В 2005 году бывший сотрудник Министерства юстиции США Джон Йу выступил с предложением создать с помощью американских разведывательных ведомств фальшивую террористическую организацию. Ей предписывалось иметь свои веб-сайты, центры вербовки, тренировочные лагеря и проводить операции по сбору средств. Она наделялась правом на ложные теракты и получала разрешение на нанесение реальных стратегических ударов.Сегодня подобный подход заложен в стратегические документы ВС США.

В том же 2005-м известный военный аналитик Джон Аркилла из Школы постдипломной подготовки американских ВМС, разработавший концепцию сетевой войны, призвал западные разведслужбы создать новые псевдогангстерские экстремистские группы и использовать их для подрывных действий против реальных террористических сетей. По данным американского журналиста Сеймура Хирша, стратегию Аркиллы реализовал Пентагон.

Хирш пишет: «Мне стало известно, что при министре обороны Рамсфелде было разрешено внедрять за границей американских военных под видом коррумпированных бизнесменов, которые якобы хотят купить контрабандные компоненты для систем ядерного оружия. В определенных случаях, по данным советников Пентагона, некоторые местные жители могли быть завербованы и внедрены к партизанам или террористам. Новые правила Пентагона позволяли силам специальных операций формировать так называемые команды действия в целевых странах за границей.

Организованный НАТО и ЦРУ террор в Европе
в статье:

Террор НАТО в Европе и США

«Вы помните праворадикальные эскадроны в Сальвадоре?» – спросил меня бывший высокопоставленный сотрудник разведки, имея в виду возглавляемые военными банды, которые совершали зверские преступления в начале 80-х. «Мы их создали и мы их финансировали», – сказал он. «Теперь ставится новая цель – вербовать местных жителей в любой местности, где мы пожелаем. И мы не собираемся говорить об этом конгрессу». Бывший офицер, хорошо осведомленный о потенциальных возможностях командования Пентагона, сказал: «Мы хотим оседлать этих «плохих парней» и ездить на них».

Без четких критериев победы

Утвержденный Пентагоном в 2008 году полевой устав сил специальных операций (ССО) предписывает использовать негосударственные группы – полувоенные силы, отдельных лиц, бизнесменов, иностранные политические структуры, оппозиционные и повстанческие организации, лиц, высланных из своих стран, членов транснациональных террористических группировок, торговцев на черном рынке, других отщепенцев. В уставе особо отмечается, что спецоперации США могут включать как контр-, так и просто терроризм, а также транснациональную преступную деятельность, в том числе наркотрафик, незаконные финансовые операции и торговлю оружием.

На базе сочетания традиционной и иррегулярной (сетевой) войны, ведущейся силами спецопераций и подконтрольными (дружественными) террористическими, криминальными структурами, и появилась стратегия гибридной войны.

В октябре 2012 года New York Times писала: «Согласно информации от американских должностных лиц основная часть оружия, предназначенного для сирийских оппозиционных групп, идет радикальным исламистам».

Американский бизнесмен, финансист и государственный чиновник Роберт Стил подвел такой итог своей работы, связанной с секретными структурами Пентагона и ЦРУ: «Большинство террористов созданы нашими собственными службами безопасности. Каждый террористический инцидент в США был операцией под ложным флагом. Мы превратились в сумасшедший дом».

Лауреат Нобелевской премии, английский драматург Гарольд Пинтер утверждает: «США действительно потеряли рассудок. Невозможно даже представить себе, что они сделают в дальнейшем и на что они готовы пойти».

Стратегическая мысль не стоит на месте. И если терроризм стал политическим оружием американских ССО, то логическим продолжением этого оказалось придание этим силам функции ведения политической войны (ПВ) в целом.

В 2015 году Пентагон издает документ под названием «Поддержка политической войны силами специальных операций», согласно которому за последними закрепляется центральное место в ведении глобальной ПВ. Она определяется как систематический процесс влияния на волю, управляющий людьми на территории противника или на оккупированной им части так, чтобы они действовали согласно потребностям высшей стратегии. Инструментом ПВ названа пропаганда, а ее силами – диссидентские элементы, потенциально или реально существующие в рядах противника. Главная же цель ПВ – способствовать разрушению основы военной машины противника и подавить его волю к сопротивлению.

Новая американская стратегия ПВ учитывает опыт прошлого, прежде всего холодной войны. Отличие между ними заключается в том, что последняя имела четкий критерий победы – уничтожение коммунизма. У современной ПВ таких критериев нет. Она носит перманентный характер и сводится к реагированию на самые разные кризисы (такие, как Украина, ИГИЛ, ядерная программа Ирана и даже Эбола) и превентивным мерам по их предупреждению. Эти задачи закрепляются за ССО, которые объявляются главным субъектом ведения ПВ.

Американская стратегия ПВ носит антироссийский характер, и это роднит ее с холодной войной. Установление тотальной мировой диктатуры невозможно без уничтожения России как государства и цивилизации.

