Геополитика войны в Мали

Постепенно в Европу приходит понимание того, что её политики не совсем крепко подумали два года назад, принявшись насаждать демократию в своём "мягком подбрюшье" - Северной Африке. Ливия всё чаще начинает фигурировать в раздраженных комментариях политиков, как место, из которого исходит угроза распространения терроризма как на Африканском континенте, так и с возможным его выходом в Европу.

События в Ин-Аменасе и глумливые во многом комментарии Мохтара Бельмохтара, который объясняет тупым еврокяфирам, что уже скоро война придет и на их землю, перестают казаться чем-то далёким. По сути, вторжение Франции в Мали - мера во многом вынужденная и рефлекторная. Однако пройдёт еще немного времени, и более чем вероятно, что европейцы осознают - локальными и точечными зачистками уже не обойтись. Ликвидация неподконтрольных анклавов на юго-западе Ливии и в зоне Сахеля должна стать реальностью.

Английский премьер Кэмерон вынужден признавать, что вопрос может быть решен - но на его решение уйдут не месяцы и даже не годы - а десятилетия.

Фактически Соединенные Штаты изящно, хотя и слегка грубовато, создали для Европы источник не просто сложностей, а катастрофических проблем. Втягивание Европы в африканскую кашу, которая заварилась их же собственными усилиями, теперь выглядит очень реальным - особенно если учесть, что та же Франция критически зависит от поставок важнейшего сырья из бывших колоний. Если вести речь об энергетике - она вынуждена решать проблему устойчивости власти в Нигере - поставщике урана. В Мали - поставщике фосфатов и хлопка. В Кот-д-Ивуаре - крупнейшем поставщике какао. И так далее.

Сколь-либо устойчивая, хотя и хлипкая, система постколониального устройства Африканского континента по факту рухнула. Сейчас перед европейцами стоит задача сугубо полицейского свойства - банально навести порядок. Второй этап - попытаться выстроить новую систему отношений. Хотя бы с минимальным порогом устойчивости. И всё это на фоне кризиса - как экономического, так и кризиса идей.

Вряд ли такой хитрый и расчётливый план изначально был у стратегов Соединенных Штатов - но так или иначе, но они создали для Европы проблему, вынуждающую её тратить усилия и ресурсы на непростое решение - тем самым неизбежно ослабляя её в период ослабления самих США, оставляя за ними серьёзное и существенное преимущество.

Мали - нефтяные поля

Разделение территории на иностранные концессии для геологоразведки и добычи полезных ископаемых.

Скорее всего, именно поэтому Франция в первую очередь резко начинает сдавать назад и тормозить в дальнейшем продвижении поддержки террористов Ближнего Востока - в Сирии в первую очередь. Получив хаос с юга, французские политики с трудом и не сразу, но начинают приходить к выводу, что они не являются субъектами этой политики - они более похожи на её объекты. Кто именно манипулирует европейцами - сказать сложно. Но то, что в числе подозреваемых и аравийские монархи, и заокеанские друзья - видимо, факт. Никому не хочется быть карточным болваном - важно только осознать, что ты - он и есть.

Судя по всему, в течение этого года Франция (а также скорее всего, Италия и в какой-то мере Германия) будут вынуждены вернуться к ливийской проблеме и пойти на поклон к новым ливийским властям с тем, чтобы помочь им - причем действенно помочь - взять под контроль юг, юго-запад и юго-восток Ливии, которые сегодня никак не контролируются им. А то, что ливийцы запросят от вынужденных союзников сразу и много - не вызывает сомнения. Пока был жив Каддафи - он решал проблемы безопасности Европы с юга. Теперь нужно срочно искать ему замену - давая карт-бланш и действенную помощь.

Президент США Барак Обама в своей инаугурационной речи заявил, что "десятилетие войн заканчивается". На редкость оптимистичная фраза. Понятно, что Обама имел в виду не войну вообще, а войну с участием американцев – активные фазы боевых операций американцев и их союзников в Ираке и Афганистане. Но эти операции составляли в последние годы весьма заметную часть всей стрельбы по людям, шедшей на планете, а потому и в таком понимании фраза не может не радовать.

К сожалению, не очень похоже, что она верно отражает реальность. Нет, десятилетие войны, той войны, которую можно условно отсчитывать от теракта 11 сентября, несомненно, заканчивается. Но решительно ни из чего не явствует, что не начинается второе ее десятилетие.

