В среду, 25 февраля, Еврокомиссия (ЕК) опубликовала первый официальный документ, в котором описаны конкретные меры по созданию Европейского энергетического союза. Новая концепция не только не потеряла откровенно антироссийской направленности, но и опирается на реалистичные и опасные для РФ идеи.

Вот как выглядят основные пункты документа:

– ЕК хочет получить значительную часть суверенных полномочий государств ЕС для проведения внешней энергополитики союза. «Когда ЕС обсуждает соглашения со странами, которые важны с точки зрения безопасности энергопоставок, Еврокомиссия намерена в приоритетном порядке обсуждать вопросы доступа к ресурсам», – говорится в документе.

– По мнению ЕК, союзу нужно добиться стратегического сотрудничества с Алжиром, Турцией, Азербайджаном, Туркменией и странами Ближнего Востока. Вице-президент ЕК по энергосоюзу Марош Шефчович заявил даже, что в будущем надеется на поставки газа из Ирана, который сейчас находится под санкциями, в том числе европейскими. А трехсторонний меморандум по строительству Транскаспийского газопровода между Туркменией и Азербайджаном (с дальнейшим экспортом в Европу) ЕК собирается подписать уже в 2015 году.

– Россия – нынешний крупнейший поставщик нефтепродуктов и газа и один из крупнейших поставщиков угля и ядерного топлива в Европу — в число стратегических партнеров не вошла. «ЕС рассмотрит переформатирование энергетических отношений с Россией, когда сложатся подходящие условия», – это единственное место в документе, где упоминается РФ.

– ЕК собирается на самой ранней стадии получать информацию о готовящихся межправительственных соглашениях в сфере энергетики между государствами ЕС и третьими странами. Сейчас ЕК получает копии таких соглашений только после их подписания. Комиссия хочет участвовать в переговорах и влиять на содержание соглашений.

– ЕК предлагает изменить европейское законодательство (Security of Gas Supply Regulation от 2010 года), чтобы заставить газовые компании публиковать существенные условия контрактов на закупку газа. По словам Шефчовича, следует сделать прозрачными цены, объемы и условия поставки.

– ЕК, кроме того, намерена ускорить внедрение Третьего энергопакета и увеличить полномочия ACER – совместного агентства европейских энергетических регуляторов. Пока внутри ЕС энергетика в основном регулируется на местном уровне, а ACER выполняет рекомендательные функции.

Если эти идеи будут реализованы, они поставят под угрозу всю схему поставок российского газа в ЕС. Сейчас долгосрочные зарубежные контракты российских компаний по поставкам нефти и газа подтверждаются межправительственными соглашениями. Если ЕК сможет влиять на содержание соглашений и контрактов, она получит инструмент для давления на импортеров. Например, сможет вынудить «Газпром» согласиться на определенный уровень цен и условия поставки (возможность виртуального реверса газа, спотовое ценообразование и другое).

Россия - Европа - ресурсы

В полном размере: Европа - доставка газа

Насколько реально опасен Европейский энергетический союз для России, сможет ли ЕС в перспективе обходиться без российской нефти и газа?

– Европейцы, конечно, хотели бы избавиться от зависимости от российского газа, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Поставки «Газпрома» составляют 30% европейского газового рынка, а сам российский концерн – крупнейший поставщик газа в ЕС. Но потеснить «Газпром» не получается – альтернативные поставщики по разным причинам не увеличивают поставки. У одних, как у Алжира, растет собственное потребление. Другие, как Катар, все больше газа начинают поставлять в Азию, потому что цены на азиатских рынках выше. И, как ни крути, Европе снова приходится покупать газ у России.

«СП»: – Что европейцы задумали на этот раз?

– В Европе давно идет борьба за полномочия между национальными правительствами и Еврокомиссией, которая представляет интересы всего ЕС. Сейчас за международные нефтегазовые контракты отвечают правительства стран, которые входят в состав Евросоюза. ЕК давно пытается переключить эти права на себя, чтобы стать монопольным покупателем газа и диктовать условия поставщикам.

