Споры о греческом долге свелись, в конечном счёте, к угрозам сначала в отношении правительства Ципраса, а затем и всех греческих избирателей. Не желая вступать в дискуссию о мошеннической составляющей этого долга, Тьерри Мейсан анализирует международную кампанию, направленную против выхода Греции из зоны евро. Основываясь на истории создания ЕС и евро, каким он был сформулирован в 1946 г. Черчиллем и Трумэном, он приходит к выводу о том, что Греция попала в ловушку не в результате экономической ситуации, а в силу существующей геополитической обстановки.

Греческий референдум вызвал в ЕС оживлённую дискуссию, иллюстрирующую всеобщее пренебрежение к правилам игры. Её участники буквально выпрыгивали из штанов, желая докопаться, виновны или невиновны греки в своих долгах, при этом обходя стороной их кредиторов-ростовщиков. Однако история и мотивы создания еврозоны при этом никак не учитывались.

Еврозона – это англо-саксонский проект эпохи холодной войны

Шестьдесят четыре года назад, после заключения Римского договора административные учреждения «европейского проекта» (ЕОУС, ЕЭС, ЕС) истратили колоссальные суммы на финансирование пропагандистских СМИ. Ежедневно сотни статей, радио- и телепередач оплачивались Брюсселем ради того, чтобы донести до нас ложную историю и убедить нас в том, что сегодняшний «европейский проект» есть тот самый, о котором мечтали европейцы в период между двумя войнами.

Однако в наше время архивы доступны для всех, и они свидетельствуют о том, что в 1946 г. Уинстон Черчиль и Гарри Трумэн решили разделить европейский континент на две части: с одной стороны, - они со своими вассалами, с другой - СССР со своими. Чтобы быть уверенными в том, что никакое государство не сможет обрести независимость, они стали манипулировать идеалами той эпохи.

Первоначально «европейским проектом» предусматривалась не защита «общих ценностей», а лишь совместное использование природных ресурсов и оборонной промышленности Франции и Германии для обеспечения уверенности в том, что эти страны больше не смогут воевать друг с другом (теория Луи Лушера и графа Рихарда фон Куденхове-Калерги [1]). Суть теории состояла не в том, чтобы искоренить глубинные идеологические различия, а в том, чтобы устранить возможность конфронтации государств с применением силы.

Британской МИ6 и ЦРУ США было поручено организовать в Гааге в мае 1948 г. первый «Конгресс Европы», в котором приняли участие 750 представителей (среди которых был Франсуа Миттеран) из 16 стран. Речь шла, ни больше, ни меньше, о возобновлении «проекта федеративной Европы» (разработанного будущим президентом Европейской комиссии Вальтером Хальштейном для канцлера Адольфа Гитлера), основанного на риторике Рихарда фон Куденхове-Калерги .

Некоторые представления в отношении этого конгресса являются ложными, и их следует уточнить.

Во-первых, этот конгресс следует рассматривать в его историческом контексте. В это время США и Великобритания только что объявили СССР холодную войну. Последний ответил поддержкой чешских коммунистов, которым удалось завладеть властью в результате «Пражского переворота» («Победоносный февраль») согласно советской историографии). Вашингтон и Лондон создают организацию «Брюссельский договор» - предшественник НАТО. Все участники Совета Европы были сторонниками англосаксов и противниками СССР.

Во-вторых, в своих выступлениях Уинстон Черчилль под словом «европейцы» подразумевал жителей европейского континента (но не Великобритании, которые, по его мнению, не являлись европейцами), считавших себя антикоммунистами. В то время вопрос вступления Лондона в Европейский союз Черчиллем не рассматривался, и единственной целью Лондона был лишь контроль над Союзом.

В-третьих, внутри Конгресса выявились два течения: «юнионисты», целью которых было объединение усилий против коммунистической экспансии, и «федералисты», целью которых была реализация нацистского проекта федерального государства под властью неизбираемой администрации.

