12 января 2015 года набирающее популярность антиисламское немецкое движение PEGIDA («Европейцы-патриоты против исламизации Запада») провело очередную массовую демонстрацию в Дрездене. На этот раз акция собрала более 25 тысяч человек.

Как отмечает журнал Spiegel, это шествие «превратило Дрезден в место сбора исламофобов всех мастей, а многие его участники приезжали с других концов страны ради того, чтобы принять участие в акции».

Такое большое количество участников акции, в первую очередь, связано с терактом в Париже 7 января, когда исламисты расстреляли членов редакции сатирического журнала «Шарли Эбдо», публиковавшего карикатуры на пророка Мухаммеда. Противники движения PEGIDA утверждают, что нападение исламистов якобы стало «информационным поводом» для ультраправых, которые «извлекают политическую выгоду» из сложившейся ситуации.

Теракт, действительно, можно назвать лишь информационным поводом для проведения массовой демонстрации, потому что, на самом деле, проблема проникновения радикального ислама и исламского экстремизма на территорию Европы возникла много лет назад, созрела и, очевидно, уже давно перезрела. И только правые силы систематично и последовательно предупреждали общество и правительства своих стран о надвигающейся угрозе и необходимости принятия соответствующих мер для её предотвращения.

Сегодняшняя паника европейских лидеров, кажется, в большей степени связана не с самим дерзким нападением исламистов, а с ростом популярности антиисламских движений, которые во всеуслышание говорят: «А ведь мы вас предупреждали, а вы не хотели слушать! Теперь ответственность лежит на вас!». Этот страх привел власти к абсурдному решению запретить лидеру «Национального Фронта» Марин Ле Пен участвовать в воскресном марше национального единства, куда были приглашены ведущие политики Франции и других стран.

Запрет на участие во всеобщей акции как раз стал грубейшим нарушением свободы слова, в поддержку которой и должны были выйти манифестанты, не говоря уже о том, что «Национальный Фронт» – легальная политическая сила, представляющая интересы нескольких миллионов избирателей. Значит, их просто вычеркнули из списка «единой нации»?

Германия демография

Германия - процент мигрантов по провинциям

Истерика вокруг антиисламских движений стала особенно отчетливо заметна в Германии – 13 января в нескольких немецких городах были проведены так называемые марши против исламофобии, а точнее – против самого движения PEGIDA. В то же время, власти всячески пытаются чинить препятствия проведению демонстраций противников исламизации, правда, довольно-таки нелепо.

Например, в Кёльне в день проведения манифестации движения PEGIDA городские власти отключили всё уличное освещение на центральных улицах и у главного кёльнского собора. В Лейпциге демонстрантам не разрешили выйти с карикатурами на пророка Мухаммеда, так как это «может быть воспринято мусульманами как провокация». Вот оно, истинное лицо европейских элит – канцлер Германии Ангела Меркель отправилась в воскресенье Париж, чтобы принять участие в многотысячном марше памяти жертв теракта, а у себя дома пасует перед мусульманской общиной! Такая демонстрация слабости, которой вряд ли не воспользуются доморощенные исламисты.

Германия демография

Германия - график опасения представителей чужих религий

Между тем движение PEGIDA справедливо можно назвать феноменом: созданное совсем недавно – в октябре 2014 года – «пиарщиком» Лутцем Бахманом, оно за такой рекордно короткий срок превратилось в настоящий антиисламский фронт. Штаб-квартира организации расположена в Дрездене, и буквально за несколько месяцев сеть PEGIDA накрыла уже целый ряд городов для каждого был создан свой бренд: DÜDIGA – для Дюссельдорфа, LEGIDA – Лейпцига, WÜGIDA – Вюрцбурга, KÖGIDA – для Кёльна.

В понедельник основной и крупнейший марш против исламизации прошел в Дрездене, но и другие города показали хорошие результаты – в Лейпциге акцию посетили 5000 человек, Мюнхене – 1500, Ганновере – 500, Берлине – 400, в Зуле – 600. Кроме того, акции PEGIDA открыты для всех единомышленников, и в демонстрациях уже активно принимают участие и поддерживают их такие организации, как «Альтернатива для Германии» (AfD) и «PRO NRW», хорошо известные своей антиисламской позицией.

Движение PEGIDA проводило антиисламские демонстрации в разных городах Германии и до теракта в Париже, сталкиваясь не только с противодействием властей, но и прямой агрессией левых радикалов. Так, 5 января в ходе манифестации PEGIDA в Дрездене, участники акции подверглись атаке со стороны левых экстремистов. В Берлине леваки напали на полицейских, обеспечивающих общественный порядок на аналогичной демонстрации, забрасывая правоохранителей камнями и бутылками, в результате чего пять полицейских пострадали. В Кёльне сотрудники правоохранительных органов оказали отпор агрессивно настроенным леворадикалам, арестовав одно из них. В Мюнхене леваки блокировали маршрут, по которому следовала колонна PEGIDA, что впоследствии переросло в конфронтацию уже с самими полицейскими.

