Гибридная война (англ. hybrid warfare) – термин, появившийся в конце XX в. в США для понимания военной стратегии, объединяющей в себе как единое целое обычную войну и информационную войну. Следует подчеркнуть, что в мире пока нет единого и общепринятого определения. Само слово "гибридный" означает использование сразу нескольких видов давления (информационно-идеологическое, финансово-экономическое и т.д.) на противника. При этом действия вооруженных сил составляют хотя и важную, но всего лишь часть.

Довольно широко термин "гибридная война" трактуется в редакторском предисловии справочника Military Balance 2015 как "использование военных и невоенных инструментов в интегрированной кампании, направленной на достижение внезапности, захват инициативы и получение психологических преимуществ, использующих дипломатические возможности; масштабные и стремительные информационные, электронные и кибероперации; прикрытие и сокрытие военных и разведывательных действий; в сочетании с экономическим давлением".

С нашей точки зрения, методология гибридной войны стала разрабатываться в конце XIX в. в Британской империи. Она надеялась сохранить свое мировое могущество с помощью комплекса различных, в том числе и тайных, методов ведения войны. Для реализации идеи создания Всемирной Британской империи с глобальным имперским парламентом в 1891 г. Сесиль Родс при участии лордов Бальфура, Ротшильда, Мильнера и Эшера (друг и доверенное лицо королевы Виктории, а позднее –ближайший советник Эдуарда VII и Георга V), а также Уильяма Томаса Стэда (самый известный и сенсационный журналист того времени) создал общество "Круглый стол" (Round Table).

Это общество участвовало затем в создании "Совета по международным отношениям" в Нью-Йорке и Королевского института международных исследований в Лондоне. Историю "Круглого стола" хорошо описал американский историк Кэрролл Куигли (1910–1977) в работе "Англо-американский истеблишмент", написанной в 1949 г., но изданной лишь в 1981 г.

Одной из целей "Круглого стола" был возврат Соединенных Штатов Америки в состав Британской империи. Главным средством реализации этой цели стало создание Федеральной резервной системы (ФРС). Одновременно ставилась задача ослабить Российскую империю (чтобы она не могла помочь США), которая в 1861–1864 гг. оказала помощь США в ходе гражданской войны, послав две эскадры в Нью-Йорк и Сан-Франциско для защиты северян от британского флота.

ФРС была создана в 1913 г. после финансового кризиса, организованного в 1907 г. британской разведкой через подконтрольных американских банкиров. Затем в США с помощью внедрения системы соответствующих комментариев было сформировано общественное мнение в поддержку идеи о необходимости создания новых финансовых структур для предотвращения подобных финансовых кризисов. Частью стратегической операции по созданию ФРС была и организация победы на президентских выборах Вудро Вильсона. Банк Англии (частный банк, созданный в 1694 г.) тайно финансировал избирательную кампанию будущего президента США Вудро Вильсона.

Деликатные поручения по финансированию избирательной кампании Вильсона выполнял Эдуард Хауз, тесно связанный с британской разведкой. Создание Федеральной резервной системы (ФРС) США можно смело отнести к одной из первых операций гибридной войны в финансово-экономической сфере.

В результате ее осуществления экономическая и финансовая системы США постепенно оказались под полным контролем группы лондонских банкиров и купленных ими политиков. ФРС была создана 23 декабря 1913 г. в соответствии с принятым Конгрессом США законом о ФРС. Это стало возможным благодаря приходу к власти Вудро Вильсона, чье избрание было щедро профинансировано британскими банковскими кругами. Платой президента США Вильсона за успех стало принятие закона о ФРС.

Февральский государственный переворот 1917 г., приведший к свержению самодержавия и крушению Российской империи, также можно считать успешной операцией гибридной войны против России, осуществленной силами западного масонства и британской разведкой МИ-6. Не секрет, что основные исполнители февральского государственного переворота (масоны, либералы и генералы-заговорщики) поддерживались британцами и управлялись из Лондона.

Современная западная стратегия гибридной войны начала развиваться в рамках так называемой холодной войны (1946–1991), развязанной против СССР по инициативе Уинстона Черчилля. Холодная война фактически являлась гибридной войной, которую вел Запад против СССР. В ходе этой войны осуществлялись широкомасштабные подрывные идеологические, экономические действия, шло формирование "агентов влияния" Запада в советской элите, СССР был целенаправленно втянут в изнурительную гонку вооружений, в войну в Афганистане и т.п.

