Европа не оплатит независимость Прибалтики

Прибалтийские политики и чиновники призывают готовиться к новому финансовому периоду в Евросоюзе, в котором финансовая поддержка стран Балтии, скорее всего, будет существенно снижена. Они признают, что экономики Литвы, Латвии и Эстонии зависят от дотаций из бюджета ЕС и в случае резкого сокращения финансирования этим странам грозит экономический кризис.

«Мы не можем и не должны бесконечно смотреть с притязательным ожиданием в сторону более сильных стран — участниц Союза, рассматривая подобное положение дел как естественную и неизбежную часть нашей жизни и доходов и считая, что кто-то другой должен давать нам деньги. Жизнеспособное и крепкое государство должно выстраивать свою функциональность на тех средствах, которые мы можем заработать своими руками и мозгами», — сказал бывший государственный контролер Эстонии Алар Карис, покидая свой пост и передавая его преемнику Эйки Нестору.

Прибалтика

Карта в полном размере: Латвия - доля русского населения

Только по завершении работы в должности госконтролера эстонский чиновник смог признать очевидное: «успешная», инновационная и передовая экономика Эстонии несамодостаточна и развивается за счет того, что ей дают деньги богатые и успешные страны ЕС.

На протяжении действия нынешнего семилетнего бюджета ЕС Эстония получала из структурных и инвестиционных фондов Евросоюза 629 миллионов евро ежегодно. Всего по завершении семилетней финансовой перспективы она получит 4,4 миллиарда. Алар Карис предупреждает, что с 2021 года, когда в ЕС начнется новый финансовый период, Эстония должна быть готова к резкому сокращению евродотаций. Скорее всего, с 2021 года в распоряжении Эстонии будет до 40% (1,76 миллиарда евро) меньше средств из еэсовских фондов.

Во всех странах Балтии теперь признают зависимость экономик от бюджета ЕС и призывают быть готовыми к тому, что придется затягивать пояса после выхода из Евросоюза Великобритании, прекращения программ финансовой помощи странам Восточной Европы и урезания еврофондов.

Первыми об этом год назад заговорили в правительстве Латвии. Комментируя Brexit летом прошлого года, министр финансов Латвии Дана Рейзниеце-Озола заявила, что выход Великобритании из ЕС угрожает освоению Латвией еврофондов, а последствия британского референдума могут привести к перераспределению финансирования из структурных фондов Евросоюза уже в рамках текущего финансового периода.

Почему русскому нельзя стать латышом

С 2021 года, когда начнет выполняться новый семилетний бюджет ЕС, размер прямых и косвенных дотаций для реципиентов тем более будет сокращен.

Теперь очевидное признают и в Литве. Председатель Комитета по бюджету и финансам Сейма Литвы Статис Якелюнас заявил, что размер европейской финансовой помощи Литве с 2020 года может существенно сократиться. Парламентарий предупреждает, что некоторые сектора литовской экономики критически зависят от денег ЕС. Перекрытие финансовых потоков из Брюсселя вызовет кризис в информационных технологиях или строительной отрасли, а кризис в этих отраслях перекинется на всю литовскую экономику.

«Я уже с 2009 года поднимаю вопрос о возможной структурной зависимости некоторых секторов экономики нашей страны и госфинансов от средств помощи ЕС. Я имею в виду, что соотношение этих средств с ВВП составляет около 4% и этот вопрос действительно обоснован», — сказал Якелюнас. Теперь Сейм Литвы просит Минфин, Центробанк и другие ведомства подготовить «планы выхода из этой возможной экономической зависимости госфинансов» от дотаций Брюсселя.

Между тем литовское агентство BNS просчитало, какой будет экономика Литвы после прекращения политики выравнивания и сокращения выплат из структурных фондов ЕС. Вероятно, произойдет увеличение национального софинансирования проектов с европейским участием.

Прибалтика

Карта в полном размере: Эстония - национальные меньшинства

Сегодня минимальный уровень софинансирования общих проектов со стороны Литвы — 15%, но если ЕС откажется платить и эта цифра будет удвоена-утроена, то литовский бюджет просто не выдержит напряжения. Если прекратится прямая поддержка ЕС, то Литва не сможет самостоятельно осуществлять ремонт школ и строить детские сады.

