Да никакая мы не европейская нация! И, знаете, почему? Мы — добрые! Наши предки ведьм массово не жгли и неграм руки не рубили за невыполненные нормы сдачи каучука изобретателям «евростандартов». А Европа рубила! Причем, совсем недавно. Чуть больше ста лет назад. А впереди этой гуманитарной мясорубки шествовал тот самый Брюссель, в котором находится теперь столица Европейского Союза и который так часто критикует Украину за несоблюдение гуманитарных норм. Да так браво шествовал, что даже остальные европейские колонизаторы приходили в ужас: мол, дорогие господа бельгийцы, нельзя же так! Ведь вы просто подрываете веру в благородную миссию белого человека, несущего цивилизацию отсталым племенам.

История, которую я расскажу (уверен, подавляющему большинству украинских читателей она совершенно не известна) лишний раз доказывает, что самое главное в этой жизни — пиар. Вы можете быть последним негодяем и убийцей, но если купите правильную «европейскую» бумагу, удостоверяющую, что вы — человеколюбец и благотворитель, любая мерзость сойдет вам с рук. Даже если на завтрак вместо апельсинового фреша вам придет в голову пить кровь новорожденных младенцев. Я так думаю, эта традиция завелась в Европе еще с тех средневековых времен, когда любой душегуб покупал у католической церкви индульгенцию с отпущением грехов. Заплатил деньги — и можешь снова выходить на разбойничью дорогу. Никто тебе и слова не скажет.

БРИТАНСКИЙ ПРОЕКТ.

Ну, какие ассоциации вам приходят в голову при слове Бельгия? Наверное, писающий мальчик в Брюсселе, выражение «цивилизованная европейская страна», где мирно уживаются два государственных языка. Фламандская школа живописи — Рубенс и прочие великие художники, передающие щедрость бытия. Тиль Улленшпигель — символ героического сопротивления Фландрии испанцам. А люди, подкованные в истории, вспомнят еще, что агрессивная Германия дважды нарушала бельгийский нейтралитет — в 1914-м и 1940-м годах. В общем, почтеннейшая репутация! Никому даже в голову не придет, что среди граждан этой милой страны могли массово рождаться маньяки, покровительствовавшие людоедам из далекого африканского Конго во имя научно-рациональных методов эксплуатации этой колонии.

Главным же бельгийским маньяком, покровительствовавшим африканским людоедам, был король Леопольд. Не нужно путать этого персонажа с котом из мультфильма, прославившимся фразой: «Ребята, давайте жить дружно!». Этот Леопольд принадлежал к династии Саксен-Кобургов, носил порядковый номер «второй», а дружелюбными леопольдовскими фразами прикрывал самые гнусные делишки. Тот еще был котяра!

К моменту вступления нашего Леопольда на трон в 1865 году Бельгия была одним из самых молодых европейских государств. До 1830 года никакой Бельгии не существовало. В средние века эти земли называли Южными Нидерландами. Сначала они принадлежали Бургундии, потом — Испании, а до конца XVIII века — Австрии. Из страны в страну Южные Нидерланды переходили по династическому праву наследования. Не оказалось у бургундского герцога Карла Смелого наследника по мужской линии — так и пошли эти землицы гулять по рукам между его дальними августейшими родственниками.

Потом появился Наполеон и все подгреб под Францию. После его успокоения в 1815 году на Венском конгрессе Южные Нидерланды присоединили к королевству Голландия, срочно созданному по английскому заказу. Главной целью существования этой региональной «сверхдержавы» было прикрытие Великобритании от вторжения с континента. Кому ни придет в голову высадиться в сердце британской короны — французам или немцам, а на их пути Голландия, независимость которой гарантирует британский Джон Булль со своим флотом.

ИМЕНИ ЕВРОЛЮДОЕДОВ.

Правда, очень скоро англичанам стало казаться, что голландцы слишком задирают нос. И они инспирировали в 1830 году в Южных Нидерландах, населенных преимущественно франкоговорящими гражданами, «национально-освободительную революцию». Когда голландский король ее подавил, заняв Антверпен и уже подойдя к Брюсселю, Великобритания заявила, чтобы он немедленно забирался назад в свою Голландию. Иначе немедленно высадит на континенте свои войска. Так и возникло Бельгийское королевство.

Название ему в срочном порядке вытащили из учебника истории. Когда-то в стародавние античные времена, которых, если верить московским прохиндеям Фоменко и Носовскому, вообще не было, будущую Бельгию населяло кельтское племя белгов — дикое и кровожадное, любившее приносить человеческие жертвы и отрезать головы. Юлий Цезарь это племя истребил в корень — принес, так сказать, в жертву римским богам. Только память и осталась. В честь этих древних европейских людоедов и назвали страну, где теперь столица Европейского Союза.

РУССКИЙ ПОЛКОВНИК.

