Военная миссия НАТО в Афганистане будет завершена в декабре нынешнего года. Руководители 28 стран-членов НАТО и официальные представители 27 других государств, обсудив сложившееся положение, сочли целесообразным прекратить военную миссию, но направить в Афганистан военных советников, если на это предложение согласится новый президент страны.

Решение НАТО отвечает требованиям движения «Талибан», которое накануне распространило обращение к участникам саммита, призвав их полностью вывести войска из Афганистана и не вмешиваться во внутренние дела страны. «Талибан» объявил о намерении своими силами решить существующие проблемы.

Между тем наблюдатели обращают внимание на возросшую активность талибов на фоне безвластия в стране. В последнее время талибы объявились на севере Афганистана, в зоне подконтрольной таджикским и узбекским этническим группам. По некоторым оценкам это связано с осуществляемой президентом Хамидом Карзаем амнистией, проходящей в стране в рамках программы примирения.

Амнистия заключенных будет проходить в три этапа. Под действие личного приказа Карзая попали все исправительные учреждения Афганистана. В список включена также всемирно известная тюрьма «Баграм». На свободу выйдут все заключенные, за которыми числятся преступления легкой или средней тяжести. Уже известно, что на свободу выходят и бывшие боевики движения «Талибан».

США и другие страны, входящие в НАТО, высказались против этого решения Карзая. Однако, по мнению руководителя службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества Александра Собянина, США лукавят, заявляя о своем не согласии с действиями афганского президента. Именно им выгодна временная дестабилизация Афганистана. «Американцам не удалось заставить проигравшую на президентских выборах сторону признать итоги голосования. Освобождение из тюрем талибов дестабилизирует ситуацию именно в северном Афганистане, где проживают представители разных народов – пуштуны, таджики, узбеки», — сказал автору Собянин.

Эксперт по Центральной Азии и Афганистану Аркадий Дубнов считает, что «амнистия, осуществляемая властями Афганистана в последние недели по отношению к талибам, в значительной степени свидетельствует о провале программы национального примирения, объявленной Кабулом несколько лет назад». «По данным информированных источников в Афганистане, в конце августа были освобождены две группы талибов, одна в количестве от 7 до 12 человек в северной провинции Кундуз, граничащей с Таджикистаном, вторая в Кабуле и Пули-Чархи, насчитывающая 32 человека. И если в последней группе, большей по количеству, боевиков ИДУ нет, там, в основном, сочувствующие талибам пуштуны, против которых нет серьезных доказательств участия в террористической деятельности (тем не менее, против их освобождения активно выступали представители этнических меньшинств страны — таджики, хазарейцы), то в первой, кундузской группе, были боевики ИДУ, в том числе некоторые лидеры движения, один из которых этнический узбек, афганец уже во втором поколении. По-видимому, речь идет о Кари Билале. О нем уже сообщалось в российской прессе», — сказал автору Аркадий Дубнов.

Афганистан - карта религиозных предпочтений

Карта в полном размере: Религии Афганистана

По словам эксперта, некоторые международные чиновники, работающие в Афганистане, считают, что программа примирения, объявленная президентом Хамидом Карзаем еще до президентских выборов 2009 года, вряд ли окажется эффективной. По их мнению, о примирении надо было договариваться сначала с руководством «Талибан», а уж потом с местными командирами, иначе это будет способствовать коррупции. «Дело в том, что талибы, с которыми власть искала и ищет примирения, делятся на две группы. Первые — это те, кто добровольно сдал оружие, вторые – те, кто находится в заключении. Согласно условиям программы примирения, первые получают достаточно значительные деньги на обустройство мирной жизни, а вторые – только компенсацию на возвращение домой, в родные места. Средства на эту программу выделяли Япония и Великобритания. Однако в последнее время британцы и японцы перестали выделять деньги, обнаружив, что изрядная их часть оседает в карманах местных афганских чиновников. Но даже среди тех талибов, кто успел получить деньги по программе примирения, очень многие снова взяли в руки оружие. Это приносит больший доход, чем мирная жизнь»,- пояснил Дубнов.

Есть свидетельства, что «меры доверия» по программе примирения, осуществляемые правительством Карзая, использовались не только в пропагандистских целях, но и имели значение для проведения выборов. Дело в том, что местные власти в обмен на получение денег от правительства обещали активное и, главное, «правильное» голосование. Именно это обстоятельство, как утверждают международные чиновники, работающие в Афганистане, стало причиной того, что уровень фальсификаций в ходе нынешних президентских выборов гораздо выше, чем на выборах 2009 года.

