По сведениям "Ъ", эксперты научного совета Совета безопасности (СБ) обсудили подготовку к 100-летию Великой русской революции в 2017 году и необходимость противостоять попыткам намеренного искажения этого и других важнейших периодов в российской истории. При этом прозвучали предложения о необходимости создания государственного центра, который мог бы учесть опыт работы ликвидированной в 2012 году комиссии по предотвращению попыток фальсификации истории.

В Российском историческом обществе (РИО) не видят необходимости в таком центре. В Администрации президента (АП) полагают, что любые усилия по смысловому наполнению годовщины революции в России — исключительно "прерогатива научного сообщества".

Вопросы противодействия фальсификации истории на минувшей неделе обсуждались на заседании секции по проблемам информационной безопасности научного совета СБ. По свидетельству участников мероприятия, речь шла о том, что историческая память становится объектом "целенаправленных деструктивных действий со стороны иностранных государственных структур и международных организаций, реализующих геополитические интересы в русле проведения антироссийской политики", в связи с чем необходимы формы профилактической работы и оперативного реагирования на попытки фальсификации истории.

В качестве основных угроз, связанных с ними, участники совещания называли проведение иностранными государствами информационных кампаний, историческую неграмотность молодежи, исчезновение исторических научно-популярных книг как самостоятельного литературного жанра.

Эксперты СБ определили шесть основных наиболее значимых исторических событий и периодов, подверженных фальсификации и нуждающихся в защите. Это:

- национальная политика Российской Империи (спекуляции на "колониальном вопросе"),

- национальная политика СССР;

- роль СССР в победе над фашизмом во Второй мировой войне;

- пакт Молотова--Риббентропа;

- СССР и политические кризисы в ГДР, Венгрии, Чехословакии и других бывших соцстранах.

- Особо было отмечено приближение в 2017 году 100-летнего юбилея Великой русской революции 1917 года, что, по мнению участников совещания, может стать поводом для попыток намеренного искажения этого исторического периода.

Участники заседания рекомендовали СБ проводить согласованную информационную политику, создавать, развивать и внедрять механизмы выявления в СМИ и интернете признаков информационных кампаний, направленных на искажение истории, привлекать к совместным мероприятиям государства--члены Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Основной доклад на тему фальсификации истории и угроз национальный безопасности был подготовлен Генштабом Министерства обороны. В докладе содержались предложения по формированию государственной стратегии противодействия фальсификации истории. В рамках борьбы с этим Минобороны за последний год рассекретило и опубликовало значительное количество архивных документов — например, о действиях бандеровцев и военных преступлениях пособников фашистов.

Один из высокопоставленных представителей Генштаба отметил, что, если бы это было сделано раньше, возможно, "удалось бы более эффективно противостоять в информационном пространстве радикалам на Украине в период захвата ими власти, а население Украины не осталось бы так пассивно".

Директор института истории РАН Юрий Петров рассказал о работе института по противодействию фальсификации истории и сохранению исторической памяти по линии научных связей и контактов со странами ближнего зарубежья. В качестве примера он привел серию конференций и круглых столов, посвященных "восстанию киргизов в 1916 году" (в рамках Среднеазиатского восстания), которое было вызвано привлечением по распоряжению царского правительства киргизов к тыловым работам. По его мнению, российским историкам удалось привести аргументы против убеждения о геноциде киргизского народа со стороны царской России, сформировавшегося в киргизском обществе.

На заседании прозвучало мнение о том, что основой противодействия фальсификации должна стать широкая просветительская образовательная деятельность, а для повышения качества изучения истории школы и университеты необходимо обеспечить учебной литературой, потому что фальсифицировать историю проще всего при наличии вакуума в исторических знаниях молодежи. В этом направлении, по сведениям "Ъ", уже начало работу обновленное указом президента общество "Знание", в планах которого создание при обществе отдельного института по исторической науке.

Координатор аналитической ассоциации ОДКБ профессор Игорь Панарин в своем докладе отметил, что фальсификация истории является одним из компонентов гибридных войн. Его коллега, профессор кафедры российской политики МГУ Андрей Манойло уже начал преподавать в МГУ учебный межфакультетский курс "Информационные войны и "цветные революции" в современном мире", события в котором он описывает в историческом контексте. На заседании он высказал мнение, что бороться с организованной Западом глобальной системой по фальсификации и искажению истории можно, только обладая собственной системой информационного противоборства.

