«Открытая Эстония» взялась исследовать распространение «реакционного консерватизма» в Европе и не заметила поляков. Основанный американским миллиардером Джорджем Соросом Фонд открытой Эстонии выпустил сборник докладов про тлетворное идеологическое влияние России на Европу. В составлении документа участвовал целый коллектив авторов и такие организации, как латвийский Центр восточноевропейских политических исследований (CEPS) и филиал соросовского фонда «Открытое общество» в Литве.

От «Йоббика» до князя

Феномен российской пропаганды и российской «мягкой силы» давно стал объектом пристальных исследований евроатлантического сообщества. Даже самые маргинальные издания с микроскопической аудиторией и местечковые порталы, изобилующие теориями заговора, попадают в западные научные работы, если выясняется, что они так или иначе поддерживают Россию. Про внимание, оказываемое вездесущим «кремлёвским интернет-троллям», давно ставшим притчей во языцех, и вспоминать не стоит. В Риге троллей вполне профессионально препарирует целый центр НАТО.

В том же ключе авторы доклада рассматривают угрозы российского влияния в странах ЕС. Они описывают, как Россия окутала континент паутиной из политических сил, медиа, НКО и отдельных экспертов, служащих проводниками её ценностей. Список агентов влияния широк и разнообразен: от венгерской крайне правой партии «Йоббик» до проживающего во Франции потомка белоэмигрантов князя Александра Трубецкого. Все они, как подчёркивают авторы, являются инструментами «российского идеологического натиска», транслируя «реакционные», регрессивные, антиевропейские и антиамериканские консервативные взгляды.

Подобно многим схожим работам атлантистов, демонизируя Кремль, сборник абсолютизирует влияние России на европейских правых. Рост симпатии к правым, евроскептикам и прочим силам, выступающим против брюссельского истеблишмента, связан далеко не только с желаниями России. Причин европейской «реакции» много: недовольство неэффективной и безрезультатной политикой санкций, от которой страдают все стороны, тлеющий протест против громоздкой евробюрократии, борьба за сужающийся суверенитет отдельных членов ЕС, страхи перед тщетностью усилий европейских лидеров по разрешению проблемы беженцев, общая атмосфера недоверия и вражды.

Роль России здесь в том, что опирающиеся на традиции правые видят в Путине сильного лидера и ориентир, даже если они не соглашаются с его конкретными решениями.

Для записи в «агенты Кремля» достаточно того, чтобы человек или, к примеру, газета выступала за отказ от санкций, потому что они наносят ощутимый ущерб самой Европе, либо рассуждала о том, что сейчас просто не время конфликтовать с Россией, учитывая напряжённую обстановку на Ближнем Востоке и в Европе. Совершенно аналогичным образом ситуация обстоит с крайними леваками вроде греческой «Сиризы» или немецкой Левой партии.

Озабоченность российским влиянием будет только расти по мере успехов партий, бросающих открытый вызов Брюсселю. Такая тенденция уже прослеживается. 24 апреля первый тур в борьбе за пост президента Австрии выиграл Норберт Хофер (набрал 35% голосов) из Австрийской партии Свободы (FPÖ). Партия имеет долгую историю конфронтации с руководством Евросоюза, авторы сборника включают её в список проводников российской повестки дня. В тот же день, 24 апреля, сербы выбирали парламент.

Популярность проевропейской власти упала, в Народную скупщину прошли пророссийские националистические Сербская радикальная партия недавно оправданного в Гааге Воислава Шешеля и альянс Сербской демократической партии и движения «Двери», чьи лидеры признали Крым российским и успели посетить полуостров. Много шума в прошлом году наделала перспектива победы Национального фронта на региональных выборах во Франции. А 5 марта впервые в истории Словакии 14 депутатских мандатов получили представители ультраправой партии «Народная партия – Наша Словакия». Теперь авторы сборника предлагают включить Словакию в перечень стран, где стоит искать «российский след».