Большая проектная деятельность

В этом плане продолжением холодной войны стали появившиеся в 2004–2005 годах стратегические проекты, к числу которых относятся «Киевская Русь», «Большой Кавказ», «Великая Финно-Угория», «Оккупационная монархия» («Колониальная монархия»).

Геополитическая цель проекта «Киевская Русь» – замена Москвы как геополитического и цивилизационного символа Киевом на основе культивирования украинского национализма, а также формирование нового федеративного образования – американского протектората в составе Украины и славянских областей южной и Центральной России. Духовная цель проекта сводится к ликвидации на Украине приходов Московского патриархата и формированию того, что названо «Украина – Русь», где действует единая Православная церковь с патриаршим престолом в Киеве. Предусматривается объединение ее с униатами на основе украинского ультранационализма и дальнейшее подчинение Ватикану.

Проект «Большой Кавказ» предполагает создание управляемого из Вашингтона федеративного государственного образования, в состав которого войдут Азербайджан, Грузия, Армения и российские республики Северного Кавказа.

Главная задача проекта «Великая Финно-Угория» – формирование на базе соответствующих субъектов РФ федеративного образования. На национальных территориях угро-финских народов находится большая часть российских месторождений углеводородов. Поэтому поддержка радикального национализма среди финно-угорских народов России принесет США не меньший приз, чем военная оккупация таких нефтяных стран, как Ирак или Иран.

Проект «Оккупационная монархия» («Колониальная монархия») направлен на внедрение на российский престол представителей Запада, марионеток англосаксов, чтобы через них поставить Россию под контроль и оккупировать ее, не прибегая к вооруженной интервенции.

Война в Осетии была одной из неудавшихся попыток реализации проекта «Большой Кавказ». Большего удалось добиться «проектировщикам» «Киевской Руси». И в том, и в другом случае ставка делалась на спецоперации.

Рецепт военного пирога

Поддержка ПВ силами спецопераций – стратегия, которая подытоживает опыт прошлого и намечает новые перспективы. ПВ включает четыре взаимосвязанные составляющие:

  • агрессивная дипломатия – ограниченное и выборочное использование ССО для достижения психологического эффекта подавления воли противника и принуждения его к отказу от своих достижений или намерений;
  • экономическая война;
  • информационная война;
  • иррегулярная война – подрывные действия, которые тайно и открыто ведут ССО. Под тайными операциями понимаются и скрытая поддержка дружественных иностранных элементов, черные психологические боевые операции, организация подпольного движения сопротивления во враждебных государствах.

В контексте ПВ особо рассматриваются следующие концепции иррегулярной войны:

  • нетрадиционная и контрнетрадиционная войны;
  • участие во «внутренней обороне» иностранного государства (оказание ему военной помощи);
  • постановка под контроль системы безопасности в странах – объектах воздействия с целью их подчинения региональным и глобальным американским интересам, включая доступ к воздушному пространству, право базирования, возможности подготовки, обеспечение поддержки Соединенным Штатам в области обороны, а также содействие в распространении американских ценностей. Реализация этих целей достигается через проведение под руководством США реформы системы безопасности страны – объекта воздействия;
  • действия по обеспечению информации и влияния.

Контрнетрадиционная война (КНВ) – это действия, проводимые ССО против враждебного государства или негосударственного образования, поддерживающего или ведущего НВ на территориях, входящих в зону интересов США. Пример – Украина. Формой КНВ является развязывание НВ на территории государства или негосударственного образования, включая организацию восстания или сепаратистского движения.

Упреждающая агрессия

В «Поддержке политической войны силами специальных операций» появляется и новый термин «упреждающая нетрадиционная война» (УНВ).

Если КНВ – это ответ, реакция на уже возникшую ситуацию, то УНВ направлена на предотвращение такой ситуации, то есть на недопущение действий враждебной державы в зонах американских интересов.

Вашингтон давно отказался от своих национальных интересов, подчинив их целям глобократии, которая финансирует американское руководство. Выполняя ее заказ, они с помощью КНВ и УНВ сражаются против системы национальной государственности, оплотом которой является РФ. Поэтому Россия стала главной мишенью нетрадиционной агрессии. Американцы пользуются тем, что этого вида агрессии нет в международном праве и их нельзя схватить за руку, потому что действуют они тайно через своих агентов.

УНВ начинается с изучения и установления неформальных отношений с политическими диссидентскими группами и лишенными гражданских прав категориями населения в тех государствах, чья политика может стать враждебной для США.

Это означает, что диссидентские группы либералов рассматриваются как субъекты ведения НВ. Их демократические лозунги есть не что иное, как прикрытие действий по смене режима и развалу России.

Фактически это заявлено открытым текстом в американской стратегии ПВ. В ней говорится, что упреждающая связь и скрытая поддержка местного движения сопротивления является эффективной реакцией на предпринимаемые или возможные действия враждебной державы, противоречащие интересам США. Если работа проведена заблаговременно и хорошо, то американская помощь предательским группам может повлиять на политику и экономику стран, действующих против интересов США. Выражение «предательские группы» взято из текста оригинала.