Европейские правительства не особенно хотят эти права уступать, но поскольку ЕК обладает полным правом регулировать газовый рынок на территории ЕС, комиссия последовательно и небезуспешно давит на национальных игроков.

То, что ЕК предлагает сейчас – очередной шаг в этом направлении. Теперь Еврокомиссия хочет влезать во все контракты между коммерческими компаниями и проверять эти контракты на соответствие своим требованиям.

Европа - ресурсы

Я так понимаю, что ЕК хочет идти в направлении выравнивания цен для всех потребителей в Евросоюзе. Но остается открытым вопрос: по какому уровню эти цены равнять? Сейчас самые выгодные цены на газ у Германии. Это обусловлено тем, что ФРГ покупает наибольший объем российского газа и дает «Газпрому» возможность продавать газ конечному потребителю.

Другие европейские страны, – которые покупают мало газа, и не дают «Газпрому» работать с конечными потребителями на рынках своих стран, – имеют более высокую цену на голубое топливо.

Непонятно, будет ли ЕК выравнивать цены по среднему показателю, или попытается опустить цену газа для всех европейцев до уровня Германии? Соответственно, непонятно, должны ли от этого выиграть все, кроме России, или вместе с Россией должна пострадать еще и ФРГ?

«СП»: – То есть, Еврокомиссия будет пересматривать уже заключенные контракты?

– Совершенно верно. То, что сейчас предлагает ЕК, означает, что еврокомиссары влезут во все контракты, даже заключенные десятилетия назад, и начнут что-то в них менять.

Но есть и проблема. Согласно мировой правовой практике, если одна сторона пересматривает условия контракта, другая в ответ также вправе выдвинуть новые условия. Это означает, что впереди большой торг между Еврокомиссией и странами, которые входят в состав ЕС, между национальными компаниями, которые занимаются газовым бизнесом, и между Россией и Европой. Все эти стороны будут пытаться свои интересы заново отстаивать, и чем торг закончится, сейчас сказать практически невозможно.

Европа - ресурсы

Европа - энергетический баланс по странам

«СП»: – ЕК исключила Россию из числа стратегических партнеров. О чем это говорит?

– ЕК – орган проамериканский. А установка США проста: Россия – это враг. Европейский бизнес говорит о другом – о том, что с русскими надо дружить, реализовывать совместные проекты. Но сейчас в Европе на первом месте политика, а не экономика.

«СП»: – Новые потенциальные стратегические партнеры ЕК – Азербайджан, Туркмения, Иран – могут в перспективе потеснить «Газпром»?

– Пока у этих партнеров нет ни одного реального крупного проекта, за исключением газопровода из азербайджанского месторождения Шах-Дениз. Но надо понимать: азербайджанский газ дойдет до Европы только в объеме 10 млрд. кубометров в год, и произойдет это не раньше 2020 года. Из этого количества 1 млрд. достанется Греции, 9 млрд. – жителям Юга Италии, которым он заместит снижение поставок газа из Ливии и Алжира.

Поэтому едва ли азербайджанский газ сильно ударит по российским интересам. Тем более, добыча на месторождении Шах-Дениз к 2020 году начнет сокращаться, и Азербайджану понадобится больше газа – как для внутреннего потребления, так и для того, чтобы снабжать голубым топливом традиционных покупателей – Грузию и Турцию. Я не исключаю поэтому, что и 10 млрд. кубов газа из Азербайджана Европа не получит.

А рассуждения о том, что в Европу может прийти газ из Туркмении, Ирана, Ирака – вообще ни на чем пока не основаны…

Европа - ресурсы

Европа - добыча газа

– Решение создать Европейский энергетический союз – чисто политическое, и говорит оно об ангажированности Брюсселя, – считает руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник. – От нового еврокомиссара по энергетике Мароша Шефчовича, который сменил на этом посту Гюнтера Эттингера, ждали прагматичных подходов и большей свободы для газового рынка. Но в реальности политика Шефчовича приобрела явный антироссийский крен.