«Поэтому, практически нет никаких сомнений, что победителем нынешних выборов будет скоро объявлен Ашраф Гани Ахмадзай, представляющий пуштунов — афганское этническое большинство, титульный этнос страны»,- сказал Аркадий Дубнов.

Эксперт считает, что афганские таджики и другие этнические меньшинства, поддерживавшие на выборах кандидата оппозиции, экс-министра иностранных дел Абдуллу Абдуллу, после объявления результатов выборов откажутся их признать, что приведет к новому обострению ситуации в Афганистане. Впрочем, подобную перспективу уже пообещал Кабулу и западным странам в начале нынешней недели авторитетный лидер афганских таджиков, губернатор провинции Балх Мухаммад Атта, снявший с себя ответственность за дальнейшее развитие событий.

Афганистан - этническая карта

Карта в полном размере: Национальности Афганистана

По мнению Александра Собянина, политическая дестабилизация Афганистана привнесет риски для стран Средней Азии, но умеренные. «Все граничащие с Афганистаном страны – Туркмения, Таджикистан, Узбекистан и находящаяся в афганской зоне влияния Киргизия, имеют достаточно устойчивые крепкие силовые структуры. Органы Госбезопасности и Вооруженных Сил давно уже работают в теснейшей спайке и отслеживают ситуацию, достаточно быстро купируют возникающие угрозы, связанные с Афганистаном. Дестабилизировать ситуацию в опасной степени ни одна исламистская группировка не в состоянии. Не смогут даже транснациональные группы. Для такой цели нужны силы большего порядка, имеющие государственную поддержку кого-то из мировых игроков, или самого Кабула», — заявил автору Собянин.

Дело в том, что исламистская угроза для Средней Азии со стороны Пакистана и Афганистана не имеет пакистанского или афганского происхождения, считает эксперт. По его словам, за исламистской угрозой для Среднеазиатского региона стоят в первую очередь американские спецслужбы, реже спецслужбы других государств, влияющих на группы исламистов в двух странах. «Талибан» создавался пакистанской разведкой знаменитым генералом Бабуром. В последнее десятилетие «Талибан» стал крепким, самостоятельным, международным явлением, имеющим собственные отдельные отношения и с прежними кураторами — межведомственной разведкой Пакистана, и с иранскими, и с афганскими спецслужбами. На примере «Талибана» важно понять, что исламистская угроза для Центрально-азиатского региона всегда носит международный характер и всегда связана с работой спецслужб внерегиональных стран. Задачи при этом могут стоять совершенно разные – вплоть до дестабилизации наших евразийских стран.

Поэтому тот разлад, который наблюдается в Афганистане сейчас, снижает уровень рисков для Таджикистана — в первую очередь, а также для Узбекистана и Киргизии. «Серьезной опасности переноса этой нестабильности пока нет — силовые ведомства среднеазиатских стран достаточно крепки, в то время как в Афганистане, ввиду глубокой разрозненности, не до каких-то внешних задач», — сказал автору Собянин.

В последние дни произошло несколько важных событий, внешне вроде бы не слишком связанных между собой, но, тем не менее, свидетельствующих о тесной взаимозависимости процессов, протекающих на огромном пространстве пресловутой «дуги нестабильности» - мегарегиона Ближнего Востока и Центральной Азии.

США, возглавив очередную международную коалицию, приступили к нанесению массированных авиаударов по базирующимся в Сирии формированиям «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), провозгласившего себя «Исламским халифатом». Практически одновременно, во многом благодаря усилиям тех же США, было достигнуто соглашение о разделе власти между двумя финалистами президентских выборов в Афганистане - Ашрафом Гани Ахмадзаем и доктором Абдуллой. Понятно, что этот компромисс направлен на предотвращение острейшего конфликта между афганскими регионально-племенными группировками, грозящего нарастанием безвластия и хаоса. Соглашение Ахмадзай-Абдулла призвано консолидировать центральную власть Афганистана перед лицом угрозы массированного наступления талибов после вывода из Афганистана основной части войск международной коалиции. Кроме того, вполне вероятно, что до начала октября 2014 года президент Ахмадзай сможет подписать, наконец, соглашение о сохранении и переформатировании западного военного присутствия в стране, которое так долго отказывался подписать его предшественник Хамид Карзай.

