Германия между Китаем и США

Миф о «трансатлантической солидарности», давно критикуемый немецкой оппозицией, получил ещё один удар. В экспертном сообществе Германии развернулась дискуссия о том, что такое китайская модель экономики и чем она лучше американской. Для ФРГ, на которую идёт напор китайского бизнеса, это имеет вполне практическое значение. Нужно определяться, чьему влиянию отдать приоритет - китайскому или американскому. Сидеть на двух стульях не получится, да и Вашингтон не позволит.

Толчком к дискуссии стал выход в свет работы Вернера Рюгемера «Варианты капитализма – сравнение западной и китайской модели капитализма» (Werner Rügemer: Varianten des Kapitalismus – Ein Vergleich des westlichen mit dem chinesischen Kapitalismus). Исследуя становление американской модели капитализма, В. Рюгемер приходит к выводу, что «американский капитализм остался таким же хищником, как в XVIII веке».

Китай Европа экономика инвестиции

Если США что-то затеяли в одном из уголков мира, считает В. Рюгемер, будь то инвестиции, война, операции спецслужб или что-то иное, это всегда делается «исходя из национальных интересов Америки», а национальные интересы других государств никогда не являются для американцев предметом рассмотрения.

В. Рюгемер отмечает, что американский способ инвестирования за рубежом весьма специфичен. Хотя инвестиции гарантируются торговыми связями и специализированными международными организациями, американцы в принципе не считают эти гарантии достаточными. США проводят политику военного обеспечения инвестиционной деятельности и имеют для этого более 1000 военных баз по всему миру.

Автор отмечает, что со времён поражения во Вьетнаме отношение к войнам в США изменилось. Америка поняла, что войны не обязательно выигрывать – они в любом случае приносят прибыль. Чем продолжительнее война или тлеющий конфликт, тем прибыльнее. Деловой интерес диктует и приватизацию многих отраслей военной жизни: частные армии, частная военная логистика, частные предприятия в интересах спецслужб, частные услуги по военному тренингу, консультированию и т. д.

Экономическая разведка в Китае

В. Рюгемер пишет, что американский капитализм легитимирует себя с началом эпохи «глобализации» через лозунг о правах человека, одновременно извращая это понятие. Например, США признали только 11 из 190 разделов о праве на труд в Уставе Международной организации труда (МОТ) ООН.

А в китайской модели немецкий автор выделяет следующее.

– Смешанное хозяйство, состоящее из частной и общественной собственности, является плановым и управляется коммунистической партией.

– У КНР нет надобности в военном сопровождении зарубежных инвестиций, Китай не содержит военные базы за рубежом. Однако выдающуюся роль в провоцировании КНР на гонку вооружений сыграл президент Барак Обама, использовавший в этих целях Японию и Тайвань. Сегодня эту линию продолжает Д. Трамп. Усиленное вооружение КНР в последние годы носит оборонительный характер.

Китай Европа экономика инвестиции

– В результате бурного экономического роста Китая США признали его не просто конкурентом, а «системным врагом».

– Китайцы делают упор на многолетние инвестиции в инфраструктуру и предприятия, полезные на будущее, чтобы дифференцировать свою экономику. Этому служат международные инфраструктурные проекты, например "Новый шёлковый путь" от китайского восточного побережья до Дуйсбурга в Германии.

– КНР активно развивает отношения в рамках БРИКС и продвигает концепцию многополярного мира.

– Коммунистическая партия контролирует все важнейшие процессы в экономике. Например, строительство жилья, трудовую миграцию, снижение излишних мощностей в металлургии, трудовые взаимоотношения, движение финансов.

– КПК ведёт активную борьбу с коррупцией. Заслуга этой партии состоит в том, что она не делает различия между «своими» и «чужими». За коррупцию к суровой ответственности вплоть до высшей меры наказания привлекаются и высокопоставленные партийно-государственные функционеры.

Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

Вернер Рюгемер считает привлекательной и социальную политику КПК.

– Китай является единственным государством на Земле, в котором доходы и уровень жизни всех классов и слоёв населения постоянно растут. Это касается и среднего класса, и бедняков и даже трудовых мигрантов. 700 миллионов самых бедных уходят от самого нижнего уровня необеспеченности на плановой основе. Средний почасовой заработок китайского рабочего вырос с 2006 по 2016 г. в три раза - с 1,2 до 3,6 доллара за час. В этом Китай обогнал такие страны, как Мексика (2,10 долл), Таиланд (2,20), Бразилия (2,70), Индия (0,70). А в это время средние заработки на Западе остаются на прежнем уровне или падают.

– КНР является единственной страной, где постоянно растёт число социально обеспеченных граждан (пенсия, бесплатная медицина, образование). Бесплатной медициной охвачены 1.3 млрд граждан, пенсию получают 870 млн. человек Минимальные зарплаты поднимаются региональными правительствами и сегодня превышают минимальные зарплаты в новых странах-членах ЕС.

