Посмотрев вчера во французских теленовостях видеосюжеты и почитав сегодня с утра репортажи о вчерашних драках в Париже между таксистами, "частниками" и полицией, а также посмотрев на днях опять же по французскому ТВ документальный сюжет о людях, которые после недавних банковских кризисов сознательно, "по идейным соображениям" отказываются брать кредиты в "ставших ненавистными" банках, придумал вот такую фразу:

L'argent solidaire fait partie de l'ubérisation de l'économie.

На русский язык эту выдуманную фразу переводчики переведут как-то так: "Солидарные деньги являются составной частью уберизации экономики." -- и это не будет абракадабра. Просто сведены воедино два только что появившихся понятия. Ещё пару лет назад их во французском общественном дискурсе не существовало, а сегодня они в своём сочетании выражают почудившуюся мне в увиденном и прочитанном спонтанную попытку простых людей -- "рядовых граждан" -- вернуться от зарвавшегося империализма к старому доброму капитализму, попытку убежать от наступающего, наконец, по всей Европе настоящего, по Оруэллу и Хаксли -- а не наивного по Марксу -- перехода империализма в его следующую логическую -- тоталитарную -- стадию развития.

_________________________________________
Прим. переводчика:

Argent solidaire -- пока ещё почти не регламентируемая система кредитования, при которой люди, задействуя личные связи и знакомства, либо через интернет дают и берут друг у друга деньги взаймы напрямую, в обход существующей сегодня банковской индустрии; иначе говоря -- возвращение к тому времени, когда предприниматели открывали в городке контору, собирали те деньги, что горожане каждый по своим соображениям клали в копилку, и давали эти деньги взаймы другим жителям, которым, наоборот, почему-либо нужны были деньги вперёд и они были готовы заплатить за такое одолжение копеечку, и назывались в то патриархальное время их простые и понятные конторы -- банками. Просто банками. Без всяких определений типа investment или merchant (bank), а всего лишь с добавлением названия их городков или имени банкира: Bank of York, например, или Smith's Bank. А сами банкиры были наиболее уважаемыми среди горожан лицами, поскольку пользовались всеобщим доверием и в обращении с чужими деньгами были скрупулёзно честны и осторожны.

Ubérisation de l'économie -- распространение на другие отрасли экономики тоже пока ещё мало регулируемой системы телефонного (электронного) вызова дешёвого "частника" вместо более дорогого обычного лицензированного такси (по аналогии с названием калифорнийской фирмы UberPOP, запустившей в последние два года эту систему в международных масштабах); иначе говоря -- возвращение к тем пасторальным временам, когда первопроходцы селились на новых землях, каждый сам для себя решали, кто станет поле пахать, кто подковы ковать, кто муку молоть, а кто сапоги тачать, и принимались каждый за своё дело, кто как умел, и с теми подручными средствами, что имели в наличии, не заполнив для этого ни единой официальной бумаги и не спросив ни у кого ни одного разрешения.

P.S. Стоит отметить, что во всех "свободных" и "демократических" странах реакция на эти новшества со стороны властей и заинтересованных предпринимателей (банкиров, таксистов) одинакова: немедленно "запретить", "обложить налогами", "повязать правилами". UberPOP, например, в течение нескольких месяцев уже успели напрочь запретить или приступили к его запрету в таких оплотах свободы и демократии, как города Женева и Берлин, или страны Бельгия и Испания.

Цитирую сразу:

...наказывается лишением свободы до 1 года, штрафом в размере 15 000 евро, лишением водительских прав и конфискацией транспортного средства.

Чтò наказывается?
Частный извоз.
Всё перечисленное выше полагается обычному французскому бомбиле, пойманному с поличным.

Сразу по ассоциации всплывают в памяти знаменитые в прошлом в Западной Европе ремесленные "цеха", когда в городах было строжайше расписано, какой цех какую деталь, например, стула имел право и мог производить (я с этим правилом комплексного производства стульев ознакомился в городе-музее Ден Гамле Бю в датском Орхусе): члены одного цеха могли произхводить только ножки, члены второго -- только сидения, члены третьего -- только собирать их вместе. И не дай Бог какой-нибудь ремесленник вознамерился бы смастерить весь стул от начала до конца сам один! Наказывали в Средние Века в Европе -- то есть воспитывали -- гораздо серьёзнее и, главное, болезненнее, чем нынче...

http://bagaev-alex.livejournal.com/194714.html

http://bagaev-alex.livejournal.com/193972.html