«Газпром», в свою очередь, реагирует на политическую напряженность в Европе – разворачивается в сторону рынков Азиатско-Тихоокеанского региона, в первую очередь, китайского. И я не исключаю, что лет через пять мы услышим вопли ЕС: дайте нам газ! Но будет, увы, поздно.

«СП»: – Почему вы так считаете?

– Ставка европейцев на сжиженный ближневосточный газ явно не сработала – этот газ оказался на азиатских рынках. Кроме того, внутреннее производство энергоресурсов в Европе неуклонно падает. Расчет же ЕК на газ из Азербайджана или Туркмении – тоже весьма эфемерен.

Напомню: в 2009 году, после газового кризиса, связанного с проблемой транзита через Украину, ЕС приняли план диверсификации газовых поставок. С тех пор европейцы пытались уйти от «Газпрома», – в частности, приняли для этого Третий энергопакет. И что получилось в итоге? В 2013-м году «Газпром» установил рекорд по поставкам газа в Евросоюз.

Думаю, примерно тем же может окончиться и новая стратегия, предусматривающая создание Европейского энергетического союза.

Повторюсь: она связана, в первую очередь, с политикой и является инструментом нагнетания напряженности в отношениях Россия-ЕС. Удивляет меня и другое. Вместо того чтобы упрощать бюрократическую машину, европейцы занимаются ее раздуванием.

В результате газовый рынок ЕС будет еще более зарегулирован, и работать на нем будет сложнее. На мой взгляд, это придумано и направлено исключительно против России…

25 февраля, в самый разгар очередного газового конфликта между Россией и Украиной, который может завершиться перекрытием вентиля уже через пару-тройку дней, вице-президент Еврокомиссии Марош Шевчович представил план создания Энергетического союза ЕС.

По большому счету, речь идет о появлении наднационального бюрократического органа, который под разговоры об «угрозе с Востока» получит право решать, с какими поставщиками можно иметь дело, а с какими - нет.

По данным британской The Guardian, Еврокомиссия обнародует «радикальные и амбициозные планы по созданию единого европейского рынка поставок, закупок и потребления в области энергетики». С тем, чтобы ослабить «мертвую хватку» Кремля, контролирующего поставки газа в Европу».

Предполагается, что Брюссель перехватит «функционал» национальных регуляторов энергетики. The Guardian предрекает «бум инвестиций в энергетическую инфраструктуру. Системы снабжения будут интегрированы между собой на уровне регионов и всего Евросоюза».

Для того, чтобы европейским потребителям было легче диктовать свою ценовую политику «Газпрому», им предлагается создавать переговорные пулы, то есть действовать сообща.

Справедливости ради, у России будет достаточно времени, чтобы подготовить адекватный ответ. Дело в том, что необходимые нормативные документы, регулирующие новый порядок закупок газа, планируется принять к концу 2019 года. А реально заработает Энергетический союз аж в 2030 году. То есть, к тому моменту, когда подойдут к концу сроки действия долгосрочных контрактов «Газпрома» с европейскими потребителями. Дальше придется играть по правилам, которые были явно разработаны для РФ в «вашингтонском обкоме» и спущены в Брюссель для исполнения.

Как следует из выступления г-на Мароша Шевчовича, к указанному сроку потребность в российском газе (в настоящий момент 30% всего импорта в ЕС) должна быть доведена до минимума. В качестве альтернативы российскому «голубому топливу» вице-президент Еврокомиссии назвал трубопроводные проекты в Турции, по территории которой будет прокачиваться газ из Азербайджана, Туркмении, Ирака, Ирана. Наполеоновские планы содержатся и в опубликованном накануне докладе Еврокомиссии по энергетике. Согласно этому документу, «есть очень много газа и в самой Европе, и вокруг нее: это Северное, Черное, Каспийское и Средиземное моря, это Арктика и сланцевый газ. Евросоюз должен извлечь всю выгоду из этого потенциала, который может дать лицензионные платежи, более чистое топливо, рабочие места и инновационную технологию», утверждает директор по связям с ЕС Роланд Фестор.