Террор в Африке

Террор в Африке

То, что сейчас происходит в Мали, очень и очень похоже именно на начало следующего этапа той же цепи невеселых событий. Невозможно всерьез отрицать, что события в этой африканской стране явились прямым следствием свержения Каддафи.

Покойный ливийский лидер, сегодня уже неважно из каких соображений, фактически содержал армию этого нищего полугосударства и держал в каких-то рамках беспокойных жителей севера Мали — туарегов. Лучших из них он брал на службу, превосходно обучал и вооружал.

После краха Каддафи эти воины оказались совсем уже без узды. Под лозунгами радикального ислама они двинулись устраивать жизнь по шариату во всем огромном регионе.

За Мали они взялись только для начала, тем более, что без денег Каддафи правительственная армия Мали пребывает в жалчайшем состоянии. В дальнейших планах исламистов (там ведь воюют не только туареги, но и та часть "зеленого интернационала", которая после разгрома Каддафи не отправилась в Сирию громить Асада) Сенегал, Кот д'Ивуар, Нигер, Буркина-Фасо, Чад, Алжир, Мавритания и так далее.

Воцарения радикальных исламистов во всей Северо-Западной Африке никому не хочется.

Дело не только в том, что многие из стран региона обладают роскошными запасами природных ресурсов – китайцы, да и не только они, умеют налаживать работу и с исламистскими властями (хотя, конечно, это на порядок труднее и на два порядка рискованнее, чем без них). Дело еще в том, что этот регион и сегодня уже стал мощным каналом наркотрафика: ежегодно десятки тонн кокаина выгружаются в слабо контролируемых морских и воздушных портах Западной Африки и движутся через пустыни в Европу.

Мавритания, Мали и Нигер - полезные ископаемые

Мавритания, Мали и Нигер - полезные ископаемые. При крике карта должна увеличиться.

Но наиглавнейшая опасность в том, что любая из упомянутых стран готова стать неиссякаемым кадровым резервуаром для террористов: страны нищие, семьи многодетные, безработица страшная. А Европа – вот она рядом, не чета Афганистану.

И тот факт, что сегодня военные действия в Мали сравнительно невелики по масштабу, никого не должно обманывать. По многим признакам похоже, что это только начало столкновений по очень жесткому фронту.

Приведу лишь одну из последних новостей: "В Египте президент Мухаммед Мурси (читай, движение "Братья-мусульмане") осудил участие французских военных в операции против радикальных исламистов в Мали и воздержался от оценок террористической атаки в Алжире (где погибли десятки заложников, захваченных исламистами). По местному телевидению выступил брат одного из лидеров "Аль-Каиды" аль-Завахири. Он призвал египтян к поддержке воюющих против французов малийских единоверцев".

Франция жалуется, что ей слабо помогают. Думаю, придется помогать активнее. Кстати, министр иностранных дел Франции в понедельник, 21 января, заявил, что Россия предложила помочь в переброске французских войск в Мали. Иные циничные аналитики намекают, что другие державы (США, например, или Китай) дожидаются провала французской операции, чтобы начать и успешно закончить свою, тем самым отжав у французов права на разработку золота и урана. Но, по-моему, это все-таки чересчур рискованная политика. Не надо бы давать исламистам инерции побед.

В любом случае, мне кажется очевидным, что Западу придется как-то снижать уровень наблюдаемой сегодня шизофрении. Все-таки это совершенно немыслимо: всеми силами, в том числе всей мощью пропаганды, поддерживать в Сирии борцов с режимом, то есть одну часть "зеленого интернационала", и одновременно пытаться сколотить серьезный фронт (опять-таки пропагандистский) против другой части.

Интересно, что одно новшество французы уже демонстрируют: практически полное отсутствие телевизионной картинки с мест бомбежек и боев. Смысл новшества понятен: одно дело читать в газете, что боевики используют мирное население в качестве живого щита, а другое дело видеть неизбежные результаты боев с такими тактиками на экране. В данном случае – не видеть на экране.

Погибших при штурме газового комплекса, захваченного террористами в Алжире, в два раза больше, чем сообщалось ранее. Об этом заявил премьер-министр страны. Большинство убитых — иностранцы, казненные боевиками. Пятеро из них до сих пор числятся пропавшими без вести. Впрочем, местные власти по-прежнему отказываются признать провал операции. А организаторы атаки уже обещают новые нападения.