Китай Европа экономика инвестиции

– Трудовые права регулируются законом от 2007 года, причём штрафы для нарушителей-предпринимателей гораздо жёстче, чем в Германии.

Особый интерес для немецкого читателя в этой книге представляет тема китайских инвестиций в Германии. В. Рюгемер приводит следующий пример.

В 2016 году тогдашний министр экономики и энергетики Зигмар Габриэль издал разрешение на покупку китайским концерном Fujian Grand Chip Investment (FGC) крупной немецкой технологической фирмы Aixtron. Акционеры Aixtron дружно поддержали это решение, но вмешались спецслужбы США. Оказывается, сделка создаёт угрозу национальной безопасности Соединённых Штатов: в Калифорнии существует филиал Aixtron с 100 рабочими и власти не позволят этому филиалу перейти под китайского инвестора. Габриель вынужден был отозвать своё решение.

В. Рюгемер подчёркивает, что немецкое правительство и Еврокомиссия позволили запрячь себя в американскую «антикитайскую упряжку». Несмотря на это, с 2006 года китайские инвестиции в Европе выросли в 4 раза. Сейчас в ФРГ имеется 8000 немецких предприятий, в которые китайские предприниматели вложили 60 млрд. евро.

Китайский подход к прогрессу и модернизации

Хотя инвестиционная активность США в Европе также велика, но её характер иной. В книге приводится пример. В ноябре 2016 г. гамбургская фирма Smaato продалась за 148 миллионов евро китайскому инвестору, отклонив предложение американских покупателей и открыто заявив, что американцы «вырывают производство с корнем и лишают его рабочих мест». Как пишет В. Рюгемер, «китайский бизнес всегда нацелен на долгосрочное планирование и расширение производственного ядра, в то время как американцы имеют ментальность грабителей».

Вернер Рюгемер, останавливаясь на политике США в отношении Китая, отмечает, что ярлык «главного врага США» и демонизация КНР порождены угрозой проигрыша Америки в развернувшейся экономической гонке. США, не имея перспектив эту гонку выиграть, рассчитывают компенсировать поражение военным окружением и политической изоляцией КНР. По мнению автора книги, немецкому бизнесу эти манёвры вполне понятны.

В деловых кругах ФРГ зреет протест против подчинения правительства диктату США. В. Рюгемер приводит в качестве примера высказывание президента союза немецких металлистов Райнера Дулгера (Rainer Dulger), который протестует против планов запретить китайские инвестиции в Германии. «Мы надеемся, что немецкое правительство не позволит американцам снова себя запугать, как это было при президенте Бараке Обаме». «Тогда высшие представители немецкого бизнеса резко критиковали американский бойкот России, – пишет В. Рюгемер, – но потом смирились. Теперь им приходится считаться с огромными потерями и утратой десятков тысяч рабочих мест. Кстати, не только в Германии, но и на Украине».

Китай Европа экономика инвестиции

Дискуссия разгорается. Блог «Страницы к размышлению», который ведёт немецкий политик и публицист Альбрехт Мюллер, разместил необычный призыв к своим читателям: «Друзья, прочитайте эту работу Вернера Рюгемера и передайте её дальше». Симптоматично.

После серии поглощений китайскими компаниями немецких предприятий, Германия решила пересмотреть свои законы в отношении приобретений иностранными инвесторами крупных немецких концернов.

Однако, приверженность властей идее свободной торговли заставляет бить тревогу по поводу уязвимых мест стратегических технологий и ограничивает возможность каких-либо изменений.

В прошлом году Германия была настроена более враждебно по отношению к китайским поглощениям, когда Берлин активно, хотя и безуспешно, попытался выдвинуть европейское предложение в противовес китайской заявке на приобретение производителя промышленных роботов Kuka.

Канцлер Ангела Меркель заявила, что Kuka является ведущей компанией немецкой промышленности. Так что поглощение Kuka китайским производителем бытовой техники Midea явно нанесло удар по этому заявлению. В результате, Берлин решил пересмотреть правовые средства блокирования иностранных поглощений, а также настоять на европейских мерах по сохранению ключевых технологий.

Однако, Меркель глубоко привержена идее свободной торговле. Даже во время поглощения Kuka, она подчеркнула, что Германия открыта инвестициям из Китая, хотя в ответ страна ожидает такую же открытость со стороны Китая и такую же готовность к созданию инвестиционных условий.

Сделав эти замечания в июне прошлого года, Меркель оставила решать все вопросы, связанные с китайскими инвестициями, министру экономики Германии Габриэлю Зигмару во время его визита в Пекин в ноябре, когда он столкнулся с министром торговли Китая.