Кардиналы за Путина

Влияние России также сильно в Западной Европе. Хотя лидеры РПЦ и Ватикана на протяжении многих веков отказывались встречаться, Франсиско Малавасси относит католические Италию и Испанию к группе риска по восприимчивости к российской консервативной пропаганде. Мари Мендра и Ален Гиймоль из парижского Института политических исследований констатируют глубокий раскол французского общества. «Евроскептицизм в сочетании с антиамериканизмом теперь является главенствующим взглядом во французской политической элите». Они отмечают, что французская публика не отличается большой любовью к Путину и его политике на Украине, но наплыв беженцев и теракты в Париже заставляют взглянуть на ситуацию шире.

Так, если в октябре 2015 года президент Франсуа Олланд не горел желанием присоединиться к российской операции в Сирии, то после нападения террористов на французскую столицу начал выступать за создание широкой коалиции с Россией. Общественное мнение также не демонстрирует радикализма в отношении к Кремлю. «Опросы показывают, что Путина не любят, но французский народ выступает за экономическое сотрудничество с Россией из соображений безопасности, – пишут Мендра и Гиймоль. – Российская политика коммуникаций, вероятно, успешна в том, что ей удаётся достучаться до большинства французов, которые не хотят открывать страну для беженцев».

Авторы отмечают, что французская католическая церковь на ура воспринимает не только консервативную линию Кремля, но и «путинизм» как таковой.

Это выражается в хвалебных статьях о Путине практически во всех католических изданиях. Ещё большую тревогу вызывает другое: «Во французской армии значительное число офицеров открыто высказывает поддержку российской политике. Они симпатизируют и иногда даже восхищаются Путиным». Авторы добавляют, что высокопоставленные офицеры в отставке одобряют интервенцию России в Сирии и относятся «с пониманием» к российским действиям на Украине. В заключении доклада делается вывод, что инициативы ЕС по контрпропаганде, о которых было громогласно заявлено в 2014–2015 годах, попросту не работают и информационное поле никак не меняют.

Забыли Польшу?

Усилия структур господина Сороса и иже с ним отлично описываются поговоркой «в чужом глазу соринку видят, в своём бревно не замечают». Большое «бревно» – это Польша, с недавних пор политический бастион европейского «реакционного» консерватизма. По решительному отстаиванию правых ценностей ведомая партией «Право и справедливость» Польша Качиньского переплюнула прежний консервативный оплот Европы – Венгрию Орбана.

Из-за войны с Конституционным судом и серии спорных законов европейские коллеги обвиняют Польшу в стремительном скатывании в авторитаризм и попрании евростандартов. Варшава получает и прямые обвинения в «путинизме» то от оппозиции, то от сторонних наблюдателей вроде главы Европарламента Мартина Шульца и бывшего президента США Билла Клинтона. «Право и справедливость» известны сильной опорой на католическую традицию, интересы партии транслирует «Радио Мария», а непререкаемым моральным авторитетом её руководства служит папа римский Иоанн Павел II.

Лидер «ПиС» Качиньский считает Виктора Орбана своим другом, наставником и примером для подражания, однако атлантисты не видят в Польше «ПиС» угрозы для европейских ценностей, в отличие от Венгрии, которая по некоторым вопросам солидаризируется с Россией. Это справедливо и для социального консерватизма, главным проповедником которого считается Россия. Так, авторы подробно разбирают связь России с европейскими противниками абортов. Но именно в Польше с приходом к власти «ПиС» бушует дискуссия о серьёзном ограничении либо полном запрете абортов. Запрет абортов безо всяких подсказок Кремля поддержала премьер-министр Беата Шидло.

Игнорирование Польши свидетельствует о том, что аналитике от Сороса союзы важнее ценностей.

Атлантисты делят правых на «полезных» и «вредных». Поддерживающие линию России правые объявляются её агентами, которым всеми силами необходимо противостоять. «Полезные» правые, такие как новая польская власть, проповедуют сдерживание России, поэтому, пока они остаются верными этой цели, их борьба за традиции никого не волнует.

http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/200516-fond-sorosa/