Что-то в последнее время меня завалили вопросами про то, как спастись от кризиса, вкладываться ли в валюту, какой банк надежнее и т.д. Ребята, я вам чо, финансовый аналитик, что ли? Я такой же обыватель, как и вы. Самое большее, что я могу сделать – поделиться личным опытом в деле спасения дензнаков от инфляций-девальваций-кризисов.

Но сначала политинформация общего характера. В марте по тырнетам прокатилась волна истерического оптимизма. Мне всю личку и стену в VK засрали ссылками на какой-то Бломберг, который якобы написал, что «экономическая команда Путина творит чудеса», «влияние санкций стран запада на Россию практически не ощущается» и что «впервые с июля 2014 г. золотовалютные резервы РФ растут».

Наконец, тролли меня з***али добились своего, и я прочитал текст по ссылке. Нет, я не читаю вольные интерпретации кремлевских пропагандонов, я предпочитаю оригинал. Так вот, в оригинале статья называется Putin's Economic Team Plays Houdini, что я бы перевел как «Путинская экономическая команда играет, как Гудини». Гарри Гудини – известный фокусник, который вовсе не чудеса творил, а виртуозно обманывал зрителя.  Согласитесь, разница между чудотворцем и обманщиком велика. По сути Bloomberg назвал наше правительство ловким обманщиком, с чем я не согласен: обмануть власть может лишь тех, кто сам обманываться рад.

Ну, возьмем, например, «рост золотовалютных резервов России». Открываем статистику ЦБ РФ и наблюдаем следующую картину:

январь – ЗВР сократились на $9 млрд;

февраль – ЗВР сократились на $16 млрд;

март – ЗВР сократились на $4 млрд;

Где рост? Я в упор его не замечаю. Да, в какие-то дни запасы «увеличивались». Пишу в кавычках, потому что евро чуток подрос по отношению к доллару, и таким образом валютные запасы, номинируемые в долларах, увеличились на 1,2 млрд, как пишет Bloomberg. Это и есть один из фокусов в духе Гудини, с помощью которых «экономическая команда Путина творит чудеса».  Но кремлепропаганда цитирует статью очень выборочно, и этого «эксперты» не заметили. Как «не заметили» они и главного посыла статьи: никакие фокусы не помогут Кремлю избежать краха. Так, автор статьи Leonid Bershidsky приводит оценку экономического эксперта Андерса Аслунда: «Россия второй год теряет более $ 10 млрд в месяц, что означает, что реальный фондовый кризис разразится в третьем квартале». Бершадский лишь осторожно предполагает, что этого, возможно, не случится в указанный срок, если цены на нефть пойдут вверх.

От себя замечу: иранский фактор явно играет  против позитивного сценария на нефтяных рынках, а фактор йеменский, который подтолкнул нефтяные котировки вверх на прошлой неделе, не обещает быть долгосрочным. Хотя, конечно, война – дело непредсказуемое.

Пессимистично настроены и эксперты Bloomberg, которые в среднем прогнозируют спад экономики РФ на 4%. Далее Бершацкий совершенно безжалостно опускает РФ, говоря, что для такой большой страны как-то несерьезно иметь экономику, для которой наиболее значимыми являются внешние факторы, как то война в Йемене (и на Украине), состояние госдолга США и мировые нефтяные цены. Нефтезависимость – это приговор для России.

А когда Бершацкий начал хвалить Путина, я просто рыдал от смеха: он похвалил его за то, что тот… сохранил открытость экономики России. Ну, правильно, всякий раз, когда экономика России «открывалась», все неизбежно заканчивалось крахом. В прошлом веке случилось две глобальных экономических катастрофы, вызванных открытостью – в начале столетия, в результате чего распалась Российская империя, и в конце 80-х, что привело к кончине СССР. И вот теперь американский журналист говорит: «Гуд, Вольдемар, гуд, давай еще больше открытости!» И тупорогие кремлевские пропагандоны принимают такую похвалу за чистую монету. Я в а-уе.

Открытость экономики для сильной страны означает, что капиталы стремятся туда со всего мира. Открытость для слабой страны означает только одно – капиталы оттуда бегут, что делает ее еще более слабой. Вот вам конкретная иллюстрация этого закона: в прошлом году отток капитала из РФ составил рекордные для постсовковых лет $157 млрд.