Эксперты опасаются возникновения военного конфликта между Алжиром и Мали. О возможных вариантах развития событий в интервью телеканалу "Россия 24" рассказал заведующий Центром российско-африканских отношений и внешней политики стран Африки Евгений Корендясов.

Комментируя роль Алжира в развитии событий в регионе, Евгений Корендясов оценил ее как решающую. Нынешнее восстание на территории Мали уже четвертое, и в достижении мирного исхода предыдущих трех Алжир сыграл большую роль.

Восстания можно назвать привычным для туарегов способом отстаивать свои права. Их нельзя назвать большинством – из 1,5 миллионов населения Мали туареги составляют около 400 тысяч (Всего представителей этого народа примерно 1,2 миллиона, и они разбросаны по разным государствам — кроме Мали, это Алжир, Ливия, Нигер, Марвитания и Буркина-Фасо). У руля нынешнего протестного движения стоят экстремисты, связанные с Аль-Каедой. По словам Корендясова, ячейки Аль-Каеды в этом регионе были созданы еще в конце 90-х годов как бастионы для нападений на Европу.

Решающую роль в нынешних событиях, по мнению Евгения Корендясова, сыграл разгром режима в Ливии: туареги, состоявшие в армии Каддафи, после разгрома возвратились в Сахару хорошо вооруженными. Теперь эти люди составляют костяк военных группировок в регионе.

Мирные переговоры с экстремистами в данный момент, по словам Корендясова, невозможны, так как их силы велики. Военная операция в регионе проходит сложно. Французы увеличили свою военную группировку до 1700-1800 человек, и имеются планы по ее дальнейшему расширению до двух тысяч человек.

Ответственный за похищение иностранцев в Алжире "Батальон подписавшихся кровью" во главе с Мухтаром Бельмухтаром угрожает Франции терактами.

"Французские крестоносцы и евреи-сионисты, а также их вассалы заплатят за атаки на мусульман на севере Мали, — заявил представитель лидера группировки. — Атака в Ин-Аменасе — это только начало. Операция в Алжире была на 90 процентов успешной, поскольку нам удалось при помощи лишь 40 человек проникнуть на стратегический объект, охраняемый 800 солдатами".

Газовый объект компании BP был захвачен в среду, 16 января. Для вызволения заложников из плена был проведен штурм комплекса, в результате чего погибли 37 иностранцев из восьми стран мира.

Война в Мали начинает приобретать определенную структуру. Убедившись в небоеспособности малийской армии и не очень желая разочаровываться в союзниках из соседних африканских стран, французы ведут наступление, оставляя союзникам карательные функции - зачистку и контроль над "освобождённой" территорией. В воскресенье французский контингент начал наступление в сторону северного города Кидаль.

Тем не менее, и Франция, и соседи-африканцы уже заявили о необходимости наращивать свои воинские контингенты. Несмотря на то, что уже соотношение оккупационных сил вместе с малийской армией и боевиками достигает 10:1, такие заявления наводят на мысль, что происходящее крайне не нравится силам антитеррористической коалиции.

При этом цели, которые заявлены коалицией, не отличаются конкретикой - они выступают за "единство" страны. Но вот как именно это будет достигнуто - не совсем понятно. Официально объявленная цель - борьба с исламистами-террористами, однако проблема в том, что из пяти основных группировок боевиков таковыми можно назвать только три - отряды АКИМ (Аль-Кайеда Исламского Магриба), Ансар-ад-Дин и Движение за единство и Джихад. Эти группировки сформированы, как водится, по племенному признаку - основу отрядов АКИМ составляют немалийцы - алжирцы и мавританцы.

Ансар-Ад-Дин - туареги из племени ифогас и берберы района Тимбукту. Наконец, боевики МУДЖАО (Движение за единство и джихад) - это арабоберберы из района Гао, финансируемые местными наркотранзитерами. Они же и есть те самые радикальные экстремисты - так как только они из всех исламских групп выступают с классическими целями построения халифата, единобожие и истребление неверных. Остальные исламские группировки ведут себя не в пример толерантнее.