Не ИГИЛом единым

Вместе с тем талибы - не единственная угроза, для отражения которой необходима консолидация властей в Кабуле. Существует достаточно большая вероятность, что в надежде на слабость кабульского режима и недостаточную боеспособность афганской армии фанатики из все того же ИГИЛ попытаются взять под контроль территорию и этой страны или, по крайней мере, утвердиться в какой-то части Афганистана.

«Исламский халифат» декларирует поистине глобальные цели. Регионами, где должны восторжествовать насажденные вооруженным путем «ислам и нормы шариата», объявлены не только страны Ближнего и Среднего Востока, но и, например, Испания, Великобритания, прочие европейские страны, а также Чечня и многие другие места на земном шаре, а в перспективе и вся планета.

Естественно, Афганистан из этой «обоймы» выпасть никак не мог, более того, он уже обозначен в качестве одной из первоочередных целей ИГИЛ. Еще в августе в зоне пуштунских племен появились доставленные из Пешавара листовки ИГИЛ. Есть данные, что в Афганистане создан офис «Исламского халифата» и туда уже проникло порядка сотни его боевиков, правда, весьма неласково встреченных местными моджахедами из племенных формирований, не поддерживающих талибов.

Что же до талибов, то эксперты не исключают, что между ними и игиловцами возможен если и не полноценный союз, то достаточно тесное взаимодействие. Не исключают этого, кстати, и в Москве. А спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов в одном из недавних интервью вообще допустил возможность перехода, по крайней мере, части талибов прямо «под знамена» ИГИЛ. Г-н Кабулов пояснил свою мысль так: «Игиловцы воспринимаются джихадистами, особенно молодой частью джихадистов, которые воюют в рядах талибов, как наиболее предпочтительная сила. Они привлекательны в глазах этой молодежи, у которой нет чувства родины, которые чувствуют себя "исламскими космополитами" и воюют за халифат везде, где надо воевать. Для такой части боевиков игиловцы могут оказаться привлекательной силой, к которой они потянутся… Талибов и даже "Аль-Каиду" ИГИЛ рассматривает как консервативную и несколько устаревшую модель. А себя они выдвигают в качестве новой идеологии, которая более наступательная, агрессивная и передовая». В Москве также не могут не понимать, что аппетиты «Исламского халифата», в союзе с талибами или без него, Афганистаном не ограничиваются и простираются далее - на государства постсоветской Центральной Азии и Кавказ.

Тем не менее, такое понимание не помешало Кремлю занять по отношению к авиаударам по ИГИЛ, как выразился один из виднейших российских экспертов-востоковедов Георгий Мирский, «странную и даже жалкую позицию». По его словам, «повлиять на военные действия, которые ведет коалиция во главе с США, Москва не может, поддержать не хочет». Остается «обвинять Вашингтон в том, что он под предлогом борьбы с исламистами намерен добиться той же старой цели – сбросить Башара Асада».

Абсурдность таких обвинений очевидна хотя бы потому, что сам Башар Асад, у которого разрешений на авиаудары, естественно, не спрашивали (только предуведомили), против авиаударов пока не протестовал, не говоря уже о том, чтобы задействовать против самолетов союзников сирийскую ПВО. Ведь он прекрасно понимает, что удары американцев по игиловцам лишь укрепляют его собственное положение, как бы это не было противно все тем же американцам.

Пока Москва, с головой погруженная в перепалку с Западом по украинским проблемам, считает вполне достаточным свое участие в противодействии «Исламскому халифату» лишь поставками ограниченного количества вооружений Багдаду. А вот против американских усилий по консолидации власти в Кабуле Москва не возражала. Даже сохранение западного военного присутствия в Афганистане особого раздражения у нее официально не вызывает, хотя полуофициально и тем более неофициально подобные намерения США и Запада характеризуются как «гегемонистские» и, конечно же, направленные, в первую очередь, против России. Тем не менее, по мнению экспертов, соглашение Ахмадзай-Абдулла стало результатом скоординированных усилий США, с одной стороны, и лидеров ШОС, включая президента России, с другой стороны. И что общими усилиями этим сторонам удалось убедить Хамида Карзая подключиться к решению проблемы, угрожающей как западным интересам, так и интересам стран региона и России.

