Геополитика глазами восточной философии

Итак, в самом сердце Бали, очарованный после серьёзной беседы с дукуном — духовным наставником — до меня дошло: это место достойно быть новой Ялтой, прекрасным местом для саммита Трампа, Си и Путина, определяющего параметры вечно развивающейся Новой Большой Игрой в Евразии.

Культура балийцев не делает различий между светским и сверхъестественным — Секала  (sekala) и Нискала (niskala). Секала — то, что различают наши чувства. Нискала — что нельзя ощутить непосредственно и можно лишь «предположить». Крупные грядущие геополитические сдвиги не могут не быть скрыты за завесой Нискала.

Пленённому круговоротом современности Западу ещё многому придется научиться у высокоразвитой культуры, процветавшей 5000 лет назад на берегах реки Синдху — ныне Инд — там, где ныне расположен Пакистан, а затем под давлением распространяющегося Ислама в 14 веке мигрировавшей из империи Маджапахит на Яванское море, на Бали.

В индо-балийской концепции космической структуры мужчина — своего рода  масштабная модель вселенной — с точно такой же структурой — так же, как и на Бали взаимосвязанные структуры обеспечивают баланс всего острова. Порядок воплощен в Богах, беспорядок — в земных демонах. Это дхарма и адхарма. Что до Запада, так правит там адхарма, и правит совершенно бесконтрольно.

В индо-балийской религиозной философии для каждой положительной силы существует противовес, разрушительная сила. Эти две силы неразрывны — они сосуществуют в динамическом равновесии. Западный дуализм по сравнению с этим совершенно наивен.

В Сутасома — великой эпической поэме буддизма Махаяны, сложенной в центре Явы в то время, когда буддизм был беззаботно перемешан с шиваистским индуизмом — мы находим выдающийся стих: Bhineka tunggal ika, что означает «они различны, но составляют одно».

Оказывается, таков девиз Индонезии, причудливо выписанный на гербовом щите, ниже золотой птицы Гаруда. Это послание единства, как американское e pluribus unum («из многих единое»). Теперь это больше похоже на послание, предсказывающее интеграцию Евразии с помощью Новых Шёлковых Путей, и не случайно Си Цзиньпин официально запустил Морской Шёлковый путь в 2013 году именно в Индонезии.

Поскольку вот-вот начнётся эра Трампа, наша нынешняя сложная геополитическая обстановка выглядит и воспринимается как огромное ваянг-кулит (Wayang kulit) — представление балийского театра теней.

Исторические истоки театра теней лежат, что наиболее вероятно, в Индии, хотя представления идут по всей Азии. Добро и зло сосуществуют в театре теней — но индуизм стремится показать их столкновение как своего рода причудливое партнёрство.

Кулит означает кожа, покрытие. Ваянг — марионетка, сделанная из коровьей шкуры, раскрашенной и растянутой на палках, которыми даланг (dalang) — хозяин марионетки — манипулирует по своему желанию.

Каждое представление ваянг-кулит — история, которую рассказчик-даланг передаёт голосами (он должен их пародировать), тенями на экране и таинственной музыкой. Даланг — своего рода жрец — воплощает все характеры и должен наизусть знать истории, которые он рассказывает.

Очень немногие на Западе достойны звания даланга – особенно в геополитической сфере. Настоящие даланги на самом деле совершенно невидимы — глубоко в Нискала. Но у нас есть их агенты, видимые, медийно-культовые, почитаемые СМИ даланги. Вернёмся к ним, в Нью-Йорк, — на минутку.

Белый бык и азиатская девушка

Теперь сравните представление театра теней Бали — реагирование на  Секала и больше всего на Нискала — с западным подходом: нить Ариадны, которая может — всего лишь может — вывести нас из нынешнего геополитического лабиринта, применяя чрезвычайно разрекламированный товар — логику.