У такой системы должен быть свой головной федеральный орган и аппарат, способный вести информационную войну на одном уровне с ведущими западными державами. Он подчеркнул отсутствие специальной службы по противодействию фальсификации истории, напомнив, что в 2012 году была ликвидирована президентская комиссия по противодействию попыткам фальсификации истории, которая просуществовала лишь три года (под руководством Сергея Нарышкина, тогда главы АП). Впрочем, по его мнению, новый орган должен быть не только координатором, но и сочетать в себе функции центра планирования, организации и проведения стратегических информационных операций, способных внедрять в сознание западных аудиторий российские оценки и взгляды на исторические события.

Господин Манойло убежден, что такая работа невозможна без поддержки медиахолдинга, обладающего возможностями и каналами для доведения российской точки зрения на историю до мировых аудиторий. "Такой центр или служба должны иметь федеральный статус, подчиняться напрямую первому лицу или его заместителям и обладать высокой свободой действий, обеспечивающей высокую скорость реакции на любые проводимые против России информационные атаки",— считает он. Пока, по его мнению, эта работа в основном попадает мимо целевой аудитории.

"Информационные войны ведут не профессионалы, не историки",— заявил "Ъ" научный руководитель Института всеобщей истории РАН, сопредседатель РИО Александр Чубарьян, по мнению которого "нет необходимости" создавать центр, комиссию или службу, наделяя их миссией исторической науки. "У нас есть академические институты, есть факультеты и кафедры истории в университетах, у нас теперь есть РИО, которые способны справиться с любыми попытками искажения истории",— уверен он. Господин Чубарьян напомнил, что силами РИО (воссоздано в 2012 году) разработан "культурно-исторический стандарт", в котором специально выделены "30 трудных вопросов".

В их числе "и 1917 год, и пакт Молотова--Риббентропа". "А история революции 1917 года сегодня — это тема для дискуссии как между профессионалами в истории, так и в обществе",— уверен господин Чубарьян, который не исключает, что "некий консенсусный подход" удастся найти в ходе научных конференций, запланированных на год 100-летия.

В Администрации президента полагают, что любые усилия по смысловому наполнению годовщины революции в России — это исключительно "прерогатива научного сообщества". Собеседник "Ъ" подчеркнул, что на государственном уровне механизмы регулирования в этой сфере включаются, только если речь идет о нарушении действующего законодательства — например, все памятники, в том числе относящиеся к этому историческому периоду, охраняются государством.

PS. Сам доклад подготовленный Генштабом было бы безусловно интересно прочесть, в свете официально признанной связи между вопросами искажения истории и военно-политическими угрозами формирующимися вокруг России. Другой вопрос, что попытки решить эту проблему административным путем с помощь пресловутой "комиссии по противодействию фальсификации истории" себя в прошлый раз не оправдали и комиссия бесславно прекратила свое существование.

С другой стороны, существующие институты, вроде того же РВИО, сами отметились различными историческими фальсификации, во время недавно гремевшей истории с Маннергеймом. Все таки нельзя эффективно бороться с фальсификацией истории с помощью других фальсификаций. Поэтому наличие некоего координационного центра было бы безусловно более полезным, нежели его полное отсутствие.

А вот подход Министерства Обороны, который предусматривает максимальную опору на факты и рассекреченные документы выглядит более разумным и действительно, можно лишь сожалеть, что некоторые пакеты документов из засекреченных архивов были обнародованы с большим запозданием. Касательно идеологического наполнения обсуждения 100-летия революции 1917 года, то конечно похвально пожелание оставить этот вопрос "на усмотрение историков", если забыть на минутку о постоянных разоблачениях "кровавых большевиков" в федеральных государственных СМИ, где объективность и близко не ночевала.

PS2. Примечателен используемый термин "Великая Русская Революция".

http://colonelcassad.livejournal.com/3039451.html

http://kommersant.ru/doc/3131019