Антиамериканизм стал неотъемлемым аспектом немецкой политики. Обвинять во всем янки — это теперь очень твердая валюта в вопросах безопасности, торговли, а также в тональности публичных дискуссий. Эти обвинения звучат либо напрямую и резко, либо более уклончиво, но с реальным признанием того факта, что нелюбовь к Америке сегодня стала хорошим средством для получения голосов избирателей.

Это неизбежная тема, которая ревет подобно турбине в ангаре, но канцлер Германии Ангела Меркель и президент Барак Обама наверняка постараются ее избежать, когда встретятся в конце недели в Баварии на полях саммита «семерки».

Какая разница, что Брюс Стоукс (Bruce Stokes) из исследовательского института Pew отметил на прошлой неделе, что из всех ведущих стран Европы у немцев самое негативное мнение об Америке (51%) после Греции? Ведь все знают, что в Германии буквально за каждым углом есть ресторан техасской/мексиканской кухни, и что американские выражения по-прежнему со сверхзвуковой скоростью проникают в немецкий язык (последнее популярное и обязательное для употребления словечко — это bullshit (дерьмо)).

Но в старых представлениях о том, что Вашингтон совершенно безжалостно обращается с Германией и даже превращает ее в жертву, появился новый, более высокий уровень презрения. Бывший министр иностранных дел Йошка Фишер считает эту антиамериканскую тенденцию «мощной», о чем он заявил на прошлой неделе в интервью.

Пытаясь предстать в образе стража немецкого суверенитета, возглавляющий Социал-демократическую партию Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) уже месяц обвиняет американские спецслужбы в том, что они в своих интересах заставляют немецких коллег шпионить за европейскими руководителями и компаниями. Габриэль заявляет, что немцы не приемлют приказы и нотации, и призывает Меркель проявить «твердость характера» в противостоянии Америке.

Габриэль — это вице-канцлер госпожи Меркель и министр экономики коалиционного правительства. Его целенаправленные выпады в свете немецкой коалиционной политики стали поистине экстраординарными. Но столь же незаурядным был и ответ Меркель, прозвучавший незамедлительно: «Мы никогда не должны упускать из виду то, что нам нужны разведывательные службы. И нам нужно тесное сотрудничество между этими службами».

Что это, негодование из-за нападок заместителя? Ничуть. Возмущение по поводу его обвинений в адрес американцев? Ни в коей мере.

Три недели спустя социал-демократы прибавили пять пунктов в опросе по поводу отношения немцев к возможному выдвижению кандидатуры Габриэля на пост канцлера в 2017 году. Меркель добавила два пункта. Это показывает, как демонстрация антиамериканизма или молчание по этому поводу работают на благо тех немецких политиков, для которых критика Америки или молчаливое согласие с ней стали легким путем для набора очков.

Бывший посол США в Германии Джон Корнблюм (John Kornblum) связывает процесс «глубокой институционализации» антиамериканизма с правлением Герхарда Шредера. Предшественник Меркель на посту канцлера стал тем социал-демократом, который отказался посылать немецкие войска в Ирак и пообещал «освободить» Германию от Америки.

Меркель ни в коей мере не придерживается позиций антиамериканизма. Но заявив в 2003 году, что понимает причины присутствии американских военных в Ираке, она после этого ничего подобного не произносила. Те комментарии прозвучали в контексте неудачной национальной избирательной кампании, которой она руководила в 2002 году как председатель ХДС.

Как написала в прошлом месяце в своей редакционной статье Frankfurter Allgemeine Zeitung, то поражение на выборах стало важнейшим уроком для канцлера, показавшим ей, насколько она «недооценила то, какого успеха можно добиться в Германии, будучи левым, правым, восточным или западным — неважно, если ты умело играешь на струнах антиамериканизма».

Газета написала, что когда Меркель впервые столкнулась с возбуждением общества по поводу шпионажа янки во время кампании по переизбранию в 2013 году, она решила не отмахиваться от этой суеты, которую я бы назвал доморощенной, инспирированной Сноуденом паранойей, а охарактеризовать свою позицию фразой в стиле Шредера: «Здесь, в Германии, властвует не закон силы, а сила закона».

Она тогда играла в праведность и наивность. Это указывает на ее нынешнюю осторожность и стремление не признавать тот факт, насколько серьезен антиамериканизм в Германии.

Но другие немцы все-таки восстают. Ведущий немецкий послевоенный историк Генрих Август Винклер (Heinrich August Winkler) говорит о возникшей в 2015 году «грубой смеси антиамериканизма и странной идеализации немецко-российской близости. Это та идеология, которая привела Германию к катастрофе, и которую надо резко и решительно отвергнуть».

Тобиас Йекер (Tobias Jaecker), написавший книгу о новом немецком антиамериканизме, дал мне его современное политическое определение: «Антиамериканизм сегодня это дешевый билет в новый немецкий национализм, купив который, туда можно ехать с чистой совестью».

