Германия разделит Европу по кастам

Как и следовало ожидать, немцам надоело за свой счет выступать главным приводом европейской экономики.

В конце концов, Берлин не для того запускал процесс объединения Европы, чтобы потом даром кормить бесполезных нахлебников. Музыку должен заказывать тот, кто за нее платит. Остальным придется или сесть за везла, или — за борт. Примерно в таком ключе высказалась канцлер ФРГ Ангела Меркель по итогам саммита ЕС на Мальте 3 февраля. Но тогда выдался длинный день, пресс-конференция проходила поздно, журналисты ей внимания почти не уделили, и мир Германию не услышал. Но Меркель свою речь повторила меньше чем через неделю, 7 февраля, во время визита в Варшаву. Там ее посыл на счет «Европы двух скоростей» услышали, но, похоже, не поняли. И очень зря, ибо речь идет о концепции будущего устройства Евросоюза, альтернативы которой не существует.

Вместо взлета бег по кругу

У англичан есть такая поговорка: если вы не знаете, что делать с лимонами, сделайте из них лимонад. Поражение Германии во Второй мировой войне поначалу показалось отличным моментом для ее полной дезинтеграции. Еще на Ялтинской конференции США и Великобритания предлагали раздробить Германию на несколько отдельных мелких государств, но реальность показала, что без нее существование Европы невозможно. Без собственного центра интеграции затягивание европейских стран в гравитационную воронку советской экономики являлось лишь вопросом времени, причем весьма короткого.

Основная причина европейской политики 20 века
в статье

Леваки и марксисты побеждают в Европе
Так же в статье
Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Великобритания на общеевропейскую точку сборки по целому ряду причин не тянула. Тем самым, уже годам примерно к 1960-м, Советский Союз, почти без вариантов, расширял границы советской системы до берегов Атлантики, чем ставил окончательный крест на самом понятии Западного мира. Так что план Маршалла по возрождению Германии и превращении ее в экономическую основу Западной Европы возник не на пустом месте.

Однако американцы понимали, что Берлин не ограничится только восстановлением. Геополитические и экономически обстоятельства буквально толкают его к неизбежному взлету на вершину абсолютного доминирования в Европе. Масштабы которого позволяли бы тягаться с США на равных, а то и превзойти их. Тогда у США не оставалось бы иного варианта, как снова вернуться на уровень заштатных региональных государств. Еще меньше такая перспектива радовала Великобританию, которой грозило вообще забвение.

Как известно, если процесс нельзя пресечь, самое разумное — его возглавить, а чтобы его завалить, нужно сначала его как можно шире раздуть. Что и было сделано. Очень рациональная и разумная по своей сути декларация Шумана 1950 года изначально предполагала создание Европейского объединения угля и стали (ЕОУС) всего из шести государств: Бельгии, Италии и ФРГ, отвечавших, так сказать, за сталь и обрабатывающую промышленность; Франции, дававшей уголь и еще обеспечивающей союзников продовольствием; Нидерландов, являвшихся морскими воротами для отгрузки продукции на мировые рынки; Люксембурга, который был банком, то есть кошельком. Но уже в 1973 году, на специально раздуваемой волне евроинтеграционной шумихи, в ЕОУС влезли британцы, втащив туда с собой Данию и Ирландию. При этом предоставили датчанам много особых преференций, в том числе право не переходить на евро. В 1981-м британцы добились включения туда еще и Греции. С июня 2002 года проект официально уступил путь Единой Европе и был распущен.

Настоящий отец Евросоюза
в статье

Евросоюз придуман при Гитлере

К 2004 году рамки ЕС расширили до 28 стран, и вместо экономического и политического взлета, Германия побежала по замкнутому кругу. Являясь крупнейшей и мощнейшей экономикой Европы, в этой толпе она оказалась просто кошельком, который за всех платит, но никакого особого, решающего голоса в общем базаре не имеет. Все попытки Берлина претендовать на лидирующую роль в Европе достаточно успешно купировались американским неофициальным политическим доминированием, британским контролем над финансовыми потоками и официальной политикой Брюсселя в стиле «в союзе все должны быть равны», в рамках которой крошечная Эстония имеет такое же право на полгода председательства в Европарламенте, как и в 104 раза превосходящая ее экономически Германия.

Политику определяет экономика

История не сохранила имя человека, придумавшего эту паутину, но, судя по результату, он был, несомненно, гениален. Экономические лидеры Европы, те же немцы например, не могли не понимать степень гибельности для общей системы включения в Евросоюз государств с такими глубокими отличиями в масштабах и структуре экономики. Но этот умный сумел упаковать проблемы в красивую внешнюю обертку.

Мол, сначала надо немного потратиться на выравнивание экономического уровня всех стран-членов, и тогда весь Евросоюз станет таким же богатым и развитым, как Германия. Масштабы платежеспособности рынков вырастут, оборот капиталов увеличится и тогда Союзу не составит труда стать единственной ведущей экономикой планеты, оставив США далеко позади. Однако была у идеи и оборотная сторона, ради которой все эти игры в фонды выравнивания и затевались.

В теории все страны Евросоюза платят в общую кассу взаимопомощи взносы, соответствующие уровню их доходов, из нее же они получают дотации на разные нужды. Однако выходит так, что размеры платежей оказываются явно в пользу бедных. Больше всего дотаций платят шведы и датчане, по 203 и 202 евро с человека соответственно. Каждый житель Люксембурга, Германии, Нидерландов, Бельгии, Австрии и Франции перечисляет по 125 евро. В то время как латыши, литовцы и эстонцы отдают в среднем только по 4,5 евро.

