С 1 января 2015 года Федеральная миграционная служба кардинально изменила правила пребывания иностранцев в России. Речь в первую очередь идет о выходцах из Средней Азии, Молдавии, Китая и Вьетнама. На фоне ослабления рубля и мощного оттока дешевой рабочей силы на историческую родину приехать обратно в Россию и легально здесь работать теперь имеет возможность очень небольшое число мигрантов. Патент, а именно так теперь называется документ, разрешающий гастарбайтерам законно трудиться в нашей стране, получить стало сложно, а для некоторых обладание им просто не по карману. Как Россия будет жить с дефицитом рабочих рук и не ожидает ли нас очередная волна бесконтрольной черной миграции, разбирался корреспондент «Совершенно секретно».

Тридцатилетний Надир Саидов из пригорода узбекского Самарканда начал собираться в Москву за месяц до нового, 2015 года. Родной дядя Надира Улугбек в российской столице работает уже десять лет, держит небольшое кафе, и ему срочно понадобился человек на кухне для приготовления национальных блюд.

«В Узбекистане всем известно, что самый лучший плов получается, если его делает мужчина, – рассказывает Надир. – Меня учил готовить еще мой дедушка, и дядя об этом хорошо знает, вот и позвал».

Полученный из России денежный перевод от дяди в размере 30 тысяч рублей (не у каждого в Узбекистане найдутся такие деньги на дальнюю дорогу) Надир планирует потратить так: на билет – порядка 10 тысяч рублей в плацкартном вагоне, первый месяц проживания в общежитии или комнате с земляками – это еще тысяч пять. А 15 тысяч он оставит своей молодой жене и трехлетнему сыну на пропитание.

Надир поедет в Москву не в первый раз. Год назад уже была неудачная попытка. Тогда по совету друга, он приехал в столицу и устроился дворником в один из районов Южного округа.

«Работа была тяжелая, хотя мне к физическим нагрузкам не привыкать, – делится впечатлениями Надир. – У нас дома большое хозяйство. Обидно было, когда начальник в конце месяца давал расписываться за деньги и там было написано 50 тысяч рублей, а в руки отдавал только 20. И то если повезет. Кому-то платили и того меньше – 10–15 тысяч».

Молодого узбека спасали лишь подработки – когда местные жители просили, например, разгрузить привезенную мебель или помочь с переездом, чаще вынести мусор после ремонта в контейнер. Это еще тысяч пятнадцать к зарплате дворника. Но долго так продолжаться не могло, а когда осенью 2014 года доллар стал стоить в полтора раза дороже, стало еще и невыгодно. Надир отправился обратно домой вместе с первой волной «возвращенцев». И вот сейчас новая попытка.

«В Узбекистане работа есть, но за нее очень мало платят, – объясняет он свое возвращение. – Если у тебя есть машина, то максимум, что ты можешь на ней заработать, – 300 долларов. Если машины нет – 100–150. Дядя обещал 40 тысяч рублей плюс подработка. Надеюсь, в этот раз все будет хорошо». К Надиру Саидову мы еще вернемся. А пока…

ОПУСТЕВШИЙ МОСКВАБАД

Таджики, узбеки, казахи – все ехали в Россию если не на конкретное место работы, то обязательно к конкретному человеку. Друзья, родственники, представители диаспор всегда помогут прибывшему обустроиться на новом месте. Крыша над головой, общий стол и кто-то, кто всегда знает, куда надо идти и с кем договориться, чтобы мигранта легализовать. Еще несколько месяцев назад в местах выдачи разрешений на работу и патентов старого образца яблоку было негде упасть. Многие пытались успеть оформить документы до новогодних праздников. В очереди можно было простоять не один день, а ушлые земляки предлагали услугу – место на прием в первых рядах стоило несколько тысяч рублей.

А с 1 января этого года правила кардинально изменились.

