То, что российская экономика была в течении 23 лет дойной коровой для Украины, давно уже не секрет. Во времена Леонида Кучмы, а он президентствовал 10 лет, «несанкционированный отбор газа» производился примерно на сумму в один миллиард долларов в год. По текущим меркам вроде бы не так уж и много, но учитывая, что тысяча кубометров тогда стоила 60-70 долларов, в натуральном выражении это было примерно столько же, как и в последние годы.

Во второй половине 90-х годов, когда практически вся азотная промышленность Украины работала на неоплаченном газе, Украина откровенно демпинговала на рынке аммиака. А часть российских производителей, например «Кемеровский Азот», стала нерентабельной. Газ — это первое и основное направление создания государственного гешефта.

Второе направление создания украинского гешефта — займы. Начиналось все по скромному. В 1995 году Украина кое-как признала свой долг за газ (всего 1,4 млрд. долларов) и добилась от «Газпрома» и российского правительства его реструктуризации путем выпуска так называемых «газовок», 12-летних гособлигаций Украины, полученных «Газпромом» в счет долга. Коррумпированный украинский истеблишмент быстро осознал, что внешние займы, это хороший способ погреть руки. Прекрасно освоила этот нехитрый прием и украинская бизнес-элита. На сегодняшний день Украина должна Западу около 50 млрд. долларов, из которых примерно 15 миллиардов, это долги бизнеса, взятые под гарантии государства. Понятно, что бизнес исполнять свои обязательства даже не собирался.

Украина - карта ГТС

Карта в полном размере: ГТС Украины

По сравнению с газом доходы от займов гораздо скромнее, но сегодня они полностью исчерпаны. При очевидной переоценке гривны, которая сейчас быстро заканчивается, и отрицательном торговом балансе коммерческие и межгосударственные займы для Украины закрыты. А доступны лишь займы МВФ, которые будут уходить на погашение прежних долгов. Но МВФ дает займы под очень жесткие условия и отслеживает их исполнение, а это весьма и весьма болезненно.

Третье направление украинского гешефта — распродажа советских арсеналов. Скорее всего, ведь точных данных, разумеется, никто не даст, этот бизнес по общему валу доходности сопоставим с внешними займами. Вот только украинский бюджет получал от этого вида деятельности прискорбно мало. Примером может служить продажа Украиной в 2005 году дюжины советских крылатых ракет большой дальности Х-55 в Иран и Китай по цене, близкой к цене металлолома, что-то около 250 тыс. долларов.

Краткий итог. Из этих трех направлений частно-государственного гешефта сегодня остался только один, это газ.

Но и здесь перспективы могут оказаться не столь радостны. Если проект «Южный поток» будет реализован, то украинская элита потеряет и этот источник дохода. Отсюда вывод, майдан и свержение Януковича, это борьба политических кланов Украины за последнюю возможность украсть. И время на эту операцию не так много, год, полтора, ну два максимум.

И новая украинская политическая элита все это прекрасно понимает. А по сему изображать из Яценюка недоумка, который заради санкций против России готов перекрыть поставки газа в Европу, просто не серьезно. Его замысел в данном вопросе очень точен и весьма прагматичен. Он прекрасно понимает, что после пуска «Южного потока» украинская газотранспортная система (ГТС) будет стоить ровно одну гривну. Значит главная задача украинского истеблишмента — остановить «Южный поток» любой ценой. Цена здесь действительно не имеет значения, ее заплатит народ, а гешефт достанется элите. И чем дольше идет война на Востоке Украины, чем сложнее отношения России и Запада, тем больше шансов у Яценюка продавить в ЕС остановку «Южного потока».

Пряник для ЕС — это предложение от Украины для Европы и США (ну а как же без США) зайти в собственники украинской ГТС. Украинский закон о запрете смены формы собственности на ГТС, ссылаясь на который Украина постоянно отказывала «Газпрому» в его попытках войти в долю Укртрансгаза, будет этой осенью тихо отменен. Кнут — это реальное перекрытие поставок газа в Европу. Как говорится, «и сам не ам, и вам не дам».

Вот и весь замысел Яценюка. Или ЕС и США заходят в собственники украинской ГТС и перекрывают «Южный поток», дабы окупать свои вложения, или, под предлогом санкций против России, реально перекрываем газ в Европу.

Если Европа ( именно Европа, без США) поддастся на шантаж Яценюка, то украинская веселуха на «несанкционированном отборе газа» будет продолжаться и дальше, за российский счет, разумеется. А надежды завершить «Южный поток» станут и вовсе призрачными.

Есть ли у России и «Газпрома» аргументы, которые можно противопоставить плану Яценюка? Безусловно есть, но для их использования придется кое-что поменять и в самом «Газпроме».

К «Газпрому» очень много претензий, очень много. Можно вспомнить крайне некорректные операции Моснарбанка, Национального резервного банка и ВЭБа с украинскими газовками, которые без поддержки «Газпрома» были бы невозможны. Можно вспомнить малопрозрачные схемы С. Могилевича и Д. Фирташа с некоторыми признаками увода госсредств. Но не это главное. Главное в том, что «Газпром» долгие годы противился переносу газоизмерительных станций (ГИС) на российско-украинскую границу и не сделал этого до сих пор. Понятно, что это было бы губительно для схем Могилевича-Фирташа.

