В момент летней жары совершенно не хочется думать о зиме.

Вообще не хочется думать о холоде, снеге, морозе и повышенном отборе газа из газотранспортной системы независимой Украины. Потому что думать об этом скучно и неинтересно, а море, пляж, солнце и южные пальмы зовут нас и так и говорят: "Постой, остановись, расслабься... где там эта зима....".

Ну а на деле — зима всегда близко. Обычно ровно на расстоянии полугода от солнца, пляжа, моря и южных пальм.

И особенно неприятно, когда эта зима почему-то зависит от дорогого русского газа.

И речь тут даже не об Украине, как тут подумали некоторые. Речь о Европе, в которой тоже кроме пальм Дурбовника и тёплых пляжей Греции тоже почему-то есть зима.

Более того — она туда приходит каждый год.

Для понимания критичности российского газа для европейского потребления достаточно взглянуть на вот этот график:

1

Это "газовый микс" такой крупной страны Европы, как Великобритания. Если интересно проследить ситуацию по близости зимы в различных европейских странах — то к меня для вас есть целое исследование, которое рассказывает об одном и том же очевидном факте: зимой в Европе бывает холодно!

Где то, как в Великобритании, за сутки зимой надо жечь вдвое больше газа, чем летом, а где-то, как в благословенно-тёплой Турции — можно ограничится лишь подъёмом потребления газа на 25%.

Проблема даже не в том, что этот газ покупать зимой приходится тупо дороже. Проблема состоит в том, чтобы он был в наличии.

Именно вокруг этой коллизии и вертятся все текущие переговоры "Газпрома" с западными покупателями российского газа.

"Газпром" предлагает европейцам не выпендриваться и брать свой газ с привязкой к свободным рыночным нефтяным ценам (с разумно обсуждаемым дисконтом на "неудобства" газа по сравнению с нефтью), а европейцы всячески хотят нагнуть "Газпром" на спотовые котировки, которые позволят европейцам покупать газ на "свободном рынке".

Ведь, по сути дела, пресловутый Третий энергопакет лишает "Газпром" возможности подстраивать мощность своих газопроводов под требования настоящего рынка ("бери и плати"), а заставляет строить газопровод либо удвоенной пропускной способности, либо резервировать в газопроводе 50% мощности под доступ неких "третьих" лиц к покупке газа.

Например, летом. Когда он дешевле зимнего пика.

То есть, налицо старая задачка об обеде, рыбке и одновременном желании усесться на что-то твёрдое.

Впрочем, как мы видим, в итоге, глядя на график "газового микса" Великобритании, совмещать вкусное с приятным получается всё хуже и хуже.
Ведь собственное производство газа в Европе, судя по ситуации, уже миновало свой пик и уверенно катится под горку.

Причём речь идёт именно о "Большой Европе", в которую включают и газообильную Норвегию, а не только о "Европе двадцати семи".

2

Безусловно, можно списать нарисовавшийся горб в европейском потреблении природного газа исключительно рачительностью и бережливостью европейцев, однако, как я уже писал, зима никуда не девается.

Одно ясно точно — исходя из прогнозов по добыче, пик производства газа во всех европейских странах, кроме Норвегии, уже миновал.

Норвегия же, судя по всему, пройдёт пик добычи природного газа в пределе 2013-2014 годов:

Европа - добыча газа

Европа - добыча газа

И неизбежность данного простого факта уже не могут спасти никакие открытия или даже начало разработки спорного в прошлом с Россией участка Баренцева моря.

Речь может идти только о балансировке общего объёма добычи газа в Норвегии в пределе 100-110 млрд. м3 в год ещё на протяжении трёх-пяти лет. Потом начнётся неизбежный спад, который уже пережили Великобритания, Нидерланды, Дания, Германия и Италия.

Поэтому, если до сих пор Европа могла балансировать повышенный отбор газа на нужды отопления за счёт увеличения выкачки газа из таких сверхгиганских месторождений, как норвежский Тролль, голландский Гронинген или английский Леман, то сейчас это становится всё труднее.