Вальтер Хальштейн, государственный деятель Германии, разработал для Гитлера план создания Европейской Федерации. Речь шла об упразднении европейских государств и создании федераций по этническим признакам во главе с арийским Рейхом. Всё это образование должно подчиняться диктатуре никем не избираемой и контролируемой Берлином бюрократии . После освобождения он реализует свой проект при поддержке англо-саксов и в 1958 г. становится первым председателем Европейской комиссии.

Конгресс обозначил всё, что было реализовано при создании ЕОУС, ЕЭС, и ЕС.

Конгресс согласовал принципиальные вопросы по введению единой валюты. Но МИ6 и ЦРУ к этому времени создали Независимую лигу экономического сотрудничества [2], ставшую впоследствии Европейской лигой экономического сотрудничества. Её цель состояла в переходе от общей валюты (European Currency Unit – ЭКЮ), вводимой после создания союзных учреждений, к единой валюте (евро) с тем, чтобы страны, вступившие в союз, не могли из него выйти [3].

Этот проект был реализован в 1992 г. Франсуа Миттераном. Учитывая историю и участие Франсуа Миттерана в Гаагском конгрессе 1948 г., сегодня абсурдно утверждать, что у евро была иная цель. Поэтому, и это логично, существующие договоры не предусматривают выход из евро, что вынуждает Грецию, если она захочет выйти из евро, сначала выйти из Союза.

Скатывание «европейского проекта» в американскую систему

Союз пережил два основных этапа:

В конце 60-х годов Великобритания отказалась участвовать в войне против Вьетнама и вывела свои войска из Персидского залива и Азии. Британцы перестали считать себя 51-ым штатом США и требовать особых отношений с Вашингтоном и решили примкнуть к Союзу (1973 г.).

После разрушения СССР США становятся единственным игроком, Великобритания подыгрывает им, а остальные государства подчиняются. Поэтому Союз никогда не обсуждал своего продвижения на восток, он лишь реализовывал решения, которые принимались в Вашингтоне и объявлялись госсекретарём Джеймсом Бейкером. Точно так же принималась и военная стратегия США [4], и социально-экономическая модель, отличительной чертой которой является разительное неравенство.

Греческий референдум высветил линию раздела между, с одной стороны, европейской элитой, жизнь которой становится всё более лёгкой и которая безоговорочно поддерживает «европейский проект», и, с другой стороны, трудящимися массами, которые страдают от этой системы и отвергают её. Этот феномен уже дал о себе знать, но лишь в национальном масштабе при ратификации Маастрихтского договора Данией и Францией в 1992 г.

Европейские чиновники сразу же поставили под сомнение демократическую основу референдума. Генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд (который был исключен за коррупцию из жюри по присуждению Нобелевских премий [5]) заявил:

что кампания была слишком короткой (10 дней вместо 14);

что референдум не контролировался международными организациями (их слишком долго нужно организовывать);

и что поставленный вопрос не был ни ясным, ни понятным (хотя предложение Союза, опубликованное в Journal officiel, гораздо короче и проще, чем представленные на референдум европейские договоры. Однако полемика быстро прекратилась после того, как греческий Госсовет, приняв во внимание эти три пункта, заявил о законности этой консультации.

Затем доминирующие СМИ стали пугать, что, если будет заявлено «нет», то греческая экономика провалится в тартарары.

Однако принадлежность к зоне евро не является гарантией экономического процветания. По данным МВФ в первую десятку стран по соотношению внутреннего валового продукта и покупательной способности включено одно единственное государство-член ЕС. Это Люксембург – страна налогового рая. Франция занимает в этом списке 25 место из 193.

В 2014 г. рост ВВП в ЕС составил 1,2%, что соответствует 173 месту в мировом масштабе, то есть это один из самых плохих результатов в мире (среднемировой рост ВВП составляет 2,2%)

Президент Центрального европейского банка Марио Драги, бывший вице-президент европейского отделения Голдман Сакс Банк. Он скрывал от Европейского парламента свою роль в хищениях денежных средств, осуществляемых банком со счетов греческого правительства, что подтверждено банковскими документами.