Брюссель пытается упрочить свою позицию как покупателя, объясняет подоплеку проекта Энергетического союза директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

– Сегодня каждая из стран Евросоюза вступает в переговоры с Россией по поводу цены, объемов и сроков поставки «голубого топлива». Понятно, что объем всего газа, потребляемого ЕС, гораздо больше, чем каждой страны по отдельности. Представляя всех, более мелких потребителей, Брюссель получает возможность разговаривать с «Газпромом» с позиции силы.

В прошлом году весь объем потребления российского газа странами ЕС составил 130 млрд. кубометров. Теперь Европа хочет создать единый центр, который будет договариваться о цене.

«СП»: – Фактически это приведет к падению, если не объемов, то, во всяком случае, выручки нашей компании. Потому что договориться с брюссельской бюрократией, наверняка, будет сложнее.

– Газпром будут шантажировать тем, что, если не договоритесь, останетесь без всего рынка.

«СП»: – По большому счету, предложенная схема противоречит декларируемому Брюсселем принципу свободной конкуренции. Налицо классические двойные стандарты – под предлогом «нерыночного поведения» России вводится, по сути, директивное планирование.

– Совершенно верно.

«СП»: – Возможны ли будут в новом формате «политические скидки»? Например, сейчас дружественно настроенная к РФ Венгрия платит всего $260 за тысячу кубов.

– Только с одобрения Еврокомиссии. Премьер Виктор Орбан уже успел заявить, что Венгрия хочет отказаться от практики долгосрочных газовых контрактов с Россией. Якобы из-за непредсказуемости цен на энергоносители. Но раньше волатильность рынков не была проблемой при их заключении. Так что без нажима со стороны Брюсселя не обошлось.

«СП»: – Тема про диверсификацию поставок - уже «заезженная пластинка». Насколько это реально осуществить.

– Если говорить про заявленное целеполагание, то ЕС намерен довести долю возобновляемых источников (солнечная, ветряная энергия, биогенерация) до 50% к 2050 году. Это вполне осуществимо. При этом планируется, что в силу экономического роста потребление газа также будет расти. Среди альтернативных источников упоминаются Азербайджан, Туркменистан и Алжир.

«СП»: – На какие свободные объемы рассчитывают европейцы? Часть азербайджанского и туркменского газа уже законтрактована Россией.

– Плюс, учитывая неурегулированность статуса Каспия, идея строительства транскаспийского трубопровода нежизнеспособна. Следует учитывать, что есть и другие бенефициары поставок углеводородов из Туркмении. Речь, прежде всего, о Китае. Так что Брюсселю на туркменский газ не стоит особо рассчитывать. Что касается Азербайджана, то сейчас он строит газопровод через Турцию до стран Южной Европы. Пока его мощность составляет порядка 10 млрд. кубов в год. Теоретически они могут довести до 30 млрд. кубометров, если подключат к этому проекту газ из Ирана. Хотя Тегеран это, мягко говоря, непростой партнер для европейцев. Прежде, чем менять Москву на него, я бы 50 раз подумал.

«СП»: – Энергосоюз станет вторым (после еврозоны) контуром подчинения национальных государств Европы, навязываемым из-за океана атлантическим ценностям…

– Понятно, что газовый вопрос давно политизирован. Вот РФ договорилась с Венгрией о строительстве атомной электростанции. Однако Евросоюз грозит наложить вето на ядерную сделку. Можно предположить, что это своего рода наказание Будапешта за попытку блокировки санкций против России. Мы также помним историю, когда евробюрократы потребовали закрыть Игналинскую АЭС в Литве, заставив закупать электроэнергию на стороне.