Всё дело в том, что чем мощнее месторождение газа, тем легче на нём осуществлять "манёвр" в добычной мощности. Именно возможности сверхгигантских месторождений позволяют обеспечивать постоянный "подпор" газа на заводы по его очистке и сжижению/сжатию подготовленного газа.

В Нидерландах, например, принята даже программа "продления жизни" Гронингена, которая подразумевает первоочередное выкачивание малых месторождений, оставляя слоновую тушу Гронингена для поддержки пиков по отбору газа в европейскую газотранспортную систему.

И, как я уже сказал, возможности для купирования таких пиков у Европы сдуваются вместе с окончанием добычи газа из её "отечественных" сверхгигантов, которые один за другим входят в период падающей отдачи.

И вот с зимой-то и связана одна интересная особенность газотранспортной системы. Если газ нельзя быстро закачать в газовые сети откуда-то из месторождений поблизости — то его надо доставить за тридевять земель.

Можно, например, зафрахтовать танкера с СПГ. У Катара. Что, как вы видите на графике, и делала Великобритания в последние годы.

И вручить свою судьбу на волю волн. Поскольку любой, даже самый современный танкер — это не имперский разрушитель, а его команда — отнюдь не терминаторы. Поэтому в таком случае несколько холодных дней в конце весны могут стать сюрпризом.

Весна застала нас в трусах без газа.

Можно прокачать дополнительный газ по трубопроводам. Если этих трубопроводов по мощности хватит на этот пиковый запрос по объёмам. Ну и конечно же, если оператор продаст его именно вам.

Или же — можно взять недостающий объём из заранее подготовленных запасов газа где-то поближе к замерзающей заднице. Например, на Украине.

И вот тут у нас на горизонте и появляется девушка с веслом с газовым краном.

Всё дело в том, что специфика транзита газа по Украине подразумевала оптимизацию газовых труб для оптимальной загрузки их в течение всего года.

То есть — украинская ГТС сделана без какого-либо серьёзного запаса по мощности. Запас по мощности на западном направлении реализуется путём выдачи объёма газа из украинских хранилищ возле западной границы Украины.

Для понимания сути вопроса — летом западноукраинская Маричка должен закачать российский газ, который ему прокачала русская Татьяна и восточноукраинская Олеся в хранилища возле Львова.

А вот зимой Татьяна отдаёт свой газ Олесе, Олеся готовит на этом газе блины на Масленницу, а вот Маричка должна "развязать мошну" газовых хранилищ и передать Брунгильде и Беатрисе газ для их мюнхенских сосисок. Ну и немного пустить и на свои блины тоже.

То есть  — узкое место не у Марички, оно на востоке Украины, у Олеси.

Именно ей не хватит на блины, если прокачать весь газ Брунгильде и Беатрисе. Ведь газ в украинской ГТС ещё со времён СССР идёт строго в оном направлении: с востока на запад.

Если пытаться качать с запада на восток, то о транзите газа в Европу можно вообще забыть — что и показал газовый конфликт 2009 года.

А вот с закачкой газа в хранилища в этом году дела обстоят не то, что грустно, а очень грустно. Там много цифр, но они все правильные. Как и вот эта карта ГТС Украины. Она большая и на ней всё видно.

Украина - карта ГТС

Карта в полном размере: ГТС Украины

В общем, пэрэмога у Марички и Олеси на газовом фронте нарастает такая, что мало не покажется.

Вполне может получиться, что в этом году Болгария, Венгрия, Словакия и, возможно, Италия с Австрией могут ВНЕЗАПНО увидеть прекращение транзита газа в силу объективной пустоты в украинских подземных хранилищах газа.

И вообще — зима близко, ЖКХ замерзает.

Войдите в положение, мы же всё-таки за нулевой изотермой января — а вы лишь только на ней.

http://aftershock-2.livejournal.com/300470.html