Открытость экономики означает, что иметь суверенную финансовую систему слабая страна не может по определению. Да, пропаганда пускает пыль в глаза про то, что рубль скоро станет мировой валютой, что Россия отказывается от доллара в международной торговле и т.д. Это наглое и феерически тупое вранье. Даже внутри ЕАЭС предпочтение отдается расчету в долларах и евро, даже «братская» Белоруссия торгует с РФ за СКВ. Китай с удовольствием готов номинировать сделки с резидентами РФ в юанях, но при попытке впарить им рубли китайцы вежливо отказываются: мол, рубль недостаточно надежная валюта, если она может в течение недели «просесть» на 20%. Соответственно, если контракт подписывается на год, то смысла номинировать сделку в рублях нет ни малейшего. Иначе придется каждую неделю контракт корректировать.

В общем, рубль в международных расчетах  - это примерно как мое личное знакомство с английской королевой: лично я ее знаю, а она меня – нет. Россия готова покупать за границей что-нибудь за рубли, но рубли там нафиг никому не нужны.  Уже лет пять пропаганда муслякает баян про то, что вот РФ вот-вот начнет торговать нефтью за рубли, и тады рубль уделает доллар. Этого не произойдет никогда.

Объясню почему: с 1991 г. в РФ официально действует режим внешнего валютного управления (Currency board). В узком смысле это режим денежно-кредитной политики, при которой монетарные власти обязаны поддерживать фиксированный обменный курс национальной валюты к иностранной. Но по сути Currency board означает то, что национальная валюта обеспечивается исключительно запасами валюты иностранной. Таким образом страна не может получать эмиссионный доход, то есть доход от выпуска денег.

Как получается эмиссионный доход: если экономика растет и количество товаров и услуг на рынке возросло на 100 миллиардов рублей, то правительство может напечатать эти 100 миллиардов рублей и потратить их на свое усмотрение – поднять зарплату бюджетникам, инвестировать в крупные инфраструктурные проекты или олимпиаду провести. Это ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ДОХОД по отношению к налоговым поступлениям. Поэтому в принципе страна, обладающая финансовым суверенитетом может снизить налоги (что подстегивает рост экономики), восполнив выпадающие доходы за счет эмиссии. Если экономика растет, то инфляции это не вызывает.

Если же экономика падает, а вместе с ней и налоговые поступления, то тут у правительства есть выбор: либо включить печатный станок для сохранения и даже наращивания бюджетных расходов, заплатив за это инфляцией, либо сократить расходы бюджета и утилизировать часть денежной массы для сохранения стабильного курса денежной единицы. Я не буду говорить, что правильнее. В одном случае лучше одно, в ином – другое. Суть в том, что если у страны суверенная финансовая система, то вопрос эмиссии решается сувереном – государством.

А вот в колониальном бантустане, коим является Эрэфия, у суверена нет никаких прав, зато есть обязанности – обеспечивать обмен рубля на валюту. Печатный станок включается не тогда, когда в возникает необходимость увеличения расходов бюджета и не тогда, когда у экономики возникает потребность в ликвидности, а лишь тогда, когда у экспортеров увеличивается поток валютной выручки, которую нужно обменять на рубли. В результате происходит всплеск инфляции. Что делает государство? Правильно, оно утилизирует рублевую массу. То есть схема такая: напечатали рубли, обменяли их на доллары, доллары отдали казначейству США, получив взамен долговые расписки, потом собрали налоги и вместо того, чтобы потратить эти доходы казны на зарплаты бюджетникам и инфраструктурные проекты ИХ УТИЛИЗИРОВАЛИ, то есть уничтожили. И все это лишь ради того, чтобы не случилось инфляции.  Кто получил в этом случае эмиссионный доход? Нет, не эмитент рублей, а эмитент долларов.

Режим Currency board означает, что только лишь для предотвращения финансового краха страна вынуждена сжигать в топке валютных интервенций сотни миллиардов долларов, которые предварительно надо выменять на что-то ценное, например на нефть и газ. Если страна обладает суверенной финансовой системой, курс национальной валюты к тому же доллару определяется административно. Вот, например ЦК КПК Китая постановил: один доллар стоит шесть юаней, и ниипет. А захотят завтра – курс будет один к одному или 10 к одному. Все зависит от того, что выгоднее Китаю – сильный юань или слабый. Пока что Китаю выгоден стабильный юань. Не, он конечно колеблется +\-2%, но это такие незначительные колебания, на которых даже спекулятивный гешефт не сделаешь.