«Нам никто слова не сказал, что после Нового года все наши документы превратятся в ненужные бумажки, – жалуется, подвозивший меня таксист из Таджики­стана Ислам. – Сколько сил, нервов и денег люди потратили впустую. Теперь я работаю на свой страх и риск. Любая проверка – и мне грозит депортация и запрет на въезд в Россию на 5 лет. А у меня здесь семья, дети. Теперь нужно проходить все сначала».

Те, кто все сначала проходить не захотел и понял, что его труд в России обесценился окончательно, разъехались по домам. Предновогодние снегопады и по несколько дней нечищенные улицы и тротуары в Москве показали нашу серьезную зависимость от мигрантов.

НОВЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ НЕ ПОНЯТЬ БЕЗ СТАРЫХ

До последних изменений действовали понятные для обычного гастарбайтера правила. Хочешь работать на стройке или дворником – получи разрешение на работу (РНР). Делаешь ремонт в квартире или устроился в такси – тогда тебе нужен патент.

Долгое время крупные работодатели выбивали у государства такие необходимые им квоты на дешевую рабочую силу. И выбили. В 2013 году в столице они составили чуть более 207 тысяч человек, в 2014-м – 206 425. Вот только вместо конечных заказчиков квоты совершенно удивительным образом каждый раз расписывались на непонятные фирмы-однодневки, а потом предлагались к перепродаже. Цена одного разрешения на работу по квоте в прошлом году колебалась между 25 и 30 тысячами рублей.

Доказательством этому могут служить следующие цифры – в 2013 году в рамках установленных квот РНР получило лишь 174 тысячи человек, а в 2014-м – всего 136 тысяч мигрантов. Так квоты остались не выбраны, а работодателям стало невыгодно самим легализовывать иностранных рабочих.

Зато вне квот, узким специалистам, можно было получить разрешение на работу всего за 12–15 тысяч рублей. Так большинство таджиков, узбеков и молдаван, став по документам генеральными директорами, инженерами и врачами, на вполне законных основаниях шли работать на стройки, мести дворы и убирать торговые центры.

С патентами тоже происходили удивительные метаморфозы. Дело в том, что по старым правилам иностранец сам был вправе выбирать, на сколько времени его оплачивать – на один, на два или на три месяца. В зависимости от этого увеличивалась и сумма затрат – или 1200 рублей за месяц, или 3600 за квартал. Не трудно догадаться, какой вариант выберет иностранец-мигрант. В 2013 году патент с помесячной оплатой выбрали 180 тысяч человек, а в прошлом – уже 560 тысяч против поквартальной оплаты в 8 и 16 тысяч соответственно. Но и это еще не все.

Единственным подтверждением действия патента является квитанция по его оплате. Каждый мигрант должен иметь ее при себе вместе с патентом. Но, как признаются сами инспектора ФМС, проблема в том, что проверить факт оплаты нет никакой возможности. Единой базы таких платежей просто не существует. А следовательно, бурными темпами вырос рынок поддельных квитанций. Глупо думать, что он просто так исчезнет в новом, 2015 году.

ПАТЕНТ НА ВАС ВСЕХ!

50 километров от Москвы по старому Варшавскому шоссе. Деревня Сахарово. Сразу за ней, с левой стороны от дороги расположился столичный Многофункциональный миграционный центр (ММЦ). Вместе с Надиром Саидовым нас сюда привез специальный автобус от метро «Анино» за 150 рублей. Еще столько же нужно отдать, чтобы вернуться назад. На асфальтированной гигантской площадке стоят сборно-щитовые корпуса, готовые принять в свои объятья любое количество трудовых мигрантов. Вот только сами мигранты почему-то не спешат окунуться в официальный водоворот столичной жизни. Внутри первой секции мы обнаружили всего человек тридцать. На входе сотрудница ММЦ раздает всем желающим список необходимых документов для получения патента нового образца. Здесь же – цены на предоставляемые услуги. Стоим с Надиром, считаем.

