Журнал Die Welt опубликовал интервью с алжирским писателем Булемом Сансалем.

У Сансаля – специальное предупреждение для Германии, и оно найдет отклик. 61% немцев считает, что ислам “не имеет отношения к Германии” – и лишь 22% высказываются против подобного утверждения.

Новая книжка Сансаля, “2084” – жестокая антиутопия, посвященная грядущей мусульманской диктатуре в Европе. Радикальный ислам захватывает власть и стирает всякую память о предшествующей истории.

– Мосье Сансаль, ваша книга – очень мрачная. У Оруэлла, по крайней мере, была любовная история.

Я тоже хотел чего-нибудь, внушающего оптимизм. Но в мире исламизма такое просто невозможно. Оруэлл мог быть коммунистом и атеистом, но в его воображении доминировало христианство. В христианстве любовь структурирует жизнь.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

– Она структурирует не только жизнь, но и саму религию

Идея искупления через любовь вездесуща в христианской Вселенной. В исламской вселенной есть лишь материнская любовь, и любовь к Аллаху. Женщины прячут себя в любви. Женщина сама по себе не имеет значения. Любовь – это именно то, с чем воюет ислам.

– Несмотря на то, что ваша книга – малоприятное чтение, во Франции продано уже 300 тысяч экземпляров. Как вы объясняете такой успех?

Люди пробуждаются. Становится ясным, что исламизация – не локальный феномен, но касается всей Европы. Мы все испуганы – даже те, кто отказывается это признать.

– Каково это было, написать такую беспросветную книгу?

Это не доставляло ни боли, ни удовольствия. Я ученый , я смотрю на вещи и явления как бихевиорист. Там и здесь что-то происходит, но убей меня – я должен найти причину. Вы должны смотреть правде в лицо, а не пытаться обманывать самих себя.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

– Как мусульмане читают эту книгу?

Мусульманин вроде меня – то есть неверующий, родившийся в мусульманской стране, наверное читает, как вы и я. Вы на Западе ошибаетесь, если думаете, что мусульмане – все исламисты. У вас больше страха перед исламизмом, чем перед людьми.

– С момента парижских атак Запад также боится

Конечно, и это было только начало

– Призыв к пробуждению?

Да. После Charlie Hebdo было по-другому. Тогда люди могли претендовать на то, что понимают. В конце концов, речь шла о богохульстве. Все говорили, конечно, нельзя убивать, но посмотрите, что те творили…

– Эта как те девушки в коротких юбках, которые спровоцировали изнасилования?

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Да, из-за подобной логики люди не поднялись в январе. В Батаклан, однако, все было по другому. Людей убивали за то, что они есть, за их культуру, за их образ жизни. Это же все были места для молодежи – бары, стадионы, клубы. Все это ассоциируется с Западом. Но именно этот процесс пробуждения и стремятся спровоцировать исламисты. Они понимают, что не в состоянии нанести военное поражение Западу. Они даже не могут победить слабые арабские государства. Поэтому им нужно подтолкнуть Запад к саморазрушению. Им нужно расколоть общество, и они знают, что если им это удастся, он развалится само.

– Во Франции есть правые интеллектуалы, которые пропагандируют теорию “великого замещения”, согласно которой оксидентальное христианство замещается цивилизацией ислама. Вы, в общем, говорите тоже самое. В чем разница?

Я нахожу подобное выражение неудачным. Здесь не идет речь о замене населения, но, в некотором смысле, о сплавлении, фьюжн: сама Франция должна быть исламизирована.

– Но вы с ними согласны, нашей культуре – конец?

Как демократ, я рассматриваю конец нашей цивилизации с большим сожалением. Она принесла с собой огромный прогресс для человечества – несмотря на эксцессы.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

– Почему вы остаетесь в Алжире, почему вы оставались в Алжире в 90-х, когда вашей жизни реально угрожали?

Моя жизнь – Сопротивление

– Ваша книга выйдет в Алжире?

Уже вышла, несколько месяцев назад. Сначала думали, что ее запретят, передавали друг другу украдкой, но потом она внезапно появилась повсюду. Ну не повсюду, это сильно сказано. В год провозглашения независимости в Алжире было 150 кинотеатров и 250 книжных магазинов. Сегодня кинотеатров нет, осталось четыре книжных магазина. Зато количество мечетей увеличилось в тысячи раз.

– В Германии за последний год прибавилось около миллиона большей частью мусульманских мигрантов. Каков ваш прогноз для Германии?

Германия была совершенно наивна. И, в долгосрочной перспективе, Германия – страна с самым большим уровнем угрозы.

Наивна? Что вы имеет ввиду?

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Германия долго воображала, что на нее эти проблемы не повлияют. Ислам – это проблема в Британии, во Франции, но не у нас! И Германия – очень толерантное общество, из-за ее военного опыта. Это эксплуатируют. Когда из Алжира выдавили исламистов, они нашли убежище в Германии. Их признали политическими беженцами.