Может ли Обама просто проигнорировать все это?

Что он сделал стопроцентно при передаче западной политики по Украине Меркель, так это увязал американский подход с ее довольно слабым сотрудничеством в противостоянии России. При Меркель Берлин отказывается поставлять Киеву оборонительные вооружения и создавать постоянные базы НАТО в Польше, что, по мнению канцлера, соответствует интересам Германии. Что касается России и применения силы, эта позиция бездействия равноценна той робости, которую канцлер отвергла 12 или 13 лет назад. С тех пор на эти позиции также встала администрация Обамы.

В таких обстоятельствах, когда властвует пассивность и слабохарактерность, антиамериканские нападки партии Габриэля наверняка будут продолжаться с разной степенью интенсивности вплоть до выборов 2017 года. Меркель надо начать процесс их развенчания. Это покажет ее избирателям и сторонникам во всем мире, к кому она испытывает самую глубокую привязанность.

В Германии тем временем, как говорит дочь штабс-капитана, не всё так однозначно. Журнал The Wall Street Journal, одно из самых крупных и самых влиятельных американских деловых изданий, пишет, что «Германия разлюбила Америку».

Хочу отметить, что американцы сильно ошибаются, когда думают, будто Германия Штаты когда-либо любила. Бомбардировщики США убили во время Войны огромное количество мирных жителей Германии – без особой на то военной необходимости. Уже после победы над Германией англичане и американцы намерены были расчленить Германию на мелкие княжества и уничтожить немецкую промышленность: ровно так, как пугала немцев пропаганда фашистов.

Собственно, англосаксам почти удалось выполнить задуманное: они даже устроили в послевоенной Германии серьёзный голод. Однако Сталин заявил, что нарежет ГДР одним куском, и ненависть к Советскому Союзу заставила американцев и англичан отказаться от своих жестоких планов в отношении ФРГ.

Наконец, уже в настоящее время отказ отдавать немцам их золото и чуть ли не демонстративная слежка за немецкими политиками также не добавляют Вашингтону очков. В то время как многие немцы вовсе не задумываются о происходящем, другие воспринимают Америку если не как врага, то, во всяком случае, отнюдь не как любимого друга.

Так вот, возвращаясь к статье в The Wall Street Journal. Цитирую издание:

http://inosmi.ru/world/20150603/228368725.html

…из всех ведущих стран Европы у немцев самое негативное мнение об Америке (51%) после Греции…

Но в старых представлениях о том, что Вашингтон совершенно безжалостно обращается с Германией и даже превращает ее в жертву, появился новый, более высокий уровень презрения. Бывший министр иностранных дел Йошка Фишер считает эту антиамериканскую тенденцию «мощной», о чем он заявил на прошлой неделе в интервью.

…возглавляющий Социал-демократическую партию Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) уже месяц обвиняет американские спецслужбы в том, что они в своих интересах заставляют немецких коллег шпионить за европейскими руководителями и компаниями. Габриэль заявляет, что немцы не приемлют приказы и нотации, и призывает Меркель проявить «твердость характера» в противостоянии Америке…

…другие немцы все-таки восстают. Ведущий немецкий послевоенный историк Генрих Август Винклер (Heinrich August Winkler) говорит о возникшей в 2015 году «грубой смеси антиамериканизма и странной идеализации немецко-российской близости…».

Обратите внимание: в то время как наши прозападно настроенные блогеры пишут, будто «Россия изолирована», «экономика России на грани краха» и так далее, американские СМИ оценивают ситуацию пусть с не вполне порядочных позиций Вашингтона, но всё же куда как более трезво.

Вот, допустим, тот же The Wall Street Journal пишет о надвигающейся на планету большой дефляции:

http://news.eizvestia.com/news_economy/full/855-na-mir-nadvigaetsya-bolshaya-deflyaciya-chego-zhdat-ukraincam-the-wall-street-journal

А ведь я предупреждал об этом сценарии – да и не один я. Либеральные же скептики отмахивались от этих предупреждений: дескать, всё хорошо, биржевые индексы бьют рекорды, а повторение Великой Депрессии в США абсолютно невозможно:

http://fritzmorgen.livejournal.com/777720.html

Кстати, любопытно было бы поговорить с каким-нибудь адептом Несокрушимой Америки в середине двадцатых годов прошлого века. Он, полагаю, на пальцах бы убедительно объяснил, что Великая Депрессия – которая накроет США через несколько лет – это чушь и выдумки паникёров. Так как заводы, фермы и магазины при экономическом кризисе никуда не денутся и, следовательно, у каждого будет по-прежнему его кусок хлеба и галлон бензина…

Ладно, вернёмся к немцам. Помните историю про того немца, который, уезжая в Германию, оставил после себя хозяевам квартиры кучу барахла – включая жестяную баночку с розовым порошком?

