Сбив российский военный самолет 24 ноября 2015 года, Турция оказалась в незавидном положении на энергетическом фронте, особенно в вопросе природного газа. Мало того, что способность страны удовлетворять свои ежедневные энергетические потребности балансирует на грани, но и варианты заместить российский газ в ближайшей перспективе фактически отсутствуют.

Тем временем, по мере того как инцидент с самолетом стирается в памяти а газовые поставки из России беспрепятственно продолжаются, Турция стала беспечно относиться к вопросам газовых поставок. Но за беспечностью может последовать неприятное пробуждение. Возможность опасной нехватки энергоресурсов в Турции, хотя и представляется маловероятной в настоящее время, остается серьезным риском.

Историческая роль России и роль русских в турецком менталитете
В статье:

Россия глазами турок

Турецкий поток, целью которого было доставлять российский газ через Черное море во Фракию (так в тексте ), Турцию и дальше в Европу, заморожен, по крайней мере официально. Но это меньшая из забот Турции.

Критическая зависимость

Взгляд на ситуацию с газом в стране говорит сам за себя. Энергетические потребности Турции в значительной степени покрываются импортом. Согласно статистическим данным 2014 года, приблизительно 99% потребления природного газа удовлетворяются импортом, причем 27 миллиардов кубометров год, или 55%, поставляется из России. Объем российского газа за 2015 год, как ожидается, будет выше. Поставки российского газа осуществляются через западный маршрут (мощностью 14 миллиардов кубометров) по Балканам и "Голубой поток" через Черное море (мощность 16 млрд. кубометров). Договоры о закупках газа по этим двум маршрутам заканчиваются в 2021 и 2025 годах, соответственно.

Из газа, потребляемого в Турции, 48% используются для производства электроэнергии, 25% в промышленности и 20% потребляются населением, включая отопление и приготовление пищи. Согласно данным 2013 года, доля природного газа в установленных энергетических мощностях (installed power capacity - не энергетик, простите если что) составляет 36%. Газ используется во всех 81 областях и в половине домов.

Это значит, что в случае прекращения поставок российского газа, выпадет приблизительно 20% производства электроэнергии, широко пострадают как промышленность, так и население. Промышленность будет частично парализована. Наиболее затронутой областью будет Стамбул и область Мраморного моря, где сконцентрированы производители электроэнергии и промышленность.

Мощности по хранению газа также совершенно недостаточны. Газохранилище около Силиври, рядом со Стамбулом, с возможностью отбора 25 млн м³ в день, недостаточно чтобы покрыть даже один день импорта российского газа. Газохранилище в местечке Tuz Gölü (то ли подземное, то ли в глубине страны – in the interior) будет введено в эксплуатацию в конце 2017. Еще одно хранилище планируется в Мерсине на Средиземноморском побережье.

Россия - Турция

В проекте Nabucco, который был отменен в конце 2011 в пользу трубопровода TransAnatolian (Tanap), планировалась возможность реверса газа из Европы для удовлетворения потребностей Турции в случае крайней необходимости. У Tanap нет такой возможности.

Новые источники газа

Уверения турецких властей, что в случае прекращения поставок российского газа потребности страны будут удовлетворены, мало успокаивают.

Одно из предложенных решений - ускорение строительства ТАНАП (ввод в эксплуатацию в 2018) и увеличение доли Турции с 6 миллиардов кубометров в год - едва ли убедительно. Мощности ТАНАП предназначены для (конечных) покупателей, и ускорение строительства будет оплачено за счет ухудшения экономической эффективности проекта (will be at the expense of project optimization). Словом, в ближайшей перспективе не стоит ожидать существенной помощи от ТАНАП.

Россия Турция

Катарский газ - другое возможное решение. Сразу после инцидента с самолетом правительство обратилось к Катару, и было подписано временное соглашение. Но катарский газ может быть поставлен только через четыре или пять лет и, и газовое облегчение для Турции :) будет ограниченным. Добыча на Северном месторождении, которое обеспечивает газовый экспорт Катара, вышло на плато с 2012, и дальнейшие разработки на нем заморожены. Резервный проект Barzan еще не находится в эксплуатации.

Кроме того, катарский газ экспортируется в виде СПГ, и у Турции нет достаточных мощностей для хранения и регазификации новых объемов импорта. Строительство новых заводов по сжижению газа займет время и потребует крупных инвестиций.

Другой предложенный источник - газ от Kurdistan Regional Government (KRG) в северном Ираке. “Курдский газ”, как его называют, также может быть получен только в перспективе четырех-пяти лет, и вероятно сможет поступать в объеме 10 миллиардов кубометров в год. Кроме соглашения о сотрудничестве, подписанного в 2013, нет никакого коммерческого соглашения или обязательств по газовым поставкам в Турцию, а пограничная область Турции и Ирака расколота боевыми действиями.

Кроме проблем безопасности, при сегодняшних низких ценах на газ сложно будет найти инвестиции, необходимые для освоения курдских газовых ресурсов. Любые работы также потребуют согласия центрального правительства Ирака, а это щекотливый вопрос. Отношения Турции с Ираком напряженные.