– Какие у вас есть доказательства того, что война культур уже идет, и что также и в Германии начался процесс исламизации?

Самым ясным доказательством является Батаклан. Они атаковали не казармы, а концертный зал – потому что их цель не классический захват, а столкновение цивилизаций. Во вторых, вам стоит посмотреть на то, что творится в арабском мире – там все совершенно прозрачно. С Германией я не знаю что случилось. Турецкий ислам не совместим с исламом Магриба. Турки, приехавшие в Германию в 70-х немедленно начали работать в индустрии. Во Франции иммигрантов предоставили самим себе. Так смешались алжирцы и жители Того, и сначала они жили в нечеловеческих условиях.

– В Турции с приходом Эрдогана мы наблюдаем исламизацию общества. Как вы видите это развитие?

Возвращение к религии, особенно среди молодежи, быстро отравляет все общество. Очень скоро вы почувствуете это и в Германии.

– Да мы уже почувствовали это вмешательство, или, если угодно, контаминацию с делом Бохмерманна (комик, высмеявший Эрдогана).

ислам

Отношение к науке в исламе в статье:
Исламские научные достижения

Эрдоган ведет себя как халиф, турки ведут себя как его верноподданные, и он уже построил себе дворец. Оттоманский халифат, вне всякого сомнения, был наиболее кровавой исламской империей. Сейчас мы переживаем возвращение насилия и кровопролития. Эрдоган хочет построить халифат, но он знает, что арабы его не примут. Возможно, он хочет расширить свою империю в Европу. И это, в первую очередь, угрожает Германии.

– Что вы имеет ввиду? Из-за турок или из-за беженцев?

Ни турки и ни беженцы. Потому что все европейцы лелеют обиды и не любят Германию. Германия богата, влиятельна и очень хорошо организована. Люди ни о чем ином и не мечтают, кроме как о крахе Германии. Один кошмар дополняет другой. И кошмары Эрдогана разделяют многие европейцы.

– Если это додумать до конца, это значит, что мы будем жить под халифатом Эрдогана в Германии. Это звучит совершенно абсурдно. Это означает конец Европы?

Да. У нее больше нет будущего.

– Что еще вы можете сказать о Европе, что вы думаете?

ислам

Еще немного об Исламе в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Все закончено. С одной стороны, Европа меня приглашает, потому что хочет услышать политически некорректные мнения. С другой стороны, она боится, что я наделаю проблем.

– Что вы не можете сказать?

Не сказать вам ничего – это гораздо более коварно. Но все, что критикует ислам порождает проблемы. Сегодня люди могут критиковать все что угодно, даже бога – но не ислам.

– Вы исламофоб, мосье Сансаль?

Не в том смысле слова, которое обычно используют. Я не люблю ислам, я не верю в него, и я утверждаю, что он не только угроза, но гигантский риск. Он расколет наше общество.

– Ваш коллега Камиль Дауд породил большой фурор, заявив, что молодых мусульман, атаковавших женщин на Новый Год в Кельне можно описать как “сексуально угнетенных”. Вы с ним согласны?

Проблема вербовки и возврата боевиков-террористов:
опыт Европы и перспективы России

В статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Дауд живет в Алжире, он видит подобные ситуации каждый день. Это общество фрустрации, и не только сексуальной. Молодой мусульманин, внезапно столкнувшийся со свободным миром не может правильно интерпретировать молодую женщину, демонстрирующую свое тело.

– Нам не хватает убежденности и мужества для того, чтобы защитить наши ценности?

Исламисты воюют очень мужественно за то, во что они верят. Уже одно это создает для них преимущества. Что касается нас, то я могу лишь с сожалением констатировать: Нас ничто не вдохновляет. Ради слова свобода раньше мы уезжали на другой конец света. Сегодня оно превратилось в пустышку.

– Это неправда. После Charlie Hebdo миллионы вышли на улицы ради свободы.

Это – не более, чем спонтанная эмоциональная реакция. В этом не было никакой ценности – за исключением пиара для глав государств. И над всем этим – бедный Олланд, маленькая птичка, не знающая. что делать. В Алжире мы видим, когда народ подавлен чувствами: безумный, коллективный рев!

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны

– Правильно ли мы понимаем. исходя из названия вашей книги “Конец мира”, что надежды нет нигде?

Вы знаете, иногда что-то маленькое, идея, предложение – и все вдруг оборачивается оп другому. В Алжире это были слова писателя Тахара Джаута. Они распространились по стране мгновенно, как лесной пожар. У людей как-будто пелена с глаз упала. Он был прав. Его слова вдохновляли.

– Что он сказал?

Со своей скромной улыбкой, он сказал в интервью: Если ты говоришь, ты умрешь, если ты не говоришь, то тоже умрешь. Так говори и умри… Через неделю они его убили.

Германия превратится в придаток халифата Эрдогана