Теперь «Газпрому» и другим нашим энергетическим поставщикам придется договариваться с Брюсселем. Да, это будет сложнее, поскольку Еврокомиссия - политизированный орган. А в свете последних событий на Украине, вообще непонятно, как мы будем выстраивать отношения с Евросоюзом. Брюссель преследует не национальные, а трансатлантические интересы, за которыми стоят США. Естественно, нам проще работать с каждой страной в отдельности. Со многими сложились многолетние деловые связи.

Дальше будет только хуже – интеграция Евросоюза углубляется. Тот вопрос, который можно было урегулировать в конце прошлого столетия, теперь сделать невозможно.

«СП»: – Возвращаясь к источникам диверсификации. Это главный пункт энергетической стратегии ЕС, в какой временной перспективе он может быть реализован?

– В мире нет дефицита газа. Другое дело, что проекты по освоению сложных и низкорентабельных месторождений (на шельфе, например, или сланец), будут перенесены на некоторое время. В силу того, что упали цены на нефть. Но рано или поздно при другой ценовой конъюнктуре, они будут реанимированы. Есть множество стран, которые активно наращивают мощности по сжижению газа, чтобы продавать его по всему миру. Россия понемногу тоже начинает этим заниматься (проект «Ямал-СПГ», «Сахалин-2»).

«СП»: – Но ведь трубопроводный газ имеет конкурентное преимущество – он дешевле, чем СПГ?

– СПГ продается на спотовом рынке, так что все зависит от биржевых котировок. Одно время в Азии цена СПГ была намного выше, чем трубопроводного в Европе. А сейчас (в связи с падением нефтяных цен), стоимость СПГ приблизилась к европейскому уровню. Касаясь темы диверсификации, европейцы говорят, «мы готовы покупать дороже, но только не у «Газпрома». Яркий пример - Литва, которая отказалась от сравнительно дешевого российского газа, приобретая более дорогой СПГ.

«СП»: – Вы разделяете мнение, что одна из подспудных причин событий на Украине - это ликвидация украинского транзита и «зачистка» европейского рынка под американский сланец?

– Честно говоря, я не верю в «сланцевый триумф» США. Многие проекты работают на грани рентабельности. К тому же, если США отправят за океан свои углеводороды, то сами лишатся конкурентного преимущества. Они, конечно, могут поставлять небольшие объемы. Но следует иметь в виду, что США до сих пор остаются одним из самых емких энергетических рынков в мире. С весьма высокими темпами роста (не китайскими, конечно, но все же). Кстати говоря, наблюдаемый экономический рост в США, во многом, обязан сланцевому буму последних лет. На словах США много чего обещают европейцам, но реально заменить Россию не способны.

Еврокомиссия пытается подмять под себя переговорный процесс в энергетической сфере, прокомментировал президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов готовящееся нововведение.

– Брюссель всегда раздражало, что отдельные компании и национальные правительства самостоятельно заключают соглашения с поставщиками. Это касается не только РФ, но и Алжира, и других игроков. Особенное неудовольствие вызывали долгосрочные контракты по поставкам газа. Причем, особых альтернатив не было. Допустим, в Венгрию или Словакию поставить газ из других источников крайне проблематично.

Теоретически возможны своп-поставки сжиженного газа, но это будет очень дорого. В Польше на побережье есть терминалы по приему СПГ, но конкуренции с российским трубопроводным газом они не выдерживают. Еврокомиссия хочет взять на себя «функционал» отдельных клиентов «Газпрома».

«СП»: – Любопытно, что это будет касаться и частных компаний.

– Да, это нарушает каноны рыночной экономики. В данном случае основные издержки могут понести национальные правительства. До этого они заключали соглашения в одностороннем порядке. Теперь же евробюрократы могут торпедировать этот процесс. Например, после принятия решения о санкциях. И то, что импортируемое топливо в энергобалансе Германии составляет более 80%, Брюссель мало волнует. Так же как его не особенно волновал разрыв продовольственной кооперации России с Восточной Европой. Новая схема несет в себе множество рисков. Еврокомиссия - это достаточно политизированная организация, которая не хочет вникать в национальные реалии.