Подкупающее влияние

Вследствие своей продолжительности, постепенности и скрытости УНВ готовит стратегическую среду к смене режима или вооруженной интервенции с большей точностью и глубиной, чем это предусмотрено в доктрине НВ. Таким образом, УНВ позволяет США обеспечить и поддерживать присутствие в зонах интереса, установить доверие с важными лицами, группами и контингентами населения, формируя союзников и гарантируя тем самым когнитивный и моральный доступ в регион. Этот вид доступа требует понимания физических и человеческих факторов. Для формирования союза интересов с теми, кто играет критически важную роль в мероприятиях, направленных против элементов государства противника и его общества, необходимо доверие.

Поэтому особое внимание уделяется действиям по обеспечению информации и влияния (ДОИВ). Они направлены на объединение информационных возможностей с целью оказать влияние на американскую и глобальную аудитории, а также на противника и его решения.

Большую роль при проведении ДОИВ играют связи с общественностью (СО) и публичная дипломатия (ПД). ССО используют ПД в ходе зарубежных контактов для установления диалога с важными лицами и группами с целью их вовлечения в действия в интересах США.

Особое место в арсенале ССО занимают так называемое когнитивное проникновение объединенной силы (КПОС) и военная информационная поддержка операций (ВИПО).

КПОС дает конкретный инструментарий, чтобы настроить зарубежное население на позитивное восприятие позиции США. Главными принципами при этом являются когнитивная глубина (опора на знание особенностей восприятия, верований, мнений и отношений населения) и когнитивная безопасность (создание оперативной среды, где невраждебные, нейтральные и благоприятные мнения и восприятия населения снижают для ССО риск в ходе выполнения задач).

Объектами воздействия путем КПОС признаются руководство враждебного государства, военнослужащие, критически важные персоны, группы и контингенты населения, а также его сторонники, действия которых подрывают государственность страны – партнера США.

ВИПО направлена на постановку под контроль системы принятия решений во враждебном государстве. Эта цель достигается поэтапно, начиная от обеспечения влияния на принятие государственных решений, в том числе через коррумпирование (подкуп). На завершающем этапе должно быть достигнуто узурпирование, то есть незаконный захват системы принятия решений во враждебном государстве. Возможности для этого предоставляет в том числе программа открытого правительства.

Человеческий фактор

Как следует из текста стратегии, КПОС имеет идеологическую направленность, что представлено как признак эффективных информационных действий. Это означает деидеологизацию враждебного государства и внедрение своей разлагающей, деморализующей его идеологии с тем, чтобы одержать победу над населением преимущественно до начала войны.

Реализация целей КПОС достигается на основе знания человеческой сферы (ЧС).

С точки зрения концепции ЧС, инициированной командованием ССО, оперативная среда представляет собой интерактивное сочетание нескольких сфер: сухопутной, воздушной, морской, кибернетической и человеческой. Последняя сосредоточена на людях в плане их восприятий, принятия решений и поведения. В понятие «люди» входят лица, группы и контингенты населения (в оперативной зоне или за ее пределами), которые оказывают влияние на интересы США, их ЧС позволяет ССО влиять на принятие людьми решений и на их поведение с целью добиться от них требуемых реакций.

В связи с этим возникает потребность в создании специальной комплексной дисциплины в системе подготовки ССО с целью заложить общую концептуальную основу для понимания элементов, формирующих поведение человека и влияющих на принятие им решений.

Чтобы выполнять задачи глобальной ПВ, ССО образуют сеть – взаимосвязанную силу, которая включает их межведомственных партнеров, сеть различных неправительственных, а также коммерческих и академических организаций. Поэтому глобальную сеть ССО называют сетью сетей.

В заключительной части пентагоновской стратегии указывается, что ПВ имеет целью обеспечить «глобальное лидерство США, так как именно оно должно быть единственной постоянной величиной в неопределенном мире».

Но глобальное лидерство США – это глобальное заблуждение, иллюзия, свидетельствующая об отсутствии когнитивной глубины американских стратегов. В неопределенном мире единственной постоянной величиной является только Бог. И кто-то хочет поставить себя на его место. Именно за это ведет Вашингтон глобальную ПВ в интересах своих одержимых жаждой планетарной власти кукловодов. Но они обречены на поражение. В стране и армии, где властвуют гордыня и содомский грех, нет места Богу, а значит, и победе. Победа – за Россией и за нашим народом, который шел в бой и неизменно побеждал под лозунгом «За Веру, Царя и Отечество».

Конечно, особенности американской стратегии ПВ необходимо учитывать. Несмотря на грандиозные планы и действия, связанные с враждебным курсом США в отношении России, им не удалось трансформировать сознание нашего народа на проамериканские настроения и поддержку революции. Цели политической войны против нашей страны недостижимы. Но это не основание расслабиться. Сеть сетей действует.

http://vpk-news.ru/articles/28271