Стали известны сроки слияния двух европейских гигантов производителей бронетехники — немецкой компании Krauss-Maffei Wegmann (KMW) и французской Nexter Systems. Оба участника сделки получат по 50% в совместной компании KANT (KMW and Nexter Together). Сделка будет завершена до конца января 2016 года. Важно разобраться: к чему приведёт такое крупное событие ВПК Германии и Франции — локомотивов экономики ЕС, в том числе и в сфере «военки» (наряду с Великобританией).

Что производят KMW и Nexter Systems?

Наиболее известной продукцией компаний являются основные боевые танки Leopard 2 и Leclerc для KMW и Nexter Systems соответственно. Помимо этого, немецкая компания производит боевые машины пехоты (БМП) Puma, бронетранспортёры (БТР) Boxer и самоходные артиллерийские установки (САУ) PzH 2000 (превосходят все существующие серийные аналоги по максимальной дальности огня). Французы производят аналогичную технику: БМП VBCI, САУ CAESAR, а также стрелковое вооружение (например, винтовки FAMAS).

Кто кого «проглотит»?

Несмотря на то, что объём продаж в 2014 году у французской компании был больше, чем у немецкой (1,1 млрд. евро против 747 млн. евро), у неё в последние годы имеются финансовые проблемы. Помимо этого, немецкая бронетехника имеет больший авторитет на мировом рынке — тех же танков Leopard 2 уже выпущено более 3 тысяч единиц, машины стоят на вооружении 19 стран. У Leclerc результаты намного скромнее — примерно по 400 танков закуплены ВС Франции и ОАЭ. При этом прорваться на рынки стран, которые уже используют Leopard2 будет практически невозможно — экипажи уже обучены, машины привычны, инфраструктура готова. Что касается тех же САУ — то PzH-2000 на данный момент наиболее совершенная серийная система калибра 152/155мм, способная за минуту произвести 10 выстрелов на расстояние до 50км (установлен мировой рекорд по дальности — 56 км). Тем не менее, Caesar также имеет неплохой спрос, за счёт своей мобильности (применено колёсное шасси) и также неплохих характеристик.

И всё же позиции немцев видятся сильнее: развитие совместной компании будет идти в большей степени в немецком ключе, с применением французских технологий, ведь коммерческая компания, выпускающая разные товары одного типа, конкурирующие друг с другом, — это, как минимум, странно (так что будет логично постепенное свёртывание производства тех же Leclerc).

Кстати, есть ещё один интересный момент — в Германии очень строги правила осуществления военного экспорта: для каждой сделки необходимо одобрение правительства, которое очень непросто получить странам, не входящим в НАТО или ЕС. Во Франции же такие ограничения выражены намного слабее — возможно, объединение позволит немецкой части KANT поставлять свою технику через французов.

Единый ВПК и единые Вооружённые силы ЕС

Объединение в сфере ВПК в Евросоюзе проходит не в первый раз. Наиболее ярким примером служит создание Великобританией (BAE Systems), Италией (Alenia Aeronautica), Германией и Испанией (EADS) истребителя Eurofighter Typhoon. Правда в этом случае слияния компаний не было — была создана новая компания Eurofighter GmbH, акции которой были поделены между вышеуказанными фирмами. Тем не менее, был создан серьёзный продукт. Интересно, что Франция в проекте участия не принимала, сделав ставку на развитие собственного истребителя Rafale. И вообще — французы всегда старались иметь максимально независимый ВПК с собственной полной линейкой военной техники. Но, видимо, и они не устоят перед глобализацией.

Постепенная интеграция ВПК стран, являющихся крупнейшими производителями оружия в ЕС, отлично вписывается в концепцию создания единых ВС Европейского союза. Эта идея всплывает периодически, причём, как правило, озвучивается представителями Германии. Такой вот «мягкой силой» немцы пытаются максимально повысить уровень своего влияния на страны Европы, на этот раз попытавшись де-факто присоединить их без войны. Основным поводом для создания такой структуры чаще всего называется «российская угроза».

В чём она действительно может быть опасна для ЕС, так это в выходе после 2020 года на экспортный рынок нового поколения российской бронетехники: танков и БМП «Армата», БМП «Курганец-25», БТР «Бумеранг», САУ «Коалиция-СВ». Для конкуренции с этой техникой новоиспечённому KANT придётся немало потрудиться.

Комментарий:

А айсберг то по-тихому всплывает... Леопард точно станет единственным основным боевым танком в Европе. Скорее всего и остальные элементы линейки бронетехники тоже будут германские, хотя французская колесная САУ CAESAR весьма и весьма хороша. Ее скорее всего тоже сохранят, ибо для колесных и гусеничных платформ ниши несколько отличаются.

В остальном... объединение фактически последних крупнейших европейских военных концернов под явно немецким доминирование в конечном счете рисует две вполне реальные перспективы: ближнюю и дальнюю.

Ближняя приведет к неизбежной унификации вооружения и систем их снабжения/обеспечения под германский модельный ряд. Это значит, что Германия получит дополнительный источник прибыли. Средние расходы стран ЕС на военные нужды составляют около 1,3% от консолидированного ВВП Евросоюза. Где-то пятая часть от этих денег уходит на закупку нового оружия и еще около 30% на обслуживание существующего (запчасти, планово-предупредительные ремонты, обучение экипажей и расчетов). Плюс 5 - 6 % тратятся на всякие там тренажеры в учебных центрах. Т.е. в сумме "на оружие" идет примерно 56% военного бюджета, 2/3 которого расходуются на сухопутные войска.

Таким образом 16 трлн долл * 0,013 * 0,56 * 0,7 = 0,0815 трл. долл или 81,5 млрд. долларов - это примерный размер тех денег, которые новый оружейный концерн KANT окучит только в Европе. А ведь еще есть Латинская Америка, Ближний Восток, Юго-Восточная Азия...

По мере решения ближней, постепенно и неизбежно станет реализовываться и дальняя задача. Поставки оружия это не только прибыль, это формирование достаточно прочных, сначала военно-технических, потом уже военных, а далее и военно-политических связей со страной - поставщиком. В условиях Европы это означает рост доминирующей роли Германии в ЕС в, так сказать, все более и более осязаемой форме.

В конечном итоге немцы (правда, совместно с французами) носятся с идеей создания Еврокорпуса, как собственных европейских вооруженных сил, отдельных от НАТО. Пока Альянсу удавалось этот процесс притормаживать, но ликвидировать его полностью не получилось. Идея не только живет, она приобретает все большую популярность в странах ЕС. Разных совместных формирований там появляется чуть ли не по паре в год. Помимо франко-германской бригады есть германо-польская. Свои международный силы, тоже в виде бригады, поляки начали формировать с прибалтами. И так далее. Словом, очень даже может быть, что в конечном итоге Европа всерьез придет к неизбежности замены НАТО на собственные европейские вооруженные силы...

http://regnum.ru/news/polit/1953290.html

http://alex-leshy.livejournal.com/585515.html