«СП»: – Национальные реалии же зависят от поставок российского газа…

– «Газпром» может начать искать альтернативные каналы доставки. Ведь торпедирование «Южного потока» это, прежде всего, инициатива ЕК. Соответственно, Восточная Европа вынуждена разгребать «энергетические завалы», которые им организовал Брюссель. На самом деле, это может привести к расколу в Европейском Союзе (что уже происходит). Нести постоянные издержки в экономическом плане ради сомнительных преференций, никто не захочет.

Сейчас наша газовая корпорация разворачивает энергопотоки. А консолидировать закупки газа при его отсутствии - крайне бестолковое занятие. В последнее время в Европе набирают силу центробежные процессы. Например, в Германии в парламент земли Гамбург впервые входят представители т.н. «евроскептиков». А в Греции «евроскептики» победили на национальном уровне. Скорее всего, такая же ситуация будет в Испании. Диктатом ЕС недовольна Венгрия.

На фоне происходящего в политической сфере попытка консолидации энергетического «функционала» в Брюсселе - плохая новость для Европы. Ведь все страны очень разные и работают с разными поставщиками.

«СП»: – То есть, может получиться так, что из-за недоговороспособности Польши будут вынуждены страдать Венгрия, Болгария и другие?

– Именно так. А позиция польского представителя в ЕК может, например, быть связана с выводом несуществующих российских войск с Донбасса. Кстати говоря, такие политические требования уже предъявлялись. Просто их удавалось купировать, потому что не было особых альтернатив. Переговоры - это к тому же коррупционноемкий процесс. Предположим, что американские производители сланцевого газа «подмажут» отдельно взятого комиссара по энергетике, и все. Искусственно создается ситуация, которая называется олигопсония, для которой характерно ограниченное число потребителей и большое число продавцов.

«СП»: – По словам директора по связям с ЕС Роланда Фестора, Евросоюз не видит дефицита газа…

– Вообще, ЕК немного «повернута» на альтернативных энергоносителях. Консолидированному бюджету ЕС это «невинное» увлечение уже обошлось в миллиарды, если не сказать триллионы убытков (в евро, конечно). Еврокомиссия инициировала, а потом субсидировала поддержку энергосберегающих технологий. Может быть, при стоимости нефти в $120 за баррель, это имело смысл. Но при нынешнем уровне цен все эти проекты автоматически просели. Если говорить про ветряную генерацию, то она рентабельна при цене минимум $80 за баррель. А на самом деле многие проекты запускались при $130. Сланцевые месторождения рентабельны при цене не ниже $60 за «бочку». А шельфовые проекты имеют смысл только, когда нефть стоит не меньше $90 за баррель.

По большому счету, ЕК занимается уничтожением энергетического рынка Евросоюза. Маневры с добычей нефти в Средиземном море уже привели к серьезным протестам со стороны экологических организаций. Потому что в ЕС туристический трафик генерирует больше прибыли, чем энергетический.

Понятно, что Еврокомиссия пытается найти альтернативу российским углеводородам, чтобы укрепить свою переговорную позицию с Москвой. Проблема в том, что в ближайшие годы при цене $60-80 за баррель альтернативы российскому энергетическому рынку не будет. Зависимость будет только расти. Потому что с рынка будут уходить месторождения с высокой себестоимостью добычи. Добыча падает в Северном море. Просаживается сланец. Сейчас не лучшее время, чтобы создавать Энергетический союз. Даже на «высоком» рынке это было весьма проблематично. Чиновники из Брюсселя сами не понимают, какие процессы запускают. Тот же Третий энергопакет, который «обрубил» «Южный поток», означает прямые издержки европейских экономик. Без этого документа Европа получала бы газ гораздо дешевле, чем после его принятия. Европейцы, поймав санкционный кураж, действуют, исходя из политических принципов. Цена вопроса – занятость и рабочие места в Европе, а, значит, будущее самого Евросоюза.

http://svpressa.ru/economy/article/114044/

http://svpressa.ru/economy/article/113931/