Вызовы и угрозы подрывной деятельности в форме гибридной войны не были адекватно оценены руководством СССР, которое упорно готовилось к классической войне и рассматривало военную силу и ядерное сдерживание как основу сохранения государственного суверенитета. Некоторые подходы к методологии гибридной войны в 1920-х годах описаны нашими отечественными военными мыслителями. Генерал-майор Александр Свечин –"русский Клаузевиц" считал, что будущая война развернется на многочисленных "фронтах" – политическом, дипломатическом, экономическом и т.д.

Идею комплексности будущей войны отстаивал в своих работах генерал-лейтенант Андрей Снесарев, который подчеркивал, что периоды, свободные от вооруженной борьбы, необходимо заполнять "невоенными операциями". В них "стратегия работает не мечом, а другими средствами, хотя бы и чужими: агитацией, сокрушением вражеской экономики, обгоном в воссоздании своих сил и т.п.".

Интересен и подход, предложенный полковником русского Генштаба Евгением Месснером, который в эмиграции уже после Второй мировой войны писал о том, что в ходе "мятежевойны" воюют не только регулярным войском, но и иррегулярной силой (агрессо-дипломатией, нефтью-оружием, оружием-порнографией, оружием-наркотиками, оружием-промыванием мозгов, террором). Однако в СССР данные подходы не развивались.

В рамках стратегии гибридной войны Запада действовала направленная против СССР система экономических санкций. С целью экспортного контроля над товарами и технологиями, запрещенными к ввозу в СССР и государства Варшавского договора, странами НАТО и Японией в 1949 г. был создан Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ). Его задачей стало обеспечение контролируемого технологического отставания СССР.

Фактически в 2014 г., после воссоединения Крыма с Россией, Запад применил против России санкции, аналогичные тем, которые действовали много лет против СССР. Целенаправленные манипуляции с ценами на энергоносители также являлись важной технологией гибридной войны Запада против СССР. В 2016 г. Все повторяется, только операции гибридной войны по целенаправленному снижению цены на нефть проводятся уже против России.

В конце 1980-х годов при мощной организационной, финансовой, информационной поддержке из-за рубежа заполыхали кровопролитные конфликты на территории СССР. Руководство СССР оказалось неспособно противостоять невооруженной агрессии против страны и не допустить ее разрушения в 1991 г. В процессе разрушения СССР крайне негативную роль сыграл Генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев, который не смог или не захотел противодействовать гибридной войне Запада.

В наши дни мощный удар по системе обеспечения национальной безопасности России и стабильности в Евразии нанесли цветные революции на Украине и на Ближнем Востоке, несущие хаос. Негативное для России развитие геополитической ситуации стало возможным в результате активного и умелого использования Западом современных информационных технологий с целью переформатирования сознания и поведения значительной части населения Украины и стран Ближнего Востока. С другой стороны, несовершенство российской системы прогнозирования, оценки обстановки в стратегически важных регионах мира и антикризисного реагирования вылилось в отсутствие сколько-нибудь значимого упреждающего противодействия активности Запада на Украине.

Отправной точкой для разработки концепции использования терроризма как особой технологии гибридной войны стал тайный проект НАТО, созданный после Второй мировой войны британской разведкой МИ-6 и ЦРУ. В странах – членах НАТО параллельно с регулярными армиями альянса появились секретные армии НАТО (также называемые "оставшиеся позади" (stay-behind) или "Гладио" (лат. gladio – меч)).

Организованный НАТО и ЦРУ террор в Европе
в статье:

Террор НАТО в Европе и США

Этими секретными армиями НАТО руководил и координировал их действия тайный комитет безопасности в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Представители секретных армий ежегодно собирались вместе. МИ-6 и ЦРУ финансировали создание и деятельность этих тайных диверсионных групп, обучали их и закладывали тайники с оружием и взрывчаткой. Например, итальянская секретная армия НАТО вела тайную войну против итальянских коммунистов (ИКП) и социалистов (ИСП), совершая кровавые террористические акты. Так, незадолго до Рождества 1969 г. на оживленных площадях Рима и Милана взорвались четыре бомбы, погибли 16 человек. В этом кровавом злодеянии специально были обвинены коммунисты.

В 1972 г. рядом с итальянской деревней Петеано взорвался заминированный автомобиль, в результате чего погибли три карабинера. Через два дня полиция получила анонимное указание, что преступниками являются члены организации "Красные бригады". В 1974 г. посреди антифашистской демонстрации взорвалась бомба: восемь убитых и 102 раненых. В августе 1974 г. в поезде Italian Express, шедшем из Рима в Мюнхен, взорвалась еще одна бомба. Погибли 12 человек и 48 были ранены. На вокзале в Болонье 2 августа 1980 г. произошел теракт, в котором погибли 85 человек и 200 были ранены. СМИ и политики объявили сторонников "Красных бригад" организаторами теракта.