КНР не остается в стороне

Нельзя не заметить, что к раскладыванию геополитических пасьянсов на пространстве «между ИГИЛ и Талибаном» все активнее подключается Китай, традиционно дистанцировавшийся, по крайней мере внешне, от военно-политической активности, предпочитая обозначать, прежде всего, свои экономические приоритеты. Это относится как к его политике по линии ШОС, что проявилось как на последнем саммите в Душанбе, так и в активизации двусторонних военных и военно-технических связей со странами постсоветской Центральной Азии.

Свидетельством тому могут служить ряд событий, имевших место только на этой неделе. Так, в рамках визита в Казахстан заместителя председателя постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей Чжан Баовэня состоялась встреча министра обороны КНР Чан Ваньцюаня с его казахстанским коллегой Сериком Ахметовым, на которой было объявлено о намерении обеих сторон наращивать сотрудничество между вооруженными силами двух стран. Об этом же говорилось в Кыргызстане на церемонии передачи построенного китайцами дома для киргизских военнослужащих, которая прошла с участием президента Атамбаева.

Военный атташе КНР в Кыргызстане в недавнем интервью газете «Вечерний Бишкек» заявил, что «с каждым годом повышается степень взаимного доверия, военного сотрудничества в области борьбы с "тремя силами зла", проведения совместных военных учений, обучения кадров и оказания военной помощи». Китай также оплатил постройку жилья для военнослужащих в Таджикистане, а на днях таджикское издание «Азия-Плюс» сообщило со ссылкой на «надежный источник», что вскоре будет объявлено о дополнительной военной помощи с китайской стороны.

Иранская роль

В процессах, развивающихся как на иракско-сирийском, так и на афганском направлениях, плотно задействован еще один важный «актор» - Иран. Официально и Вашингтон, и Тегеран отказались сотрудничать в борьбе с «Исламским халифатом», каждый формирует свою «антиигиловскую» коалицию. Иран – в составе режима Асада, ливанской «Хезболлы», правительства в Багдаде и иракских шиитов. Однако негласно взаимодействие между США и Ираном, безусловно, осуществляется.

Афганистан наркотики

Надо сказать, что сейчас создалась такая ситуация, что возможны самые причудливые альянсы. России, загнавшей из-за Украины саму себя в международную изоляцию, конечно же, хотелось бы поучаствовать в этих комбинациях в «связке» с Ираном или, по меньшей мере, продемонстрировать, что такая «связка» существует. У Ирана ситуация «зеркальная» - ему, наоборот, хотелось бы показать, что он действует в «связке» с Россией, в реальности никак не обременяя себя «связывающими» по отношению к России обязательствами.

Насколько каждой из сторон удастся навязать партнеру свою модель этой «связки», отчасти станет ясно на начинающемся 29 сентября в Астрахани 4-м Саммите прикаспийских государств, где главной темой переговоров будет, пожалуй, самый болезненный вопрос российско-иранских отношений – проблема статуса Каспийского моря и раздела его шельфа.

Как известно, Кремль, стараясь максимально замедлить возникновение новых разграничительных линий на пространстве бывшего СССР, настаивает на сохранении водного пространства Каспия в неделимом общем пользовании, соглашаясь на раздел шельфа по так называемой равноудаленной срединной линии (MML). К этому подходу близка позиция Азербайджана и Казахстана. Иран при поддержке Туркменистана настаивает на пропорциональном разделении между прикаспийскими странами и водной поверхности, и шельфа, как на «нормальном» море, а не на озере. В этом случае он получит около 20% Каспия, а не 12,5% согласно российскому «озерному» варианту». Соответственно, при российском варианте и Туркменистан получает меньшую долю, чем при иранском, а Казахстан и Азербайджан (у последнего с Туркменистаном спор насчет принадлежности крупнейших газовых и нефтяных месторождений Кяпаз и Сердар), наоборот, при иранском варианте получат меньше, чем при российском.

Согласно, большинству прогнозов, в Астрахани никакого выхода из этих противоречий опять найдено не будет. Главное здесь, безусловно, - нефтегазовые ресурсы Каспийского региона. Но не только - иранский вариант раздела Каспия напрочь перекрывает возможность свободного плавания российских ВМС по всей акватории моря-озера - весьма чувствительный афронт путинским имперским амбициям, да еще со стороны потенциального и к тому же духовно близкого союзника.

http://navoine.info/taliban-destabiliziruet.html

http://navoine.info/ca-talibhalif.html