Германия демография

Германия - структура мусульман по сектам

Ответ на вопрос о том, кто представляет истинную угрозу национальной безопасности, кажется, лежит на поверхности – это исламисты и левые радикалы, однако никто из них не подвергается такому преследованию со стороны властей, как правые силы и сторонники традиционных ценностей. С чем это связано?

ЧЕМ ЗАНЯТЫ «ЗАЩИТНИКИ КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ»?

В этом контексте весьма показателен недавний случай: 6 января появилась информация о том, что сотрудник Федеральной службы защиты конституции Германии (спецслужба, в функции которой входит наблюдение за политическими партиями и религиозными сообществами, которые могут представлять угрозу конституционному строю страны) попытался завербововать пресс-секретаря KÖGIDA (кёльнского подразделения движения PEGIDA) Мелани Диттмер.

Германия демография

В полном размере: Германия - мечети

Сотрудник спецслужбы требовал от Диттмер, чтобы она сотрудничала с Федеральной службой защиты конституции, пытаясь запугать активистку: мол, за её деятельностью спецслужбы следят уже давно и в её же интересах начать работать на спецслужбы. В частности, от Диттмер требовалось предоставлять всю информацию об участниках демонстраций. Однако Мелани Диттмер проявила стойкость и силу воли, отклонила это «предложение», отметив, что она никогда не предаст дело движения PEGIDA.

Невольно напрашивается вопрос, почему спецслужбы тратят столько сил на организаторов мирных демонстраций, целевой аудиторией которых, прежде всего, являются представители среднего класса, те самые добропорядочные бюргеры, которые обеспокоены своей безопасностью и распространением радикального ислама?

Тем временем, множество мусульман кем-то и на какие-то средства вербуются для джихада, беспрепятственно отправляются в горячие точки на Востоке, проходят обучение в тренировочных лагерях в Йемене и Афганистане, а потом возвращаются в Германию и продолжают свою деятельность там. Неужели сотрудники Федеральной службы защиты конституции Германии так глупы? Вовсе нет. Вспомним, что писал об этом Илья Горячев, который в настоящее время подвергается политическому преследованию и заточен в СИЗО представителями российского аналога этой немецкой службы – Управления по защите конституционного строя (УЗКС).

Германия демография

Германия - мигранты по странам происхождения

«Куда проще работать с маргинализированными горлопанами. Яркий пример последнего времени – Зухель на стороне бандеровцев. Маршрутизировали. Удаленное управление, как во времена Достоевского. На единичном примере Зухеля можно продолжить дискредитировать и маргинализировать правое крыло, не давая ему окончательно оформиться в респектабельную общественно-политическую силу еврообразца», – пишет Горячев в своём блоге на «Эхо Москвы».

Задача политической полиции выглядит абсрудной – не допустить формирования независимых конкурентоспособных политических сил, способных оказывать реальное влияние на строительство реального, а не симулятивного гражданского общества. Как показывают последние события и в России, и в Европе, именно правоконсервативные организации должны стать этой силой, поскольку именно они стоят на защите национальных интересов и суверенитетов своих стран. Как же спецслужбам удержать такие партии подальше от большой политики?

Для этого есть опробованный способ – загнать правое движение в маргинальное поле и максимально криминализировать. Тех, кто остается в легальном поле – завербовать, запугать. Средства тоже хорошо известны – они укладываются в печально известную русскую поговорку: «Был бы человек, а статья найдется». Остается надеяться, что для госпожи Диттмер эта история не будет иметь продолжения, как для Ильи Горячева, который отказался сотрудничать с УЗКС, за что ему так лихо отомстили.

То, о чем говорит PEGIDA – не выдумки, не фобии и не пропаганда. Это реальные факты из повседневной жизни, статистические данные, которые тщательно скрываются и замалчиваются властями. Например, европейцы не хотят вести официальный подсчёт доли иммигрантов в тюрьмах той же Германии или Франции. Они обосновывают это тем, что якобы таким образом создадут дискриминацию и предубеждение в отношении национальных меньшинств. Но если это правда, кто дал вам право скрывать её?

Между тем, в настоящее время в Германии проживает самое большое число иммигрантов в Европе, значительная часть которых – турки (около трёх миллионов человек по данным переписи 2011 года). При этом в Германии наблюдается существенный рост числа исламистов: на сегодняшний день их около семи тысяч, тогда как буквально несколько лет назад количество исламистов, проживающих в стране, не превышало двух тысяч. Более того, 450 немецких исламистов отправились в Сирию «вести джихад» на стороне «Исламского государства», из которых семеро уже стали террористами-смертниками. А 150 исламистов уже вернулись обратно в Германию. И их никто не трогает… Видимо, ждут первого взрыва.

http://www.modus-agendi.org/articles/3230