Развитие проекта "Гладио" имело место в Афганистане, куда главному идеологу гибридной войны Запада против СССР русофобу Збигневу Бжезинскому удалось "втянуть" Советскую Армию. МИ-6 и ЦРУ создали координационный центр международного исламистского террористического движения для борьбы с советскими войсками в Афганистане. Так появилась "Аль-Каида", объединившая наемников из 43 стран.

Последовавшая за этим десятилетняя война с моджахедами стала одной из причин поражения Советского Союза в холодной войне. Именно при организационной и финансовой поддержке западных разведок возникла организация, координирующая переброску оставшихся не у дел ветеранов афганской войны по всему миру. Впоследствии "Аль-Каида" успешно направляла фанатиков ислама, обладающих боевым опытом, на Северный Кавказ, в Алжир, Боснию, Косово, Ирак и Сирию (где на основе опыта "Аль-Каиды" и создали ИГИЛ).

Что же произошло с ними после распада СССР? Все они остались в строю. Как и прежде, проводят террористические акции "под ложным флагом" в тех странах, которые не хотят добровольно принимать правила глобализации. Механизм прост: сначала "террористы" до предела дестабилизируют обстановку в стране, а затем туда прибывают войска США и НАТО для оказания помощи в борьбе с террористами и проведения операций по стабилизации. Такой сценарий был сорван в Сирии.

Однако у афганской войны имелся и еще один важный итог: Запад получил бесценный опыт организации и ведения иррегулярных боевых действий против одной из сильнейших современных армий. Мир тогда еще вступал в информационную эпоху. Дальнейшие события показали, что именно информационные войны являются сердцевиной гибридной войны. В результате изучения афганского опыта западные аналитики выстроили простой и ясный алгоритм ведения гибридной войны для реализации идеи полного западного доминирования в мире:

• если страна не принимает западные правила игры, то начинается революция, для начала цветная;

• если власти капитулировали, их заменяют на прозападный режим;

• если власти сопротивляются, начинается силовая операция; в стране активизируются различные антиправительственные организации и повстанческие движения, которые либо сами свергают правительство, либо к ним приходят США и НАТО.

Образно сказал российский президент Владимир Путин, выступая на заседании Совета Безопасности России 22 июля 2014 г.: "Неугодные режимы, страны, которые проводят независимую политику или просто стоят на пути чьих-то интересов, дестабилизируются. Для этого в ход идут так называемые цветные революции, а если называть вещи своими именами – просто государственные перевороты, спровоцированные и финансируемые извне. Конечно, упор делается на проблемы внутри стран".

Следует напомнить о том, что первым этапом войны в Сирии была как раз "цветная революция" несколько лет тому назад. Но народ Сирии сплотился вокруг своего президента. И вот тогда-то и начался второй этап – вооруженная агрессия террористов ИГИЛ. Усиление военного присутствия России в Сирии является вынужденной ответной мерой в связи с масштабной террористической агрессией ИГИЛ против народа Сирии при тайной поддержке Турции, Саудовской Аравии и западных государств.

Надо четко понимать, что проект "ИГИЛ" нацелен против России, создан западными разведками –МИ-6, ЦРУ и является составной частью плана ведения гибридной войны против нашей страны. Данные обстоятельства требуют от РФ осуществления умелого информационно-психологического обеспечения военного присутствия в Сирии, а также проведения активных и эффективных мероприятий, обеспечивающих противодействие в рамках ведущейся Западом против России гибридной войны.

Гибридная война – совокупность методов военно-силового, политико-дипломатического, финансово-экономического, информационно-психологического и информационно-технического давления, а также технологий цветных революций, терроризма и экстремизма, мероприятий спецслужб, формирований сил специального назначения, сил специальных операций и структур публичной дипломатии, осуществляемых по единому плану органами управления государства, военно-политического блока или ТНК.

Цели гибридной войны –полная или частичная дезинтеграция государства, качественное изменение его внутри- или внешнеполитического курса, замена государственного руководства на лояльные режимы, установление над страной внешнего идеологического и финансово-экономического контроля, ее хаотизация и подчинение диктату со стороны других государств или ТНК.

Особенностью современного этапа развития международных отношений является мощный политический, информационный и экономический прессинг со стороны Запада в отношении России, который представляет собой составную часть западной стратегии гибридной войны, нацеленной на дезинтеграцию евразийского пространства, создание хаоса и нестабильности в Евразии.

Стратегия гибридной войны разрабатывается США и НАТО уже много лет. В качестве нового элемента войны рассматривается усиление влияния на подготовку, ход и исход глобальной войны сочетания элементов военной и иррегулярной составляющих. В XXI в. в международных отношениях произошла трансформация понятия "сила".