Но такой шаг позволил бы давным-давно поставить перед ЕС вопрос ребром, кто платит за украинский «несанкционированный отбор»? Если у ЕС есть какие-то вопросы или сомнения — Бога ради, присылайте своих наблюдателей на наши ГИСы, и давайте вместе считать и думать, что же делать с Украиной. Более 20 лет «Газпром» терпит «несанкционированный отбор», и постоянно в его решениях текущие мелкокоммерческие интересы «неопределенной группы лиц», перевешивают долгосрочные стратегические интересы России. Именно это и предстоит поменять в «Газпроме».

Но вернемся к замыслу Яценюка. Суть его наверняка сводится к тому, чтобы продать ЕС и США как можно большую долю, получить 15-20-25 млрд. долларов здесь и сейчас. А Украине оставить скромные 3-5-7 процентов, но так, чтобы ни у одного из партнеров, ни у ЕС, ни у США не было контрольного пакета, т.е. получить своеобразное право вето против любого из партнеров.

То, что газпромовская дипломатия без устали работает в Европе и убеждает партнеров из ЕС, как хорош «Южный поток», как он выгоден всем, и ЕС, и России, как он снимает все риски и проблемы - не подлежит сомнению. Но этого мало, здесь нужно учитывать и давление на ЕС со стороны США по втягиванию Европы в проект Яценюка. И вот тут-то на украинской жадности можно и сыграть, наглядно показав Европе, что в рамках украинского проекта ЕС окажется в положении вечно младшего партнера. Ибо политическое влияние США на Украину, хотя бы через займы МВФ, где у США право вето, просто несравнимо с европейским. И если ЕС все же полезет в этот проект, то пусть потом пеняет на себя. Потом, это когда США начнут давать Украине указания изобразить нечто такое, что плохо соответствует европейским интересам.

В формально юридическом плане смену собственника на украинской ГТС можно рассматривать как очевидный форс-мажор.

Ведь отношения России и Украины в газовой сфере строились на межгосударственной основе, а после смены собственника речь пойдет о коммерческом взаимодействии хозяйствующих субъектов. Значит у «Газпрома» развязаны руки, и вопрос перед Европой, если она все же решится принять участие в проекте Яценюка, можно поставить совершенно в другой плоскости. Ну, например, так. «Газпром» информирует потребителей газа в Европе, что переносит свои ГИСы на границу России и Украины. «Газпрома» информирует потребителей, что перестает поставлять им газ по прежней схеме, самостоятельно неся риски транзита. На чем, к стати, постоянно настаивает ЕС и их комиссар по энергетике г-н Г. Эттингер. «Газпром» объявляет, что весь газ, поставляемый из России в Европу, продается одному единственному покупателю, т.е. консорциуму США, ЕС и Украины, который владеет украинской ГТС, и что «Газпром» снимает с себя всяческую ответственность за транзитные риски.

Вот тут-то Европу и скрючит, причем весьма серьезно. ЕС получает неплатежеспособного потребителя на маршруте трубы , который к тому же весьма и весьма склонен к «несанкционированному отбору». А у «Газпрома» на каждой новой ГИС счетчик тикает. И его совершенно не интересует, как в Европе собираются эти риски по нацквартирам распихивать. Новый консорциум вовремя не заплатил — вентиль закрывается.

Украина в этом сценарии «Газпрома» должна ликовать, ведь там столько кричали о реэкспорте и тут нате вам — 100-процентный реэкспорт. Украина вообще перестает покупать газ в России и ни каких дел по газовому вопросу с Россией не ведет, а все покупает или ворует у нового газотранспортного консорциума.

Если Европа готова идти на такие риски — флаг ей в руки, пусть платит за Украину и обеспечивает прибыль американскому партнеру в консорциуме. Если не готова, то выход простой, не мешать России запустить «Южный поток» и без всяких транзитеров все спокойно решать с «Газпромом».

В вышеизложенном сценарии есть существенный изъян. Допустим США палками загнали ЕС в газотранспортный консорциум. Наверняка Украина в 1000-й раз займется несанкционированным отбором. Консорциум начинает разборки с Украиной. Пока они тянутся наступает просрочка платежа. «Газпром», в соответствии с контрактом на поставку, закрывает вентили.

Не этого ли сценария добиваются США в среднесрочной перспективе? Ведь главная цель политики США в Европе — это дезинтеграция евро-Европы, т.е. развал зоны евро, как главного конкурента доллара. Сейчас это, особенно после майского успеха евроскептиков, абсолютно очевидно.

Ну а дальше, после отключения газа Европе, в ход идет лозунг «спасайся, кто может». Всем, кто выйдет из зоны евро, Америка и без евро поможет, но каждому поодиночке. Хочется надеяться, что утверждение о том, что бардак в Европе в первую очередь выгоден США не требует доказательств.