Корону Бельгии англичане подарили папочке Леопольда II — тоже Леопольду, но Первому. По той простой причине, что он находился в родстве с британской правящей династией. Связи, коррупция, рука руку моет… А как вы думали? Именно то, с чем теперь так борются просвещенные европейцы, и привело старшего Леопольда на трон! Впрочем, первый Леопольд был не только мелким германским принцем, но еще и русским полковником. На службе России он командовал лейб-гвардии Кирасирским полком в наполеоновских войнах, получил за храбрость золотую шпагу и даже дослужился до генерал-лейтенанта.

Кандидатуру этого  бравого отставника на бельгийский престол Великобритания, естественно, согласовывала с Россией. Петербург дал добро. Леопольд I устроил всех. Он въехал в Брюссель на белом коне, присягнул на верность бельгийской конституции, срочно написанной по такому поводу, женился на французской принцессе, которая была моложе его на 22 года, и стал мирно править, никого особенно не задирая. Что и понятно — навоевался в молодости. День въезда Леопольда I в Брюссель — 21 июля 1831 года — теперь один из главных бельгийских праздников.

И вот у этого героя-кавалериста родился наследник — маленький мерзавчик Леопольд II. С детства он отличался порочными наклонностями и одновременно талантливым умением выдавать себя за хорошего мальчика. Юному бельгийскому принцу больше всего хотелось кого-то мучить, грабить и наживаться на чужом горе. Видимо, в нем говорила кровь его предков — феодальных разбойников. Но Леопольд II понимал, что в центре Европы после отрубленных голов французского Людовика XVI и британского Карла I особенно разгуляться ему не дадут. Он остерегался мучить бельгийцев. Наоборот, все время расхваливал бельгийскую конституцию и хвастал, как соблюдает права бельгийского народа. Наш Леопольд придумал себе развлечение на стороне — в далекой Африке, где ему никто не мешал.

ХОЧУ ФИЛАНТРОПСТВОВАТЬ!

Леопольд стал убеждать всех, что хочет покровительствовать наукам — особенно географическим исследованиям. В 1876 году он организовал за свои средства, не влезая в государственный бюджет, Международную ассоциацию для исследования и цивилизации Центральной Африки. Бельгийских граждан это только радовало. Пусть король развлекается! Лишь бы не лез в наши дела.

Сразу же после своего возникновения Ассоциация кота, простите, короля Леопольда, направила в Африку экспедицию, которую возглавил знаменитый путешественник и журналист Генри Стэнли — корреспондент лондонской «Дэйли Телеграф» и американской «Нью-Йорк Геральд». Дело было поставлено с размахом. Рыцарь свободной прессы ехал не сам, а под охраной отряда из двух тысяч человек! Официально ребята занимались географическими исследованиями. В реальности же вынюхивали, что где плохо лежит. Путь экспедиции лежал в Конго — огромную центральноафриканскую страну в районе экватора.

Еще с XVI века именно в этих местах добывали негров-рабов. Чернокожие жители США — в основном, потомки выходцев, точнее, «вывозцев» из этих мест. А места там были гиблые для европейцев из-за малярийных болот и мухи цеце — переносчика сонной болезни. Поэтому белые в Конго нос особенно не совали — предпочитали действовать через посредников, нанимая наиболее агрессивные племена негров для отлова других чернокожих.

Но к 1876 году, когда Леопольд основал свою ассоциацию по вопросам дальнейшей цивилизации, этот бизнес захирел. Рабство запретили во всем мире, кроме Бразилии. А рынок той уже был по уши насыщен чернокожими предками будущих великих футболистов. Леопольда интересовало, нельзя ли чем-то работорговлю заменить? Причем, в тех же местах, где она недавно процветала и с использованием тех же местных кадров? Например, можно ли завести в Конго плантации бразильской гевеи, дающей материал для резины — каучук?

ШИНЫ И ПРЕЗЕРВАТИВЫ.

Каучук интересовал Леопольда по двум причинам. В Европе, активно ходившей в публичные дома, как раз изобрели презерватив и массово запустили в производство. Но материал для него приходилось завозить из Бразилии — монополиста этого сырья. Бельгийский король ломал голову, как бы ему по логистике найти местечко поближе для производства каучука и нажиться на производстве «резинок»? Такого ремесла король Леопольд совершенно не стеснялся. Его тесть австро-венгерский император Франц Иосиф, выдавший за правителя Бельгии свою дочь, даже называл зятя «маклером в короне».

Кроме того, в Европе входили в моду велосипеды. Вместе со здоровым образом жизни. Для производства велосипедных шин тоже необходим каучук. Все это радовало короля Леопольда. Шины и презервативы — именно то, что было ему нужно для торговых операций. А тут и Стэнли вернулся из Африки с приятной новостью, что Конго — отличное местечко для каучуковых плантаций. И климат, и народ там — что надо!

За Африку шла ожесточенная борьба между великими европейскими державами — Англией, Францией и Германией. Используя противоречия между ними, Леопольд II выпросил себе Конго. Ну зачем вам, великим державам, эта жуткая страна с малярийными комарами и мухой цеце? Там же жить нельзя! Давайте я возьму на себя благородную миссию просвещения всех этих баконго, бапенде, баквезе, баяка, байомбе, басуку, нгомбе, мбуджа, локеле, мабинджа и прочих племен, в которых сам черт ногу сломит! Я, Леопольд, готов нести бремя белого человека! Ну, неси, — сказали великие европейские державы. И Леопольд понес.