То ли дело с рублем: купил миллион долларов, через неделю «ушел в рубль», еще через пяток дней вернулся в доллар и «зафиксировал прибыль» в $200 тысяч. А чо ты делал – пахал, сталь варил, софт разрабатывал, нефть добывал? Нет, всего лишь кнопки на компьютере понажимал нужным пальцем в нужное время.  Но если у спекулянта прибавилось $200 тысяч, то у кого-то их убавилось, верно? И вы уже поняли, у кого их убавилось, и кому выгоден режим внешнего валютного управления. Правильно – внешним управляющим. Они и получают профит из воздуха, всего лишь играя на ослабление или усиление национальных валют, зависимых от данного эмитента.

Россия не может напечатать доллары, чтобы укрепить рубль, а вот управляющие ФРС США теоретически могут создать триллионы долларов, просто нажав несколько клавиш на компьютере, потом атаковать с помощью этой неибической долларовой массы валюту любой страны мира с «открытой» экономикой, не обладающей финансовым суверенитетом, уронить ее в пол, «зафиксировать прибыль», после чего эта виртуальная долларовая масса утилизируется путем нажатия клавиш на клавиатуре. В результате мы имеем неизменную долларовую массу, разоренную экономику целой страны, население которой в момент стало нищим, и кучку сверхбогатеев, которые стали еще богаче.

Принцип я показал очень утрированно, но верно. Теперь вам ясно, почему торговать нефтью и газом за рубли РФ не сможет никогда? Если не ясно, пишу предельно доступно: рубль, не обеспеченный валютой, не стоит ничего и становится никому не нужен. К тому же, если сейчас при снижении стоимости нефти вдвое рубль вдвое обесценивается и в результате бюджет номинально ничего не теряет, то что будет, если цена барреля будет номинироваться в рублях: снизились цены на нефть в долларах вдвое – упадут они на столько же и в рублях. В результате бюджет потеряет четверть доходов, а заткнуть ее с помощью эмиссии не удастся, потому что в данных условиях эмиссия вызовет всплеск инфляции.

Итак, констатируем принципиальную вещь: финансовая стабильность в России базируется на запасах иностранной валюты. Есть запасы – стабильность не гарантирована, но возможна. Нет запасов – финансовый крах неизбежен. Это так же верно, как смертельная зависимость царской России в правление Николашки Кровавого от золотых кредитов. Дебилы до сих пор воспевают «золотой» николаевский  рубль, как самую стабильную мировую валюту того времени. На самом деле рубль был не золотым, а самым обычным бумажным, но обеспечивался золотом, которое свободно обменивалось на эту бумагу. Поэтому золото из России, где илитка решила поиграть в «открытую экономику», постоянно утекало за рубеж. И царское правительство постоянно стояло с протянутой рукой, выпрашивая у банкиров Парижа и Лондона золото на все более кабальных условиях. В результате это золото снова оказывалось у банкиров, а Россия погрязала в долгах. Закончилось это все революцией 1917 г.

Сейчас роль золота играют золотовалютные резервы РФ, где золота – порядка 10-15% (и то не факт, что это золото физически находится в России). Состояние ЗВР – единственный объективный барометр финансовой жизнеспособности страны. Снова смотрим статистику ЦБ: если ЗВР будут усыхать с той же скоростью, что сейчас, то п***ец наступит примерно через 2,5 года. Вырастут нефтяные цены – увеличится приток валюты, крах будет отложен. Если возникнут внешние или внутренние неблагоприятные фаткоры, бегство капитала из РФ приобретет панический характер и ЗВР могут «сгореть» за месяц.

Хомячки сейчас ликуют: доллар опустился до 52.50 рублей. Опустить его можно хоть до 20 рублей – для этого ЦБ должен выбрасывать на рынок по миллиарду зеленых в день, а то и по два. Но тогда ЗВР иссякнут в течение года. А, вообще, в марте-апреле доллар всегда проседает, потому что это время налоговых выплат, и экспортеры скидывают валюту, чтобы приобрести рубли. Так что особо радоваться я бы не стал.

Вот если нефтяная халява ($100 за бочку) вернется, то теоретически лафа может длиться вечно (но это только теоретически, в реальной жизни чудес не бывает). Таким образом в условиях надвигающегося кризиса (который еще толком не начался) для нас, простых обывателей, важнейшим вопросом является такой: как не потерять деньги. Ну, если вы их не имеете, и занимаете у бабушки с пенсии тысчонку до получки, то вы счастливый человек – у вас нет проблемы, как сохранить то, чего нет.

Но у кого-то, например, зарплата большая. Большая – это свыше 120-150 тыс. в месяц. Или пусть даже зарплата и маленькая, но вы копите на новый мопед. И пока копите, не хотите потерять нажитое непосильным трудом.

http://kungurov.livejournal.com/111943.html