Во-первых, давайте вернёмся к рождению Запада, в Европу. Легенды говорят, что в один прекрасный день Зевсу случайно попалась на глаза девушка с большими, яркими глазами — Европа. Чуть погодя на пляже  финикийского побережья появился удивительный белый бык. Заинтригованная Европа подошла поближе и начала гладить быка; конечно же, это был изменивший внешность Зевс. Затем бык подхватил Европу и кинулся к морю.

У Зевса и Европы было трое сыновей, и он дал ей копье, которое никогда не промахивалось мимо цели. Одним из сыновей, как все мы знаем, был Минос, построивший лабиринт. Но самое основное, что говорит нам легенда — что Запад был рождён девушкой — Европой, пришедшей с Востока.

Итак, теперь вопрос, кто найдет нить Ариадны, чтобы вывести нас из лабиринта, который — спустя пять веков после проведённой Западом Эры Великих Открытий — можно представить, как Упадок Запада с его лидером, США, в первых рядах.

Весь проект ЕС столкнулся с полным коллапсом. Миф о европейском/западном культурном и политическом превосходстве — культивировавшийся более пяти веков —  насколько известно, лежит в пыли перед «всей азиатской неуловимой безмерностью», как писал Йейтс в стихотворении «Статуя». Наступает век Евразии.

Содержательным шагом вперед стало бы то, что Путин предложил ещё в 2007-м — единое континентальное торговое пространство от Лиссабона до Владивостока, позже подхваченное и расширенное китайцами с помощью концепции «Один Пояс, Одна Дорога».

Вместо этого администрация Обамы, руководящая Западом «из-за спины», контратаковала своим разворотом к Азии (сдерживанием Китая) и холодной войной версии 2.0 (демонизацией России).

Приступим к западным далангам

Это приводит нас в канун возможной новой геополитической эры, к чему передовые, очевидные западные даланги, возможно, готовят сочинения по всей Нискала.

Секала демонстрирует бесконтрольную истерику 24 часа в сутки секторов глубинного государства США из-за проделок «злобной» России, причём остатки неоконовско/неолиберальной администрации Обамы проталкивают холодную войну 2.0 в крайнем её виде. Но всё же Нискала, где действуют Генри Киссинджер и доктор «Великая Шахматная Доска» Бжезинский — вот где происходит реальное (концептуальное) действие.

Не секрет, что «вежливый», «интеллектуальный», «легендарный» Киссинджер теперь стал советником Трампа. Долгосрочную стратегию можно охарактеризовать, как классическое «разделяй и властвуй», лишь слегка аранжированное; в данном случае попыткой разрушить стратегическое российско-китайское партнёрство союзом с — теоретически — более слабым узлом, Россией, ради лучшего сдерживания более сильного участника, Китая.

От «Никсона в Китае» до «Трампа в Москве».Отнюдь не бином Ньютона, что тщеславные подхалимы, вроде Найла Фергюсона, зальют хитрость Киссинджера реками идеализации — не обращая внимания на тот факт, что Киссинджер, возможно, наслаждается намного более выгодной интермедией в форме резкого наращивания бизнеса его звездной консалтинговой фирмы Kissinger Associates Inc., которая каким-то образом оказалась членом американо-российского делового совета, бок о бок с ExxonMobil, JP Morgan Chase и вдохновителем Большой Фармы Пфайзером.

Итак, по сути: уход от смена режима, переход к мягкому сдерживанию. Вот Киссинджер на Примаковских чтениях почти год назад уже делает набросок, как именно Вашингтону следует вести дела с Москвой:

«Долгосрочные интересы обеих стран призывают к миру, который трансформирует современную турбулентность и постоянное движение в новое равновесие, всё более многополярное и глобализованное... Россию следует воспринимать как существенный элемент любого нового глобального равновесия, а не в первую очередь как угрозы для США».

Многополярный Киссинджер превозносит «не угрожающую» Россию; удивительно, почему это машина Клинтона тогда ещё не представила старика ещё одним заложником мужской дружбы с Путиным.