Хозяин квартиры долго пользовался этим порошком в качестве пудры после бритья: втирал его в щёки для свежести запаха. Хвалил немецкое качество. А когда баночка подходила уже к концу, некий полиглот перевёл ему немецкую надпись на баночке: «средство от блох».

Однако хозяин квартиры и тут не приуныл: «Вот, говорит, настоящее немецкое качество – хочешь, блох отпугивай, хочешь, щёки пудри. Умеют люди работать».

К немцам в России всегда относились с уважением – и даже после окончания Войны вернувшиеся из советских лагерей на родину военнопленные отмечали, что в лагерях с ними обращались по-человечески, и что к русским они относятся скорее хорошо, нежели с неприязнью.

Отчасти поэтому разговоры о том, что Германия якобы возмущена воссоединением Крыма с Россией несколько лукавы. «На экспорт», в беседе с иностранными журналистами, да, Ангела Меркель может произнести вслух слово «аннексия» и прочие приятные Вашингтону слова. А вот для внутреннего употребления тема «плохой России» категорически непригодна, и фрау Меркель старается этой темы по-возможности избегать. Цитирую Николая Левичева:

http://www.vz.ru/opinions/2015/6/3/748873.html

 Оказалось, что фрау канцлер по-разному комментирует повестку предстоящего саммита «семерки» в немецких и зарубежных СМИ.

Статья канцлера появилась во вторник в канадской газете The Globe and Mail и всех взбудоражила. А в ее интервью от 30 мая одной из ведущих немецких газет Süddeutsche Zeitung приоритеты предстоящего саммита обозначены совсем иначе: климат, эпидемии и зона свободной торговли с США.

О нашем президенте Владимире Путине – несколько слов, и то в связи с разницей в подходах к сирийскому кризису. Об Украине – ни слова. О российском Крыме – ни слова…

Пожалуй, мы должны очередной раз поблагодарить Барака Обаму за его привычку вести себя подобно белоголовому орлану в посудной лавке. Немцы сейчас – впервые за последние 70 лет – почувствовали в себе достаточно сил, чтобы начать борьбу за независимость от США. Их решимость подогревается намерением американцев удушить Европу при помощи договора о Трансатлантическом партнёрстве: немцы понимают, что если Вашингтону удастся выполнить задуманное, их экономика будет принесена в жертву ради продления жизни США.

Один из важнейших фронтов немецкой борьбы за независимость – немецкие разведслужбы, которые последнее время настойчиво публикуют информацию о слежке Вашингтона за политиками Германии. Каждый такой скандал сильно подогревает градус возмущения действиями американцев.

Что должен делать в этой ситуации Вашингтон?

Очевидно: каяться, извиняться, ссылаться на ошибки глупых клерков, которые по собственной инициативе заражают вирусами компьютеры дорогих немецких друзей.

А что реально делает Барак Обама?

Барак Обама угрожает (!) ФРГ отказом от участия в саммите G7 в случае публикации информации о слежке АНБ:

http://russian.rt.com/article/93776

Масштабы слежки и вправду поражают. Список объектов, за которыми следило Агентство национальной безопасности США в Германии, содержит 400 тысяч (!) номеров. Прослушивались политики, чиновники, бизнесмены и организации, которые могли представлять хоть какую-то угрозу интересам США в этой стране.

Скандал обещает стать масштабным в любом случае: даже если немцы испугаются угроз мистера Обамы и откажутся от публикации внушительного списка жертв слежки.

Подведу итог

Чем дальше в лес, тем сильнее Германия разворачивается в сторону России. Это видно хотя бы по изменившемуся тону публикаций немецких СМИ. Так, Der Spiegel опубликовал интервью с экспертом, который обрушивается с жёсткой критикой на шарлатанов из Bellingcat, которые бездоказательно обвинили Россию во лжи по поводу сбитого в Донбассе «боинга»:

http://politrussia.com/society/khobbi-analiz-po-rossiyskim-773/

Это большой шаг вперёд. Ранее подобные шарлатаны публиковали свою клевету совершенно безнаказанно, немецкие СМИ делали вид, будто не замечают никаких нестыковок в антироссийской риторике:

http://ruxpert.ru/Ложь_западных_СМИ

Разумеется, радоваться пока что рано. Вашингтон по-прежнему имеет огромное влияние на немецких политиков – начиная с Ангелы Меркель. Однако с каждой неделей это влияние слабеет всё заметнее и заметнее. Вдобавок ко всему американцы сейчас вынуждены будут увлечься своей традиционной предвыборной игрой и ослабить хватку на горле своих колоний. Это даёт Германии неплохие шансы на освобождение из того мягкого рабства, в котором она пребывала последние 70 лет.

http://inosmi.ru/world/20150603/228368725.html

http://fritzmorgen.livejournal.com/789246.html