1. Услуги ММЦ за оформление патента – 3500 рублей.

2. Цветное фото 3х4 2 штуки – цена не указана, но будем считать, что такая услуга в городе обойдется мигранту в 300 рублей.

3. Паспорт иностранного гражданина – иметь при себе.

4. Миграционная карта иностранного гражданина – выдается при пересечении государственной границы бесплатно.

5. Нотариально заверенный перевод паспорта – 400 рублей.

6. Сертификат о прохождении тестирования иностранного гражданина на знание русского языка, российской истории и законодательства – 500 рублей.

7. Врачебное свидетельство о состоянии здоровья и сертификат об отсутствии ВИЧ – 2300 рублей.

8. Полис Добровольного медицинского страхования – 2800 рублей.

9. Документ о постановке на миграционный учет – должен быть при себе и выдается отделом ФМС по месту регистрации.

10. Оплата за патент – 4000 рублей.

Считаем – 14 100 рублей вместе с расходами на поездку и последующая ежемесячная оплата патента в размере 4 тысяч рублей в течение года. Но и это еще не все. Патентов два вида: один для работы у физического лица, другой – у юридического. Если мигрант хочет обладать сразу двумя патентами, затраты возрастают. А через год всю эту сложную комбинацию нужно повторить снова.

Забегая вперед, скажем, что мы побывали в одном из центров по тестированию на знание русского языка у метро «Кантемировская». Пять человек у входа, еще столько же внутри помещения, находящегося в здании школы. Здесь мы встретили Толиба Сайакрамова, который незадолго до этого успешно прошел тестирование. «Я уже давно живу в России, поэтому для меня это было несложно, – говорит Толиб. – Сам тест очень похож на то, как сдают экзамены на права в ГАИ. Те же 20 вопросов, только для сдачи достаточно правильно ответить не меньше десяти раз». Но если со знаниями Толиба Сайакрамова Москве еще повезло, то что же делать с выходцами из Китая или Вьетнама, которым из русского языка более-менее разборчиво даются только цифры и односложные ответы типа «да» и «нет».

Чтобы ответить на этот вопрос, вернемся в Миграционный центр, к задумавшемуся Надиру Саидову. Прикинув свои потенциальные расходы, он молча побрел к выходу, скомкав по дороге информационный листок и выбросив его в мусорный бак.

Уже на улице Надир скажет: «Я не могу себе позволить такие траты, буду работать нелегально. Поймают так поймают. Что поделаешь?» И побрел в сторону автобусной остановки.

P. S. Все последние годы Федеральная миграционная служба России доказывала свою профпригодность и нужность государству, постоянно закручивая гайки и ужесточая миграционную политику. Но мигрантов от этого меньше не становилось, только во всех диаспорах появлялось больше ушлых дельцов, которые имели знакомства на разных уровнях в ФМС и за деньги помогали решить проблемы своим землякам.

Очередные нововведения, на первый взгляд, должны разрушить коррупционные связи. Мои собеседники из различных подразделений миграционной службы в один голос утверждают, что теперь их окончательно отодвинули от денежных потоков. Теперь основные события будут развиваться вокруг многофункциональных центров, которые открыты в каждом субъекте России. По задумке авторов нововведений, это должно организовать на должном уровне работу с мигрантами, принести в казну дополнительные деньги и лишить коррупционеров криминальных заработков.

Наши же источники в один голос уверяют – теперь гастарбайтеры вообще перестанут регистрироваться и просто перейдут на нелегальное положение. Последние данные статистики только подтверждают эти слова. Если в январе прошлого года патенты в Москве получили более 30 тысяч человек, то за три недели января 2015 года – только 125 мигрантов.

