Европу обрушит Франция

Угроза краха евро на сегодняшний день уменьшилась, но приведение в порядок единой валюты означает ряд безрадостных лет. Необходимость реформ и сокращения бюджета больше всего давит на Грецию, Португалию, Испанию и Италию, где на этой неделе проходили массовые забастовки и столкновения с полицией. Теперь на горизонте замаячила еще большая проблема, перед которой может померкнуть любая из всех предыдущих, а название этой проблемы — Франция.

Эта страна находилась в ядре еврозоны с момента образования Европейского союза. Президент Франсуа Миттеран ратовал за единую валюту, надеясь с ее помощью укрепить французское влияние в ЕС. В противном случае, Франция могла бы попасть под контроль объединенной Германии. От перехода на евро Франция выиграла: она занимает деньги по рекордно низким процентным ставкам, избежав при этом неприятностей, характерных для средиземноморского региона. Однако в контексте кризиса евро, еще до майской победы на выборах Франсуа Олланда — первого президента-социалиста со времен Миттерана, Франция все же уступила Германии лидерство. С тех пор экономика Франции продолжает слабеть.

Как объясняется в нашем специальном исследовании, Франция по-прежнему сильна, однако кризис евро обнажил ее слабые стороны. В течение многих лет она проигрывала конкуренцию Германии, а после того как Германия сократила расходы и прошла через крупные реформы, эта тенденция усилилась. Не имея возможности провести девальвацию валюты, Франция прибегла к увеличению государственных расходов и долга. В то время как другие страны ЕС сдерживали свои аппетиты, государственные расходы Франции «съели» 57% ВВП, что является самым высоким показателем в еврозоне. Поскольку страна с 1981 года не имеет единого бюджета, государственный долг вырос с 22% ВВП в 1981 году до более чем 90% в настоящее время.

Деловой климат во Франции также ухудшился. Французские компании стеснены сверхжесткими нормами регулирования рынка труда, товаров и услуг, обременены исключительно высокими налогами и самыми высокими в еврозоне социальными отчислениями из заработной платы. Неудивительно, что новые компании появляются редко. Во Франции, по сравнению с Германией, Италией или Великобританией, меньше малых и средних предприятий, которые в современном мире являются очагами роста количества рабочих мест. Экономика испытывает стагнацию и уже в этом квартале может перейти в рецессию, а в следующем году будет слегка расти. Уровень безработицы уже превысил 10%, а среди молодежи - свыше 25%. Платежный баланс по текущим операциям, который в 1999 году имел небольшое активное сальдо, теперь имеет самый большой дефицит в еврозоне. В общем, слишком много французских компаний неконкурентоспособны, а правительство со своим раздутым госаппаратом живет не по средствам.

Олланд в тупике

Если бы мистеру Олланду достало смелости и решительности, он смог бы сейчас провести реформы во Франции. Его партия стоит у кормила власти, как в законодательном органе, так и почти во всех регионах. Левым должно быть легче, чем правым, убедить профсоюзы в необходимости перемен. Оланд, признавая, что Франции не хватает конкурентоспособности, недавно пообещал предпринять ряд мер, рекомендованных в новом докладе бизнесмена Луи Галуа, в числе которых снижение бремени социальных расходов на компании. Президент хочет сделать рынок труда более гибким. На этой неделе он даже упомянул о чрезмерных размерах госаппарата, пообещав «улучшения при меньших затратах».

Тем не менее кажется, что на фоне тяжелых экономических проблем Франции Олланду все еще не хватает решительности. Почему бизнес должен верить ему, если он уже протолкнул целый ряд левацких мер: установление высшей ставки подоходного налога в размере 75%, увеличение налога на компании, имущество, доход с капитала и дивиденды, а так же повышение минимальной заработной платы и частичный отказ от повышения пенсионного возраста, который уже прошёл предварительное утверждение. Неудивительно, что так много потенциальных предпринимателей собирается уезжать из страны.

Европейские страны, которые предприняли серьезные реформы, имели возможность сделать это, поскольку их правительства глубоко чувствовали приближение кризиса, избиратели считали, что другого нет выхода, а политические лидеры твердо верили в неизбежность изменений. В случае с Олландом и Францией это не так. Во время избирательной кампании Олланд, едва упомянув о необходимости реформ, отвечающих интересам бизнеса, обратил свою риторику на завершение мер жесткой экономии. Социалистическая партия, которую он возглавляет, не отвечает сегодняшнему дню и враждебно относится к капитализму: рейтинг поддержки президента резко упал, как только тот начал предупреждать о неконкурентоспособности Франции. Хуже того, Франция пытается «поймать двух зайцев». Все страны еврозоны предпринимают структурные реформы, которые, в основном, проводятся в большем масштабе и быстрее, чем во Франции. МВФ недавно предупредил, что Франция рискует остаться позади Италии и Испании.

На карту поставлено не только будущее Франции, но и будущее евро. Олланд вежливо упрекает Ангелу Меркель за слишком жесткое продавливание мер строгой экономии, но когда речь идет о политической интеграции, необходимой для решения кризиса евро, он прячет голову в песок. В Евросоюзе необходимо повысить контроль над национальной экономической политикой. Франция неохотно ратифицировала недавнее бюджетное соглашение, которое дает Брюсселю дополнительные бюджетные полномочия. Однако ни элита страны, ни избиратели еще не готовы поступиться своим суверенитетом, так же они не готовы и к глубоким структурным реформам. В то время как большинство стран обсуждает, от какой части суверенитета им придется отказаться, Франция решительно избегает любых дискуссий о будущем Европы. В 2005 году, когда избиратели отвергли конституционный договор Евросоюза, авторитет Олланда сильно пострадал, а его партия разделилась на две фракции. Повторение этого сценария может погрузить единую валюту в хаос.

Слишком большой, чтобы не справится?

Наш недавний специальный доклад о крупной европейской стране (от июня 2011 года) повествовал, в основном, о провале реформ в Италии под руководством Сильвио Берлускони, однако к концу года он оставил свой пост, и начались изменения. До сих пор инвесторы были снисходительны к Франции и, действительно, долгосрочные ставки слегка упали. Но рано или поздно сантим упадет. Долго игнорировать экономику невозможно.

Если только Олланд не покажет, что он действительно ратует за изменения того пути, по которому последние 30 лет шла его страна, Франция потеряет не только доверие инвесторов, но и Германии. Несколько стран еврозоны уже заметили, что настроения на рынках могут быстро меняться. Кризис может ударить уже в начале следующего года. Предыдущие неприятности с европейской валютой часто начинались где-то в другом месте и с поглощением Францией, завершались. И на этот раз, скорее Франция, чем Италия и Испания, может стать страной, где будет решена судьба евро. Правда, у Олланда не так уж много времени, чтобы обезвредить бомбу замедленного действия в самом сердце Европы.

http://inoforum.ru/inostrannaya_pressa/bomba_zamedlennogo_dejstviya_v_serdce_evropy/

Опубликовано 04 Янв 2017 в 18:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.