У Европы будет всего три варианта действий, если ЕС все же решится участвовать в проекте Яценюка:

- повесить себе на шею украинский хомут,

- списать в убытки деньги, вложенные в консорциум и реанимировать «Южный поток»,

- резко нарастить поставки сжиженного газа из Катара, а быть может и из США, но это будет раза в два дороже, чем у «Газпрома».

Газпромовская дипломатия должна донести до европейских голов, что газотранспортный консорциум — это неприемлемые риски, это газовый вентиль для Европы в руках США, это непредсказуемое поведение партнеров, это риски получения цены на газ, которая делает рентабельной поставку сжиженного газа из Катара и США. И, может быть, майдан в головах еврочиновников закончится, и они наконец-то поймут, что никакой альтернативы «Южному потоку» нет, и что Энергетическую хартию и Договор энергетической хартии нужно слегка подправить. Вообще-то майдан в головах еврочиновников настолько силен, что они до сих пор уверены в том, что с помощью слов на бумаге (в виде Протокола по транзиту) Украину будет легко призвать к порядку. Но жизнь скоро все расставит на свои места, когда начнется «несанкционированный отбор», неплатежи и перекрытие транзита.

У «Газпрома» сейчас главная задача — добиться неучастия ЕС в газотранспортном консорциуме. И пусть Украина и США наслаждаются взаимными объятиями около пустой трубы. И давно уже пора перенести ГИСы на российско-украинскую границу, пусть Европа со всеми ее Хартиями на себе почувствует, что такое «несанкционированный отбор». Ведь газ — это последняя возможность украсть для украинской элиты.

* * *

Придется отступить от украинской темы. Ведь у «Газпрома» есть еще одна проблема, которую он предпочитает подмораживать. Речь идет об иранском газе с месторождения Южный Парс. Частично об этой проблеме уже доводилось писать в материале «Северный маршрут». Но сейчас давайте рассмотрим эту тему под другим углом зрения.

Около 10 лет назад, выступая перед узким кругом журналистов, Алексей Миллер получил, что называется, вопрос в лоб. Зачем «Газпром» построил газопровод «Голубой поток» в Турцию с контрактом без важнейшей оговорки «бери или плати»? Невыбор Турцией объемов в 2000-е годы делал этот газопровод (с учетом процента по капитальным затратам) нерентабельным.

Алексей Миллер ответил предельно откровенно, чтобы отсечь иранский газ от Европы. С тех пор позиция «Газпрома» по вопросу иранского газа остается неизменной. Изменилось только то, что с этого месторождения, разделенного Срединной линией Персидского залива между Катаром и Ираном, катарцы вовсю качают газ и в сжиженном виде развозят его по белу свету. А персы, кусая губы, смотрят, как арабы едят из общей кастрюли.

И персы, и катарцы мечтают проложить газопровод к восточному Средиземноморью. Маршруты у них разные. У катарцев через Саудовскую Аравию и Сирию. У персов через Ирак и Сирию. Никто никогда этого не писал, так что рискну быть первым. Оккупация Ирака американцами в 2003 году была нужна США для того, чтобы не допустить строительства персидского газопровода в Сирию через Ирак, и не дать Европе получать дешевый газ из Южного Парса в обход американских санкций против Ирана. Так что проблема иранского газа висит и висеть будет до тех пор, пока Европа не договорится с Башаром Асадом и не реанимирует проект «Набукко» с ресурсной базой на Южном Парсе. А это будет означать, что наш «Южный поток» или вообще не будет достроен, или же попадет в жестко конкурентные отношения с «Набукко».

Диалектика такова, что рано или поздно иранский газ прорвется на рынок. И здесь вполне уместна старая поговорка о том, что если не можешь противостоять процессу — возглавь его. «Газпрому» пора от политики подмораживания персидского газа перейти к политике сотрудничества с Ираном. И сейчас для этого очень удобный момент, ибо «Газпром» серьезно снизил закупки газа в Туркмении, которая построила газопровод в Китай. Так что есть очевидная возможность заместить в балансе туркменский газ персидским.

Если Ирану предложить простой маршрут газопровода, от Персидского залива на берег Каспия и дальше морем до Махачкалы, то есть надежда, что руководство Ирана долго думать не будет. Договориться вдвоем гораздо проще, чем заново создавать консорциум для «Набукко». И «Газпрому» это так же выгодно. Ведь нет ничего приятнее, чем торговать чужим товаром на чужих рынках. В этом проекте есть проблема с Азербайджаном, на который будет давить Турция, потерявшая надежду на свой отрезок «Набукко». Но эта задача для газпромовской дипломатии должна быть посильной. В конце концов, если персы согласятся, вместо моря можно пройти по суше и подключить к проекту азербайджанский «Шах Дениз».

Если за этот проект не взяться уже сейчас, то завтра Европа отменит санкции против Ирана и реанимирует «Набукко». И тогда прощай «Южный поток».

В том, что это случится, можно не сомневаться. Ведь Европа быстро поймет, что пойдя вслед за США как в санкциях против Ирана, так и в сирийском вопросе, она в очередной раз выстрелила себе в ногу.

http://cinecon.livejournal.com/14848.html