МЕЖДУ ТЕМ

СТРАННОЕ УБИЙСТВО В ЯКУТИИ

5 ноября 2014 года в полицию Республики Саха (Якутия) поступило сообщение: в 30 километрах от села Улахан-Ан Хангаласского района Республики Саха (Якутия) неизвестный мужчина получил смертельное ранение в грудь, отправившись в компании друзей на охоту. Добравшись до места происшествия, следователи и оперативники были немало удивлены, увидев в числе охотников бывшего руководителя якутского УФСБ Симона Анастатова и ряд других высокопоставленных чиновников. Убитым же оказался 43-летний полковник внутренней службы, первый заместитель руководителя Федеральной миграционной службы по городу Москве Николай Азаров. После первичного опроса свидетелей выяснилось, что роковой выстрел был сделан в машине из ружья приехавшего вместе с московским чиновником предпринимателя Армена Закаряна. Оружие было не разряжено и стояло на боевом взводе. При такой постановке вопроса, скажут многие специалисты, человеческих жертв не избежать – это только вопрос времени. Но нас интересует не это.

По рассказам коллег и знакомых с Николаем Азаровым людей, он был по натуре своей активным и неплохим человеком. Любил стихи, занимался спортом, даже создал любительскую хоккейную команду ФМС Москвы. Но особенной его страстью была охота. Правда, этим занятием последние несколько лет он себя практически не баловал. По рассказам близких знакомых, духовник Азарова уговорил его повременить с этим увлечением. Как в воду глядел.

Отношения первого заместителя руководителя ФМС Москвы с церковью длятся уже не первый год. Николай Азаров начинал свой карьерный путь с личной охраны еще патриарха Алексия.

В ФМС, как и большинство сотрудников, пришел еще в начале 2000-х из Министерства внутренних дел. Но только Азарову в жесткой конкурентной борьбе с бывшими коллегами (ФМС всегда было «костью в горле» полиции) удалось стать одним из главных действующих лиц, контролирующих миграционные потоки в столице.

Но вот что удивительно – жесткие заявления и действия Азарова в сфере миграционной политики в столице часто сопровождались скандальными задержаниями его подчиненных в округах. Именно в последние несколько лет в Москве сообщения об аресте тех или иных сотрудников миграционной службы, подозреваемых в коррупции, стали обычным явлением.

Так, например, летом прошлого года в Юго-Восточном округе Москвы были пойманы с поличным начальник отдела ФМС и его заместитель. Один из наших источников на условиях анонимности сообщил, что при обыске оперативники обнаружили в кабинете конверт с деньгами и черную бухгалтерию. Согласно записям в ней, этот отдел собрал за последний перед арестом месяц 28 миллионов рублей. Себе руководитель этого подразделения оставил всего два миллиона. Куда ушли оставшиеся деньги, остается только догадываться.

По сообщениям якутских журналистов, заядлый охотник Николай Азаров приехал в свой отпуск в Якутию по приглашению именно отставного генерала Анастатова. Компанию Азарову в той судьбоносной поездке составлял его давний знакомый Армен Закарян – руководитель столичной фирмы «МСИТИ-Девелопмент». Компания Закаряна является крупным игроком на рынке дорожного хозяйства Москвы. С 1999 года занимается комплексным содержанием объектов дорожного хозяйства в столице России, специализируется на подметании и поливке улиц, вывозе мусора, уборке снега и ремонте дорог. Также известно и об участии «МСИТИ-Девелопмент» в строительстве объектов на территории Москва-сити.

Однако не обходили стороной Закаряна и скандальные истории. На форумах в Интернете бывшие работники «МСИТИ-Девелопмент» в красках рассказывают о манере поведения своего работодателя. Систематическая невыплата зарплат при большом количестве заключенных городских контрактов. Текучка кадров. Но самое главное – сфера, в которой работала компания Армена Закаряна, не обходиться без дешевой рабочей силы, а именно гастарбайтеров. А теперь вопрос, на который уже вряд ли кто-нибудь ответит – только ли дружба связывала высокопоставленного сотрудника ФМС Николая Азарова и предприимчивого, как теперь это принято называть, Армена Закаряна?

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4599/