Стратегия ведения гибридной войны НАТО предполагает доминирование инструментов "мягкой силы" и нацелена на дезинтеграцию евразийского пространства, создание хаоса и нестабильности в соседних с Россией государствах с использованием технологий цветных революций, информационной войны, терроризма и экстремизма, финансово-экономического давления, военно-силового принуждения.

В итоговой декларации саммита НАТО, состоявшегося в Шотландии в сентябре 2014 г., впервые на официальном уровне было заявлено о необходимости готовить альянс к участию в войнах нового типа – гибридных войнах. А в декабре 2015 г. на саммите министров иностранных дел стран НАТО была принята новая стратегия ведения гибридной войны.

Военно-политический потенциал России должен вписаться в комбинацию "мягкой силы" и "жесткой силы": необходимо уметь взаимодействовать со структурами публичной дипломатии, неправительственными организациями, международными институтами, которые используют рычаги политического, экономического и информационного влияния включая силы специальных операций.

Часть военно-политической элиты России понимает степень опасности угроз гибридной войны против России. Об этом свидетельствует выступление на ежегодном собрании Академии военных наук 27 февраля 2016 г. начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Валерия Герасимова об особенностях современных войн, которые носят гибридный характер, их неотъемлемой частью являются цветные революции и мероприятия в формате мягкой силы.

Он обратил внимание на то, что "непрямые и асимметричные действия и способы ведения гибридных войн позволяют лишить противоборствующую сторону фактического суверенитета без захвата территории государства". Вместе с тем следует обратить внимание на то, что системных выводов из трагических уроков развала Российской империи в феврале 1917 г. и СССР в 1991 г. пока не сделано.

Таким образом, в рамках реализации стратегии национальной безопасности России от 31 декабря 2015 г. важно учитывать тенденцию стирания различий между состоянием войны и мира. Все более широко применяются невоенные информационно-идеологические методы воздействия с использованием протестного потенциала населения. Эти средства борьбы дополняются военными мерами скрытого характера, в том числе информационным противоборством и действиями сил специальных операций.

Важными инструментами в практике ведения гибридных войн являются:

информационные операции, проводимые в целях воздействия на органы государственного и военного управления противника для введения его в заблуждение, нарушения обмена данными и провоцирования на принятие выгодных для него решений;

психологические операции, направленные на подавление морально-психологического состояния населения и боевого духа личного состава ВС противника, создание в обществе атмосферы недоверия и формирование мотивации к деструктивным действиям;

кибернетические атаки на государственную и коммерческую инфраструктуры с целью выведения из строя или затруднения работы критически важных объектов противника, а также получения несанкционированного доступа к "чувствительной" информации;

экономические санкции, прекращение инвестиций;

этническое оружие;

• организационная, финансовая и информационная поддержка оппозиционных движений, деструктивные действия "агентов влияния", внедренных в структуры власти.

Основными принципами ведения гибридной войны являются стратегическое планирование, координация, взаимодействие, своевременность, внезапность и скрытность.

В этих условиях предлагается направить усилия России в следующих направлениях:

1. Создание новой оргструктуры (Бюро контргибридной войны), имеющей передовые пункты для проведения мероприятий с целью противодействия (Смоленск, Псков, Ростов-на-Дону, Владикавказ, Севастополь, Екатеринбург, Владивосток).

2. Разработка российской стратегии контргибридной войны.

3. Формирование основ государственной системы противодействия операциям гибридной войны против руководства и населения России. Создание в структуре сил специальных операций Вооруженных сил России и спецслужб подразделений для проведения информационных и психологических операций.

4. Создание российского национального законодательства, направленного на противодействие технологиям гибридной войны, прежде всего цветных революций.

5. Выявление, диагностика и блокирование деятельности негативных коммуникаторов, стремящихся подорвать информационный суверенитет России. Проведение постоянного мониторинга блогосферы и социальных сетей в целях блокирования распространения в российском информационном пространстве негативной информации, нацеленной на содействие экстремизму и терроризму, межнациональной и межконфессиональной розни.

6. Превентивное блокирование всех каналов (финансовых, информационных, организационных) и структур иностранной и олигархической помощи радикальной и экстремистской оппозиции в России.

7. Активизация информационного обмена и международного сотрудничества с союзниками в военно-силовой, финансово-экономической и информационно-психологической сферах для принятия необходимых мер по выявлению и отражению угроз безопасности России.

8. Системная и целенаправленная нейтрализация операций гибридной войны, проводимых против России.

http://www.nakanune.ru/service/print.php?articles=11626