Китай Европа экономика инвестиции

«Мы поговорили напрямую», — заявил журналистам Габриэль после встречи с министром, когда он выражал озабоченность по поводу выкупа китайскими компаниями немецких предприятий и ограничения доступа немецких фирм на рынки Китая. И заявления Габриэля сыграли свою роль: интерес со стороны китайских инвесторов к поглощению немецкой компании, занимающейся производством средств освещения — Osram Licht AG, охладел на фоне признаков роста политического противодействия иностранным инвестициям в Германии.

В июне прошлого года, рассматривая вопрос о поглощениях, Габриэль заявил: «Нельзя жертвовать немецкими компаниями и рабочими местами в Германии, выкладывая их на алтарь открытых рынков».

И инструментом для ограничения или блокирования иностранных поглощений стал закон «О внешней торговле и платежах».

Тем не менее, глубокая приверженность Германии принципам свободной торговли, позволяющей ей процветать, означает, что существенные изменения вряд ли возможны.

«Корректировка» правил в отношении иностранных поглощений – да, но не «ужесточение», заявляют немецкие чиновники.

Предполагается лишь «ограничение» в том случае, если приобретение «грозит нанести угрозу общественному порядку или безопасности ФРГ». А это касается военной техники, а также компаний, производящие продукты IT-технологий.

Одним из последних примеров государственного вмешательства в 2014 году стало ограничение Берлина на приобретение BlackBerry технологий шифрования фирмы Secusmart. Сделка была одобрена только после того как BlackBerry заверили, что иностранным шпионским агентствам не будет передаваться конфиденциальная информация.

Как сообщают источники агенства Reuters в правительстве Германии, министерство экономики может представить предложения по изменению правил в отношении иностранных поглощений к федеральным выборам в сентябре. Однако, неясно, будут ли они одобрены к тому времени.

Китай Европа экономика инвестиции

Достижение более высокой степени контроля на уровне ЕС также сложно, так как Франция и Германия – основные заинтересованные страны в поставке технологических ноу-хау в Китай. Для многих немецких предприятий Китай – решающий фактор.

Немецкие автопроизводители также пользуются успехом на крупнейшем в мире автомобильном рынке. Данные Volkswagen, опубликованные в конце прошлого года, показали, что китайский спрос будет стимулировать рост продаж бренда в ближайшие месяцы.

Однако, несмотря на то, что китайцы скупают фирмы со стратегическими технологиями за рубежом, иностранные автомобильные бренды авто могут производить автомобили в Китае только за счет совместных предприятий с местными партнерами, и, как правило, бывают ограничены двумя партнерами.

Кроме того, план Китай-2025 призывает к росту в таких секторах как передовые информационные технологии и робототехника.

Это означает, что немецкий экспорт в Китай, на протяжении многих лет остававшийся источником экономической мощи, превращается в риск для некоторых секторов, где доминируют китайцы. В последние годы китайские компании уже «свергли с пьедестала» некоторых своих немецких коллег, крупнейших в мире поставщиков солнечных батарей.

Кто находится у власти в Германии
и объяснение поведения этих людей
в статье
Нравы германской элиты и тайные пружины политики
А также в статье
Болотное дело в Германии

И все же лидеры немецкого бизнеса неохотно препятствуют китайским слияниям и поглощениям. Многие нуждаются в инвестициях и надежных китайских партнерах.

Министерство экономики Германии намерено защитить высокотехнологичные компании страны от нежелательных поглощений, особенно со стороны компаний, находящихся частично в госсобственности в не европейских странах, сообщило немецкое издание Welt am Sonntag.

На прошлой неделе заместитель министра экономики Матиас Мачниг направил членам правительства Германии документ, в котором содержатся шесть ключевых вопросов, касающихся инвестиций на уровне Европейского союза.

В документе рассматриваются широкие права ЕС и национальных правительств на запрет приобретения компаний со стороны инвесторов в странах, не являющихся членами ЕС, сообщает издание.

Китай Европа экономика инвестиции

Вопрос о зарубежных поглощениях вышел на первый план в Германии после того как производитель китайской бытовой техники Midea приобрел немецкую компанию по производству промышленных роботов Kuka, а китайский производитель чипов Sanan Optoelectronics в понедельник заявил о налаживании контактов с немецким производителем светотехники Osram с целью дальнейшего приобретения последней.

Пока пресс-секретарь Министерства экономики отказывается комментировать правительственный документ.

«Министр Габриэль неоднократно давал понять, что намерен сохранить на европейском уровне честную конкуренцию, особенно, на международном уровне с субсидируемыми государством иностранными компаниями, и в то же время остаться открытым для инвестиций», — отметил пресс-секретарь.

https://vk.cc/7g3sRS

https://vk.cc/7g3slN

https://vk.cc/7dl7OE

Опубликовано 25 Окт 2017 в 16:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.