Меньше них платят лишь болгары (3,34) и венгры (3,59). А вот в дотациях картина выходит обратная. Больше всех из европейских фондов выравнивания получают эстонцы (589 евро на человека), литовцы (504 евро), португальцы (477 евро), латыши (468 евро) и греки (409 евро). Общий баланс Германии — минус 7,5 млрд евро, Франции — минус 5 млрд, Швеции — минус 1,1 млрд. Даже крошечный Люксембург отдает на 1,4 млрд евро больше, чем получает назад. В сумме только в 2011 году страны-доноры подарили «бедным партнерам по ЕС» 56,4 млрд евро. В этом смысле лучше всех устроились поляки, отдающие в общий котел 3,2 млрд, а получающие из него 14,4 млрд евро.

Пока Европу контролировали США, в том числе благодаря нахождению в ее составе Великобритании, заставлять Берлин впустую бегать по кругу получалось, но поражение Клинтон на президентских выборах, а также нашумевший Brexit в корне изменили всю диспозицию. У немцев появился серьезный шанс «взять штурвал на себя», которым они, судя по заявлению Меркель, решили воспользоваться.

Примерные контуры новой Европы

Строго говоря, ничего особенно нового Меркель не сказала. В мире испокон веков политику определяет тот, кто за нее платит. Берлин решительно не устраивает состав европейской команды, большинство членов которой только мешают играть. Другое дело, что еще совсем недавно столь очевидные вещи даже говорить открыто действующим политикам было самоубийственно. Судя по тому, как настойчиво Меркель добивалась внимания прессы, в нынешнем мире произошли принципиальные перемены. Британцы окончательно подтвердили свой выход из ЕС, и Берлин намерен воспользоваться этим для высаживания остальных «нахлебников». Причем в их состав попадут даже некоторые из «когда-то стоявших у истоков».

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

Получается так, что ядром нового союза должны будут стать только экономические успешные страны: Франция, Германия, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Дания, Швеция и Финляндия. Даже если они не найдут новых рынков, только за счет отмены расходов на дотирование аутсайдеров они тут же экономят по меньшей мере 1% совокупного ВВП, который могут инвестировать в развитие собственной экономики. Также почти очевидно, что по новым правилам из нового ЕС гарантированно исключается почти вся Восточная и Южная Европа, по крайней мере вся Прибалтика, Венгрия, Болгария, Румыния, осколки Югославии и даже Греция. По мнению Меркель, все они — безнадежный балласт.

С остальными возможны варианты. Если без дипломатических экивоков, то Германия всем им предлагает остаться в новом союзе ценой поражения в правах. Это то самое «сесть на весла». Брюссельские демократические механизмы будут переформатированы так, что их голоса станут значить и весить намного меньше, чем у лидеров. Скорее всего, в среднесрочной перспективе, реализация такого плана потянет за собой сначала открытую экономическую экспансию германского капитала в страны — младшие партнеры, а потом и прямое перераспределение политических властных полномочий. Про нынешние либеральные глупости, вроде очередности шестимесячного председательства каждой страны в Европарламенте можно будет забыть.

По сути это как раз и будет означать строительство того самого Четвертого рейха в Европе, о котором многие говорили последние годы. Сейчас интересы экономически слабеющей Франции совпадают с немецкими. Париж тоже не желает больше помогать чужим, в то время как деньги остро требуются себе. Но в то же время экономически Франция начинает сильно отставать от Германии, а по новым правилам, степень влияния на управленческие решения будет зависеть в первую очередь от экономического богатства. И тут французы неизбежно окажутся в подчинении немцев. Впрочем, не только они. Тень германского доминирования накроет всех.

Так что перед странами, не вошедшими в обе упомянутые группы, стоит сейчас непростой выбор. Выход из ЕС означает немедленный экономический и политический кризис, осложняемый глубокой экономической деградацией. Так как новых рынков, за счет завоевания которых можно бы было поправить положение, на планете больше не осталось, дело закончится серьезными социальными потрясениями.

Подробно о о теневой стороне
канцлера Германии
в статье

Ангела Меркель как агент Штази

Что еще больше усугубит экономические проблемы. Велик риск полной утраты даже культурной идентичности ввиду обострения проблем с исламской нелегальной миграцией. С другой стороны, место внутри нового союза для них есть только за гребным веслом, без права посещения капитанского мостика. То есть со временем, вероятно даже весьма недолгим, они государственную независимость утратят тоже. Хотя внешне результат будет выглядеть несколько пристойнее.

И вот кто что себе выберет — сегодня самый большой вопрос. Фактически речь идет о мнении всего четырех стран: Италии, Польши, Испании и Португалии. Причем, немцев вполне устроит, если Италия войдет только своей северной, промышленной, частью, оставив бедный сельскохозяйственный юг за порогом. К слову, если поляки заупрямятся и откажутся играть на таких условиях, то немцы выкинут их за борт без особых душевных страданий.

Что из всего этого получится, станет ясно в ближайшее время. Первые официальные результаты проявятся, вероятно, уже по итогам майской встречи европейских лидеров с Трампом на Брюссельском саммите НАТО. Но в любом случае у Берлина особого выбора нет: или Германия сумеет скинуть балласт и прочно возглавить оставшийся союз, или динамика развития событий смоет и ее саму.

https://pfact.ru/world/detail/germanskiy-ultimatum-es-ostalnyim-ili-na-vesla-ili-za-bort118383/

Опубликовано 02 Мар 2017 в 11:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.