За месяцы до победы Трампа, но в ярком контрасте с Киссинджером, Бжезинский находился глубоко в состоянии повышенной боевой готовности, он бил тревогу относительно «эрозии американского военно-технического преимущества», подробности в этом сообщении Центра новых подходов к обеспечению американской безопасности CNAS.

Бжезинский мрачно утверждал очевидное: менее развитые в военном отношении США «заявят о конце глобальной роли Америки» и результатом станет «наиболее вероятный» «глобальный хаос».

Тогда его решение для США состояло в том, чтобы  «создать политику, при которой как минимум одно из двух потенциальных государств-противников становится партнёром в поиске региональной, а затем и более широкой, глобальной стабильности, и, таким образом, этим ограничивая наименее предсказуемого, но потенциально более вероятного соперника от переоценки своих возможностей. В настоящее время более вероятна переоценка России, но в долгосрочном плане это может коснуться и Китая».

Вот, пожалуйста: разделяй и властвуй снова и снова, чтобы противодействовать неподконтрольным «угрозам».

После фиаско машины Клинтон/Обамы Бжезинский теперь не более, чем раздражённый проигравший. Так что он был вынужден слегка смешать карты. В отличие от Киссинджера, и будучи верен своей яростной русофобии, он сконцентрировал своё «разделяй и властвуй» на том, чтобы отвлечь Китай от России; таким образом «американское влияние будет максимальным».

Предсказуемо с долгими самокопаниями в западном стиле Бжезинский предполагает, что Китай может избрать не противостояние США, поскольку «в его интересах принадлежать к доминирующей группе». Но «доминирующая группа» больше не США, а евразийская интеграция.

ОПОД или Новые Шёлковые Пути — единственный геоэкономический/геополитический широкомасштабный проект на рынке. Если Киссинджер может остаться, вероятно, последним  далангом реальной политики, то наставник Обамы Бжезинский всё ещё заложник Маккиндера. Китайское же руководство всегда на голову опережает и Маккиндера и Альфреда Махана; Новые Шёлковые Пути должны интегрировать с помощью торговли и коммуникаций не только «хартленд», центральную и важнейшую часть материка (Один Пояс), но и «римленд», периферию (Морские Шёлковые Пути).

И партнёрство с ЕАЭС будет существенным для всего проекта. Немногие вспомнят, что холодная война 2.0 неистовствовала ещё в сентябре, когда Восточный Экономический Форум проходил во Владивостоке и Путин предложил «цифровое экономическое пространство» по всему азиатско-тихоокеанскому пространству, и Китай обещал дальнейшее участие в развитии российского Дальнего Востока.

Итак, что мы теперь имеем — вероятно, оба ведущих западных даланга изо всех сил пытаются адаптироваться к новой нормальной евразийской интеграции с помощью ОПОД, предлагая конфликтующие, мягкие версии политики «разделяй и властвуй», а американская разведка продолжает придерживаться, будучи далека от  тихого отчаяния, старой конфронтационной парадигмы.

Как ключевые стороны — Тройственная Антанта? — евразийской интеграции, Москва, Пекин и Тегеран вполне осведомлены о чужаке, несущем  скрытые в Нискала дары с прицелом на то, чтобы Москва продала Тегеран в Сирии, равно как и по ядерной сделке; что у Москвы разойдутся дорожки с Пекином; что Пекин продаст Тегеран; и со всевозможными перестановками марионеток-ваянгов сдерживания/грабежа в промежутках.

Это станет основной историей и далее, по пути Новых Шёлковых дорог. Йейтс незабываемо писал, что «Всё представление в том, что зеркало отражает зеркало». И всё же шоу должно продолжаться — даланги Востока и Запада дают волю глубинам Нискала. Добро пожаловать в состязание театров теней 21 века.

https://vk.cc/686F1t

Опубликовано 23 Янв 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.