Итак, Франция «удостоилась» полноценного «911», вместо той карикатуры на него, которая была связана с именем злосчастной редакции. Конечно, с американским образцом не сравнить, но Америке вообще свойственна гигантомания, тогда как европейцы привыкли брать культурой, а не масштабом. Франция теперь может развязать себе руки для решительных действий во внутренней и внешней политике. Вспомним, что этому предшествовало.

1. В Европе нарастает фронда против «немецкого орднунга». Немцы пытаются поправить экономическое положение ЕС, навязывая другим странам Европы практически прямое немецкое правление в их национальных экономиках. Это многим не нравится: европейцам хотелось бы сидеть у немцев на шее и постегивать плеточкой. Немцы по наивности думают, что тот, кто кормит Европу, тот и должен ею руководить. «Мы лучше других умеем клепать жестянки на колесах и хотим быть владычицей морскою!» Но весь опыт мировой истории свидетельствует об обратном: кормящие это всегда – бесправные пролетарии, сервы, а правят ими те, кто сами «не жнут и не сеют».

Немцам пора бы уже усвоить опыт истории, избавиться от имперских амбиций и смириться с ролью скромного индустриального придатка Европы, «европейской кузницы» при старых европейских нациях: при господах-французах, господах-итальянцах и т.д. Если Россия (по мнению американцев) - это «зарвавшаяся бензоколонка», то Германия (по внутреннему убеждению старых европейцев) – не более чем «зарвавшаяся автомастерская».

2. Позиции Германии ослабели из-за той авантюры, в которую немцы ввязались на Украине. Милостивое русское позволение воссоединить Германию, особые отношения с Россией, использование России как немецкой энергетической колонии, путинская РФ – как надежнейший немецкий тыл, впервые за столетия исключающий для немцев опасность войны на два фронта – все это, а не только экономика, сделали Германию лидером Евросоюза. Немцы в 90-00-е гг. мирно, без войны получили на Востоке все то, за что они сражались в I и II Мировых войнах.

Но тевтонский разум затуманила мстительная ненависть к русским, и они решили «дожать», добить «русского медведя», «взять реванш за Сталинград». Германия в очередной раз доказала свой мелочный провинциализм, свою неспособность мыслить как Великая Держава. Приведет ли предательство немцев к национальному возрождению России – еще не ясно, но стабильность на своем «восточном фронте» Германия непоправимо разрушила, что не может не сказаться и на ее позициях внутри ЕС.

И вот теперь начнет пробуждаться Франция. Чего она хочет? Очевидно, французам надоела роль ведомого в Евросоюзе и постепенное превращение Германии в «Старшего Брата». Сложился миф о том, что Германия больше всех жертвует ради европейского единства. На самом деле именно Франция – главный политический «донор» ЕС. Германия расплачивается только деньгами, экономикой, тогда как Франция пожертвовала ради Европы своим реальным суверенитетом и державной свободой, своей волей к власти.

Вспомним, что Франция – единственная полноценная Держава в континентальной части ЕС. Франция, в отличие от Германии, входит в Клуб Победителей и не должна согласовывать свою внутреннюю и внешнюю политику с Америкой. Франция – единственная европейская страна, сохранившая свою колониальную империю (французский военно-политический контроль за франкофонными «бывшими» колониями Северной Африки абсолютен и непререкаем).

Франция располагает серьезной боеспособной армией и одним из крупнейших в мире ядерных арсеналов. Франция при де Голле не побоялась бросить прямой вызов США и приостановить свое членство в НАТО. Франция – один из мировых лидеров по развитию высоких технологий. В энергетическом плане Франция, в отличие от Германии, стоит на собственных ногах, из-за мощного развития ядерной энергетики (в то время как Германия, наоборот, закрывает свои атомные станции и откатывается в позапрошлый век).

Наконец, Франция (в отличие от фактически англоязычной Германии), гораздо последовательнее защищает свой культурный суверенитет перед лицом экспансии глобальной англоязычной культуры. И все это реальное собственное могущество Франция принесла на алтарь ЕС при его рождении. Тогда как современная Германия, напротив, выросла за счет проекта ЕС, подпитывалась им и, по сути, является его детищем, а не родителем. Германии после войны позволили возродиться (экономически и политически) именно в контексте строительства Единой Европы.

По-видимому, французы воспользуются удобным моментом, чтобы вернуть себе законное место единственного лидера Европы. Для Франции снова пришло время, когда наглых «бошей» нужно поставить на место. И Франция с этим явно запоздала, - лет на 20. С распадом СССР и крахом коммунизма исчезла та мотивация, которая в конце 40-х гг. заставила Францию смириться с усилением Германии. В этом смысле аншлюс ГДР при Горбачеве был против интересов Франции. Более того, это произошло и вопреки логике развития проекта ЕС. С точки зрения Единой Европы, правильнее было бы включить ГДР в ЕС как отдельное государство. А еще лучше было бы и остальную Германию иметь в составе ЕС «поземельно», а не целиком.