Азавад

Две секулярные группы боевиков - это туареги, борющиеся за независимый Азавад. Первая, которая и сумела объявить о его создании - Национальное движение за освобождение Азавада - к настоящему моменту практически разгромлена в столкновениях с исламистами, вторая - Национальный фронт за освобождение Азавада - оттеснена на север.

Наконец, существуют и различные ополченческие территориальные группировки, которые отбиваются от всех - и исламистов, и сторонников Азавада, и правительственных войск, и иностранных оккупантов. Стоит упомянуть, что совсем неподалеку расположена зона влияния и действий отмороженных радикалов из нигерийской Боко Харам - которая пока не принимает участия в малийских событиях - но это ничего не значит. Алжир вроде тоже никаким боком не относился к Мали - тем не менее, был атакован.

Таким образом, задача перед Францией и контингентом ЭКОВАС стоит крайне непростая - боевики - не какие-то понаехавшие пришельцы, а местные. Имеющие поддержку населения, являющиеся выходцами из него - а огромные размеры территории явно несоразмерны мизерным контингентам иностранных войск. Видимо, именно поэтому, оценив обстановку, Франция и страны ЭКОВАС начинают вести речь об увеличении своего присутствия.

Мали - полезные ископаемые

Мали - полезные ископаемые

Второй момент связан с неявными целями войны. Мали считается крайне перспективной территорией для добычи полезных ископаемых - и в последнее время все чаще звучит тема урана. Да, граничащий рядом Нигер - один из крупнейших в мире центров добычи урана. Во всяком случае запасы урана в Нигере больше, чем известные запасы России. Мали в геологическом плане является продолжением нигерских структур - и поэтому вполне логично предположить, что где-то в районе между Кидалем, Гао и Нигером есть его запасы. Как доказательство - в районе Гао имеется небольшой рудник с доказанными запасами в 200 тонн (в пересчете на У3О8). Правда, из-за 200 тонн воевать никто не будет.

Западные компании пока без интереса воспринимают этот район, понимая всю сложность проведения геолого-разведочных работ. Во всяком случае специалисты ведущей в Мали горно-добывающей компании Рокгейт 15 ноября 2012 года объявили о проведении работ по разведке урановых, медных и золотых залежей не на северо-востоке Мали, а наоборот - на юго-западе, в провинции Фалео - где и сосредоточены 7 крупнейших золотых рудников Мали.

Поэтому говорить о том, что война, в которую впряглась Франция - это война за ресурсы, не совсем верно - воевать за еще не разведанные, хотя и перспективные, ресурсы севера и востока Мали - дело нелогичное.

Говоря иначе, воспринимать эту войну, как некую далекоидущую стратегию Франции по взятию под контроль несметных богатств севера Мали - преждевременно. Север имеет доказанные запасы некоторых руд и добывающиеся уже полиметаллы, молибден - но по-серьезному еще никто им не занимался, несмотря на всю перспективность этого района страны. Вероятнее всего, реакция Франции была рефлекторной - боевики Муджао и Ансар-ад-Дин к декабрю уже были готовы развернуть наступление на Бамако, а способность нынешних властей и малийской армии противостоять такому наступлению была оценена французами как крайне низкая - поэтому они были вынуждены вмешаться - и уже теперь, по ходу дела, начинают ставить и намечать задачи.

Уже поэтому похоже, что война будет небыстрой, непростой и без заданного заранее результата. 90% населения Мали исповедуют ислам. Незначительная часть - единобожники-фанатики, основная - мусульмане более умеренных взглядов, в основном суфии. Причем суфии в африканском исполнении - там и анимализм, и тотемизм, и остатки языческих верований. Но суфии - тоже не айс и не подарок. Упертые мюриды по команде своих шейхов вполне способны создать массу проблем - как единобожникам, так и оккупантам.

Именно поэтому все происходящее в Мали сегодня - крайне неоднозначно и вряд ли прогнозируемо. Если же добавить к малийским событиям возможные перспективы с подтягиванием к ним соседей - в первую очередь Алжира, Мавритании и Нигера - то там начинаются уже не шахматы, а самый настоящий покер. Да еще и с закрытыми картами.

http://el-murid.livejournal.com/944332.html

http://el-murid.livejournal.com/945148.html

http://el-murid.livejournal.com/944072.html

http://el-murid.livejournal.com/941918.html

Опубликовано 26 Янв 2013 в 17:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.