В 1885 году Леопольд II на Берлинской конференции, в которой участвовали Германия, Великобритания, Франция и Россия, добился права на создание Свободного государства Конго — своего личного владения, не подконтрольного никому, кроме короля Бельгии. В соответствии с условиями генерального акта Берлинской конференции, Леопольд обещал «подавить работорговлю», содействовать «гуманитарной политике»; гарантировать «свободную торговлю в колонии», не накладывать «никаких импортных пошлин на двадцать лет» и «поощрять благотворительную деятельность и научные предприятия».

В реальности же Леопольд стал в Конго самодержавным монархом с титулом «короля-суверена». Ни Калигула, ни Нерон, ни все тираны древности, вместе взятые, не сделали того, что совершил в Африке скромный конституционный монарх маленькой Бельгии. И даже Гитлер уступал ему в скорости уничтожения завоеванного населения. Как подсчитали историки, люди в Конго во времена короля Леопольда гибли быстрее, чем заключенные немецких концлагерей во Вторую мировую войну!

Леопольд II ввел в Конго крепостничество, заставив местных негров вкалывать на каучуковых плантациях. Налоговую полицию бельгийцы наняли из бывших негров-работорговцев. За невыполнение трудовых норм эти «налоговики» могли запросто съесть плохого работника, а отрезанные кисти рук предоставляли администрации короля Леопольда для отчетности. Да-да! Именно так и было! На этом и стоит современное роскошное здание Евросоюза!

Слопали своих соотечественников конголезские верноподданные бельгийского короля столько, что скоро от человечины их просто воротило. Не может человек все время переедать! Поэтому сотрудники «плантационной милиции» часто просто отрубали кисти рук живым: уйди, чернокожий брат, душу от тебя воротит, но старику Леопольду нужно вещественное подтверждение нашей службы. Он должен знать, что мы трудимся на совесть.

Кроме того, «король-суверен» завел в Свободном государстве культ своей личности и даже столицу назвал собственным именем — Леопольдвиль. Так она и называлась до 1966 года, пока ее не переименовали в Киншасу.

Денежки, полученные от бизнеса на каучуке и человечине, похотливый Леопольд II тратил на содержание своей любовницы Бланш Делакруа. По иронии истории, она носила фамилию знаменитого французского художника и имя, которое в переводе означает «белая». Европейские журналисты называли эту особу «императрицей Конго». Король построил красавице виллу на Лазурном берегу, имел от нее двух внебрачных детей и даже женился на ней за несколько дней до смерти. Результатом этого семейного счастья стало то, что население Конго с 1885 по 1908 год сократилось вдвое — с 20 до 10 млн человек. Там произошел самый настоящий геноцид.

Бесконечно так продолжаться не могло. Леопольд наглел, начал вводить пошлины. А конкуренты его не дремали. В американских и европейских иллюстрированных журналах стали массово появляться фотографии несчастных негриков из Конго, любующихся на то, что осталось от их съеденных родственников. Ручки, ножки, черепушки приятно удивили европейского обывателя. Разразился международный скандал. Так вот как, оказывается, Леопольд II занимается «исследованием и цивилизацией» Конго! Под давлением международной общественности в 1908 году престарелого короля заставили отказаться от персональной колонии. Контроль над ней взяло непосредственно государство Бельгия. Так возникло Бельгийское Конго, заменившее Свободное государство Конго короля Леопольда.

Факт геноцида конголезского населения Бельгия не признает до сих пор. Мол, это сами черные убивали себе подобных. А мы тут ни при чем. И вообще борцы за права человека не любят вспоминать эту тему. Очень уж она неприлична на фоне звезд и идеалов Европейского Сообщества.

«СЕРДЦЕ ТЬМЫ».

На память о бельгийской оккупации Конго и канувшем в Лету тамошнем «свободном государстве» осталась только повесть английского писателя польского происхождения родом из украинского Бердичева — Джозефа Конрада (Юзефа Коженевского). Повесть называется «Сердце тьмы». Советую ее почитать. Она о путешествии некоего английского моряка, который должен эвакуировать по заданию Компании (имеется в виду бельгийская Компания Свободного Конго) съехавшего с катушек торгового агента Курца. Главный герой отправляется в самое «сердце тьмы» — туда, где дела белых людей чернее лиц тех, кого они «цивилизируют».

Именно эта история об отрубленных детских ручках и ножках в Африке и приходит мне в голову при виде бронзового карапуза, мирно писающего в Брюсселе. Леопольд II наверняка в детстве был таким же очаровательным малышом. И, извините за прямоту, так же ссал на всех — точь-в-точь, как нынешний ЕС.

http://www.segodnya.ua/blogs/olesbuzinablog/Istorii-ot-Olesya-Buziny-Svobodnoe-Kongo-lyudoedskie-korni-ES.html