Воссоединение Германии было проамериканской диверсией, ударом в спину Франции и ЕС. Именно с тех пор Германия по-настоящему избавилась от роли «младшего брата» и стала «оттирать» Францию от лидерства в ЕС. Тем самым проект ЕС обречен на финальный крах, а вместе с ним неизбежно рухнет и экономическое процветание Германии. Это, кстати, частично реабилитирует Горбачева: усиление Германии в пику Франции стало тормозом для дальнейшего слияния европейского ядра и заморозило ЕС в формате конфедерации.

Из нынешней «дуалистической конфедерации», «Франко-Германии», полноценную европейскую Империю выстроить не получится. Для полноценной Империи требуется сильное и однозначное национальное ядро. И этим ядром может быть только Франция, как последняя полноценная суверенная Держава континентальной Европы (Британия – особая статья). «Правильный» ЕС должен быть устроен по модели Германской Империи времен Бисмарка, где Франция занимает место Пруссии.

То есть, президент (а лучше – король) Франции автоматически является президентом (а лучше - императором) всей Евроимперии, без всякой ложной «многополярности». Демократию можно разводить только на уровне европарламента. При этом Франция входит в состав ЕС монолитной и сохраняет во всей полноте французский национализм (квалифицируемый отныне как «общеевропейский»), а Германия, Италия, Испания и Польша разделены на суверенные регионы, и национальное самосознание там заменено на региональные идентичности. У такого Евросоюза действительно есть будущее.

Главным препятствием к правильному переустройству ЕС являются немецкие амбиции. После воссоединения Германии, немцы потеряли стимул и желание «подкладываться» под Францию ради единства Европы. При этом немцы не дураки, и сами прекрасно понимают обреченность «дуалистичного» Евросоюза. Немецкая агрессия на Украине, это очевидно, нечто большее, чем стратегическая ошибка или проявление простой мстительности. За этим, возможно, стоит принципиальная смена проекта. Усилившаяся Германия хочет «вытолкнуть» из проекта Францию или вообще основать новую Германскую Империю, включив в нее Центральную, Восточную и Южную Европу.

Россия при этом уничтожается превентивно, как потенциальный антигерманский союзник Франции. И наоборот, Евроимперия с центром в Париже (при разумной политике с обеих сторон) может позволить себе терпимость к сохранению относительно сильной и самостоятельной России (как показал пример сотрудничества Наполеона с Павлом и Александром). Однако перенесение центра Европы в Берлин делает ослабление и расчленение России первейшей задачей. Немецкие реваншисты решили уничтожить Россию, воспользовавшись своим влиянием в ЕС, а потом – уничтожат ЕС, чтобы построить на его месте новый Германский Рейх.

Французы, очевидно, разгадали немецкую игру и хотят вмешаться в нее в момент, когда Германия наиболее уязвима. Идеальным решением для Франции сейчас было бы возобновление старинного франко-русского союза, совместное завоевание и расчленение Германии. Для русских тоже пришла пора исправить вопиющую ошибку Александра II, которая стоила России десятков миллионов жизней. Как оказалось, милосердие, проявленное к немцам после войны, тоже оказалось ошибочной стратегией. «Сколько волка не корми, он в лес смотрит». Немцы снова убивают и калечат русских детей, путь и чужими руками.

События на Украине сейчас многие пытаются вывернуть в сторону антиамериканизма, и это по-человечески понятно. Но без активного участия немцев Америка была бы бессильна. При этом у Америки, в отличие от Германии, нет исторической вины перед русским народом. Америка не принимала благодеяний от русского народа. Думаю, что итогом всей этой истории будет «окончательное решение немецкого вопроса» в русской душе. Все, немцы, вы доигрались. Достали. Терпение лопнуло.

С русской точки зрения Германия больше не имеет права на существование как страна, а немцы не имеют права на существование в качестве нации. Если у русских когда-либо снова появится возможность проявить свою власть на Германией, то итогом будут 10 немецких «украин», каждая из которых говорит на своем особом «украинском» языке и периодически воюет с соседями. За употребление хохдойча и положительные высказывания о былом немецком единстве «немецких украинцев» будут предавать мучительной смертной казни.

Понятно, что политические условности нынешней эпохи препятствуют простому и немудреному воплощению этих обоюдных русско-французских чаяний (хотя физически такая возможность у двух ядерных держав имеется). К тому же, приходится учитывать британское и американское вмешательство. При демонтаже Германии Франция и Россия будут вынуждены формально дистанцироваться друг от друга, разыгрывая роли доброго и злого следователей. При этом Франция, по необходимости играя роль «доброго следователя», на деле заинтересована в гораздо более радикальном «дерибане» немецкого единства, чем Россия, более заинтересованная в европейском равновесии.

http://kornev.livejournal.com/470679.html