестящую, роскошную «Игру Престолов».

Хватит уже «страстотерпцев» и «печальников», хватит черно-белого нуара а ля Тарковский («Рублев»). Первые московские князья – это не «старцы», это МОЛОДЫЕ ЛЬВЫ. И если бы они не были Молодыми Львами, а были «терпилами», то ничего бы не получилось. Если из малонаселенного, заброшенного княжества «на северных болотах» вдруг выросла блестящая европейская Империя, то только потому, что им, из века в век, управляли сплошь Старки и Ланнистеры, Ланнистеры и Старки.

Давайте, наконец, судить истоки нашей истории, основываясь на ее конечном результате, на «гамбургском счете», а не на мазохистских фантазиях тарковских и акуниных. Ибо «из ничего ничего и не проистекает». И если все же «проистекло», если конечным результатом деятельности этих князей стала блестящая Россия XIX века, то значит, они и сами были НЕЧТО. Такое НЕЧТО, пред лицом которого любой Макиавелли смиренно снимет шляпу, а любой Клаузевиц будет суетиться с блокнотиком, записывая слова. А наши горе-историки сначала превращают их в сереньких брежневских «секретарей райкома», а потом плачутся, что инородцы не питают уважения к нашей истории.

Мысль о том, что о ранних стадиях истории нужно судить по конечному результату, поясню на примере Польши. Многие сегодня фанатеют от «посполитого» этапа польской истории, думая, он представляет собой суть Польши. На самом деле суть Польши дает нам то, к чему она пришла, добившись победы в «национально-освободительной борьбе против русских оккупантов». Освобожденная Польша сегодня, на вершине своей истории, это «польский сантехник» в Европе и «польское яблоки» в России. Другими словами, «по гамбургскому счету» поляки – это европейские сантехники и российские садовники.

Польские сантех-садовники собирают чужое гавно и на этом удобрении выращивают свои яблоки, - такова их национальная идея. Выискивать западное гавно и, слегка переработав, продавать его на Восток, украинцам и русским, - вот она, суть загадочной польской души. Вся история Польши была направлена на то, чтобы добиться этого потрясающего результата. Напрасно упрекают Екатерину II за то, что она превратила трофейный трон польских королей в свой нужник. Трон «нации сантехников» был нужником изначально, Екатерина лишь открыла его истинную сущность, помогла полякам понять самих себя.

Иное дело Россия. Она даже сегодня, в ничтожестве и позоре, наводит шороха на весь мир, формирует глобальную повестку дня для Запада и для всего человечества. Поэтому любые, самые грандиозные фантазии о качествах московских князей и московской элиты того времени не могут считаться преувеличенными. «Из ничего ничего и не проистекает». Если из «болотного» Московского княжества проистекла великая Империя, великая Культура и великий Народ, то на начальной фазе это величие должно было присутствовать у отцов-основателей России в супер-концентрированном виде. Рисовать их образ нужно, взяв за образец Борджиа и других титанов эпохи Возрождении, а не «православных румынских князей». Будь они «румынскими князьями», то и получилась бы «Румыния» размером с Московскую область.

О развратных и никчемным Борджиа, которые так и застряли на уровне «Московской области», западные люди снимают сериал за сериалом, показывая их блестящими полубогами. А титанов, которые в гораздо более трудных условиях добились успеха в том, в чем Боржиа проиграли, наши историки и популяризаторы истории лепят какими-то скучными завхозами или прапорщиками. Люди сели за стол истории с самыми плохими картами против самых опытных игроков, отважно блефовали и в итоге сорвали банк, поднялись в Высшую Мировую Лигу. Для этого нужен блестящий интеллект, стратегическая виртуозность, молодой задор, отвага, артистичное отношение к жизни, человековедение высшего разряда. Это все и должны показать нам историки и популяризаторы ранней русский истории.

2. Теперь разберемся, почему раннюю российскую историю нам преподносят «с вырванными цветными картинками» и «завернутой в туалетную бумагу». И не какие-то «приблудные грузины», а сами российские историки и популяризаторы истории. Ответ очевиден: люди, которых сделали «лузерами» и которые сами себя ощущают «лузерами», физически не способны подобрать убедительный тон, чтобы писать о Молодых Львах. Большая часть русских историков и литераторов, как и русское интеллектуальное сословие в целом, в социальном плане – это «голимые лузеры» с нулевым статусом, борющиеся за выживание на грани нищеты.

Исключением являются лишь те, кого подкармливает власть и новиопы (как тот же Акунин). Но они и пишут так, как это угодно власти и новиопам. А у остальных ничего, кроме «мрака, страданий и глупости», получиться не может в принципе, поскольку с иной стороной жизни они просто не знакомы. Вот и населяют нашу раннюю историю вместо блестящих «Старков» и «Ланнистеров» - «Иван Жлоб», «Симеон Плакса», «Даниил Тупица», «Василий Темный» и другие подобные персонажи.

Кто в этом виноват? Конечно, национальные капиталисты. Собственно, сам Холмогоров – яркий пример их отношения к русскому интеллектуальному сословию. Он медийно раскручен, «не скрыт в безвестности», как многие другие русские интеллектуалы, о нем все знают, – и тем не менее, в материальном плане он балансирует на грани бедности. Тогда как самые распоследние поляки и румыны в аналогичной ситуации уж позаботились бы о том, чтобы национальный спикер «на острие удара» вообще не задумывался о хлебе насущном.

Даже тупые средневековые бароны смогли додуматься, что нужно отстегивать десятую часть всех доходов интеллигенции, - «иначе будут проблемы». А русские капиталисты дойдут до этой светлой мысли, только когда их уничтожат, вместе со страной. Денежное сословие русского народа (а оно существует) имеет в себе фундаментальный изъян: люди не понимают, что в стратегической перспективе интеллектуальная «крыша» для выживания и успеха не менее важна, чем чиновничья или силовая. К национальной интеллигенции они относятся, в лучшем случае, как к лакеям.

Конечно, интеллигента не трудно превратить в лакея, но по последствиям это все равно, что низвести до лакейского статуса свой собственный мозг. Поскольку интеллигенция, в итоге, форматирует мозги в том числе и элите, то на выходе неизбежно получится «элита» с лакейским духом и лакейским взглядом на мир. И не удивляйтесь потом, что конкуренты из других наций будут относиться к вам именно как к кучке ничтожных лакеев и холуев, случайно дорвавшихся до управления великой страной.

Сегодня многие размышляют о том, как довести до завершения формирование русской нации, какие события и действия могут ускорить этот процесс. На самом деле тут и размышлять не о чем: русские превратятся в Нацию в тот самый момент, когда национальное сословие капиталистов начнет регулярно выплачивать Десятину национальным интеллектуалам. Причем со всем пафосом и уважением: не как чаевые, бросаемые на ходу лакеям, а как осознанную плату за «крышу».

Примечание. Если кто-то находит унизительным сравнение поляков с сантехниками и садовниками, то тем самым он наносит оскорбление уважаемым социальным группам сантехников и садовников (в занятиях которых нет ничего постыдного и предосудительного).

http://kornev.livejournal.com/457596.html