Ясно, что принадлежность к Союзу и использование евро не являются гарантиями успеха. Но если европейские элиты поддерживают этот проект, то лишь потому, что он им выгоден. Конечно, создавая единый рынок, а затем единую валюту, «юнионисты» спутали все карты. Теперь нет различий между государствами-членами. Различаются между собой только социальные классы, которые на европейском уровне становятся «унифицированными». Вот почему самые богатые защищают Союз, а самые бедные желают выхода их стран из Союза.

Евросоюз и евро лишены смысла

В течение нескольких лет официальные лица не прекращают заявлять о том, что европейцы не являются носителями европейской культуры и что они всего лишь члены ЕС. После окончания холодной они войны трубили о том, что русские не являются носителями европейской культуры, значит, выходя из Союза, Греция расстанется с европейской культурой, хотя и является её колыбелью.

Однако «у собак не родятся кошки». Союз был спланирован англо-саксами вместе с бывшими нацистами и направлен он был против СССР. Сегодня он поддерживает украинское правительство, в состав которого входят нацисты, и объявил экономическую войну России, называя это «санкциями».

Несмотря на своё название, Союз не объединил европейский континент, а разделил его, окончательно отстранив от себя Россию. Шарль де Голь осуждал такую политику и выступал за Европу от «Бреста до Владивостока».

«Юнионисты» утверждают, что «европейский проект» обеспечивал мир в Европе на протяжении 65 лет. Но что они имеют в виду, принадлежность к Союзу или своё подчинение США? Ведь на самом деле США обеспечивали мир между западноевропейскими государствами, позволяя им соперничать вне зоны НАТО. Нужно ли напоминать, например, что члены Европейского союза поддерживали разные стороны в бывшей Югославии до того, как вошли в состав НАТО. А как расценивать тот факт, что члены Союза, после того, как они становились суверенными, вновь начинали враждовать?

Жан-Клод Юнкер возмущался греческим референдумом, который он считал «предательством». Г-н Юнкер вынужден был покинуть пост Премьер-министра Люксембурга после того, как была установлена его принадлежность к шпионской сети «Гладио». Год спустя он становится председателем Европейской комиссии.

Что касается Греции, эксперты наглядно показали, что её долг обусловлен нерешёнными после падения Османской империи национальными проблемами, равно как и мошенничеством крупных частных банков и политических деятелей. В итоге, этот долг не может быть выплачен, как и долги наиболее развитых государств [6]. В любом случае, Афины могли бы выйти из этой ситуации, отказавшись выплачивать мошенническую составляющую этого долга [7], выйдя из состава Союза и вступив в союз с Россией, которая является для неё историческим и культурным партнёром, гораздо более серьёзным, чем брюссельская бюрократия. Желание Москвы и Пекина инвестировать в Грецию и создать в ней международные учреждения нового типа – это секрет полишинеля. Однако ситуация в Греции осложняется тем, что она является членом НАТО, и Альянс организовал там в 1967 г. с помощью военных госпереворот, чтобы не допустить её сближения с СССР [8].

[1] « Тайная история Европейского союза », Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер, 28 июня 2004.

[2] Французская секция принимает название Европейской лиги экономического сотрудничества. Её возглавлял Эдмонд Жискар д’Эстен – отец будущего президента Республики и создатель ЭКЮ.

[3] MI6: Inside the Covert World of Her Majesty’s Secret Intelligence Service, Стефан Доррил, изд-во The Free Press, 2000 r.

[4] « Stratégie européenne de sécurité », Réseau Voltaire, 12 декабря 2003 г.

[5] « Thorbjørn Jagland destitué de ses fonctions de président du Nobel de la Paix », Réseau Voltaire, 5 марта 2015 г.

[6] « Selon la BRI, la dette des États développés est insolvable », Réseau Voltaire, 13 апреля 2010 г.

[7] См. экономическая теория Алексадера Сака.

[8] « La guerre secrète en Grèce », Даниэль Гансер ; « Grèce, le facteur Otan », Манлио Динуччи, перевод Мари-Анж Патрицио, Il Manifesto (Италия), Réseau Voltaire, 24 августа 2013 г. и 7 апреля 2015 г.

http://www.voltairenet.org/article188072.html