Израильский газ в восточном Средиземноморье, возможно, был бы хорошей альтернативой для Турции; но инциденты в Давосе и с судном “Mavi Marmara” заблокировали продвижение по этому вопросу. Столкнувшись с перспективой газового дефицита, турецкое правительство теперь пытается нормализовать отношения с Израилем. Несмотря на опровержения властей, правительство несомненно рассчитывает на израильский газ.

Отношения между Турцией и кипрским правительством еще более шатки. В дополнение к вопросу Северного Кипра есть также территориальный спор об исключительной экономической зоне в области на юге Кипра, где находится месторождение «Афродита». Это также область, через которую прошел бы трубопровод, транспортирующий газ из Израиля в Турцию.

Ирония головоломки на восточно-средиземноморской газовой сцене - то, что, Турция, с ее относительной близостью к месторождениям газа, с ее географическим положением для газового транзита в ЕС, и с ее растущим потреблением энергии – 7%-й рост в год – является экономически логичной точкой приема для восточно-средиземноморского газа.

Россия Турция

В полном размере: Импорт из Турции в Россию

Открытие компанией Eni месторождения газа Zohr, самого большого до сих пор в регионе в египетских водах в августе 2015, практически уничтожило возможности для Египта стать экспортным выходом для израильского и кипрского газа, делая Турцию даже более привлекательным рынком для такого газа. При условии быстрой разработки, Зор войдет в эксплуатацию в 2017-18, и первоначально будет использоваться для покрытия внутренних потребностей Египта.

Но, с учётом ресурсов Зора – 850 миллиардов кубометров газа с возможным ростом – Египет, вероятно, снова станет газовым экспортером и будет конкурировать с Израилем и Кипром. Газ с Зора будет, вероятно, продаваться в виде СПГ через экспортные терминалы Египта в Идку и Дамиетте на побережье Средиземного моря.

Еще предстоит увидеть, как пройдут переговоры между Турцией и Израилем. Кипр должен быть включен в эти переговоры. Все стороны должны принять во внимание, что, при наличии общих целей, доброй воли и понимания перспектив, решение энергетических проблем может также привести к улучшению геополитических отношений. Израильские и кипрские газовые проекты должны в идеале быть объединены, причем первый газ должен пойти через 4-5 лет и экспортные объемы потенциально достигнут 10-15 млрд кубометров в год.

Россия Турция

В полном размере: Импорт из России в Турцию

Вышесказанное проясняет, что предложения, сделанные турецким правительством для замены российского газа, хотя и реализуемы, но нереалистичны в ближайшей перспективе.

Хладнокровное решение России

Инцидент с самолетом вызвал серьезный разрыв в турецко-российских отношениях. Россия, однако, решила не прекращать поставки газа. Россия, очевидно, не хотела оставлять прибыльный газовый внешний рынок, особенно при сегодняшних низких ценах на нефть. Турция - крупнейший клиент Газпрома после Германии. Россия также не хотела бы, чтобы ее рассматривали как ненадежного поставщика газа на мировом рынке.

Кроме того, Турция могла бы обратиться в международный арбитраж и потребовать компенсацию за отказ выполнить договорные обязательства.

Российское правительство, должно быть, также учло, что торговый баланс России с Турцией решительно в пользу России. Согласно одному отчету, с 1990, но в особенности после 2003, когда "Голубой поток" вошел в строй, у Турции был постоянный торговый дефицит с Россией. Только в 2004 году дефицит составлял $10 миллиардов.

Россия, возможно, также хотела бы восстановить замороженный Турецкий поток. Фактически, есть признаки, что проект может быть возобновлен. Если проект будет отменен навсегда, Турция потеряет некоторые выгоды от этого проекта, но потеря газовых экспортных маршрутов в страны центральной и юго-восточной Европы обернутся для России большими потерями.

Тревожный геополитический факт для Турции - то, что, будущее поведение России непредсказуемо. Если отношения между Турцией и Россией будут и далее ухудшаться, президент России Владимир Путин может отложить экономические соображения и в качестве наказания завинтить газовый кран в Турцию. Это нанесет вред части промышленности Турции, пострадают миллионы турок. Вдобавок ко всему, страна сейчас пытается справиться с 2-мя миллионами беженцев.

Президент Турции, мировой чухан Тайип Эрдоган, попытался исправить отношения с Путиным после инцидента с самолетом, но Путин не проявил взаимности. Мрачная действительность состоит в том, что энергетическая безопасность Турции находится в опасности.

Кроме проблемы природного газа, Россия осуществила бойкот турецкого импорта и компаний, а также запретила (discouraged) российский туризм в Турцию. Согласно одному отчету, бойкот будет стоить Турции от $8.5 миллиардов до $12 миллиардов в год.

Так что робяты, будет поток газа или нет, Турция находится в безвыигрышной ситуации. Российский инцидент с самолетом стал горьким напоминанием для турецких энергетических стратегов о необходимости диверсифицировать источники и маршруты энергопоставок. В течение долгого времени Турция, как это и должно быть, извлекала выгоду из хороших торговых отношений с Россией, и было естественно, что энергия была одним из компонентов этих отношений.

Ошибка состояла в том, что столь многие яйца были помещены в одну корзину :)

http://aftershock.news/?q=node/364970