Заявления прибалтийских политиков и чиновников, расчеты прибалтийских экономистов сводят на нет всю официальную пропаганду Литвы, Латвии и Эстонии о том, что страны Балтии экономически самостоятельны и материальная помощь из бюджета ЕС для их экономики несущественна.

Слова о критической зависимости прибалтийских экономик от еврофондов неизменно воспринимались в Прибалтике как «кремлевская пропаганда». По такой логике получается, что председатель Комитета по бюджету и финансам Сейма Литвы, министр финансов Латвии и бывший государственный контролер Эстонии — кремлевские пропагандисты.

На Кремль работает также вся финансовая статистика Евросоюза, безжалостно доказывающая, что страны Прибалтики не суперуспешные в экономическом плане «балтийские тигры», а реципиенты европейской финансовой помощи, хронически зависящие от дотаций из фондов ЕС.

Почему неизбежны этнические чистки для русских

В нынешней семилетней финансовой перспективе Литва, например, получит от ЕС 12,6 миллиарда евро, а внесет в бюджет ЕС 2,5 миллиарда. То есть 10 миллиардов евро Литве дадут богатые Германия, Франция, Швеция, Дания и другие страны-доноры, которые отдают в бюджет ЕС больше, чем получают. Можно сколько угодно подбирать политкорректное определение этому явлению, но, по-простому говоря, оно называется иждивенчеством.
«Балтийские тигры» живут в «европейской семье» приживалами. И сами уже признают, что после того, как богатые европейские спонсоры лишат их «пайка», глубина прибалтийской «истории успеха» в очередной раз всем станет понятна.

Экономисты Латвии, Литвы и Эстонии утверждают, что в ближайшие годы прибалтийские республики могут столкнуться с острым системным кризисом, связанным с потерей значительной части финансирования из западных структурных фондов. На кону — сотни миллионов евро. Итак, чем грозит государствам Балтии полное или частичное отлучение от европейской финансовой «соски».

Под денежным дождем

На сегодняшний день в Евросоюзе идет очередной период планирования — с 2014-го по 2020 год. За этот срок только Латвии, как следует из открытых источников, планировалось выделить из европейских структурных фондов порядка 4,5 миллиарда евро (по 3 тысячи на каждого жителя).

Согласно данным Eurostat, общий размер дотаций для государств Прибалтики составил за последние пять лет около 3,5 миллиарда евро в год. При этом финансовые вливания в Литву и Латвию почти ежегодно увеличивались на 50-100 миллионов евро. Самыми крупными «донорами» являются Европейский социальный фонд (ESF), Европейский фонд регионального развития (ERAF) и Фонд кохезии (выравнивания) (KF).

Примечательно, что с момента вступления всех трех республик в ЕС в 2004-м величина их обязательных выплат в общую казну Союза не превышала 150-300 миллионов евро. Другими словами, объем отдаваемого был в шесть-семь раз меньше, чем получаемого.

В разговоре с РИА Новости депутат Европарламента от Латвии Андрей Мамыкин подтвердил:

«Зависимость всех трех стран Балтии от денег ЕС фатальна. Но самая финансово несамостоятельная из балтийских "сестер" — Латвия. В 2017 году ее годовой бюджет составляет 8 миллиардов евро. Из них один миллиард — помощь от ЕС. То есть каждый восьмой евро в нашем латвийском бюджете — подарок от ЕС. В следующем году финансовая зависимость от Евросоюза останется: бюджет спланирован на уровне почти 8,7 миллиарда евро. Из них 1,2 миллиарда — деньги ЕС».

Технология освоения проста: достаточно умело составить проект, подать его на рассмотрение в Брюссель и в итоге получить европейские деньги. «Тут целое море программ: от оборудования лабораторных комнат для студентов в университетах до утепления школ и садиков, от укладки нового асфальта до программы мобильности для безработных с целью вернуть их на рынок труда.

Финансирование ведется по сотням программ и по линии десятков фондов и инструментов поддержки. Обучение пограничников, семинары для прессы, строительство новых линий сортировки мусора, борьба с детской бедностью, закупка оборудования для борьбы с контрабандой, улучшение систем управления в госсекторе, помощь предпринимателям при переходе на "зеленую" энергию, дотация при закупке электромобилей, финансовая помощь крестьянам при рекультивации пахотных земель… Мне легче назвать отрасли, где Евросоюз нам не помогает», — отмечает Мамыкин.

Пора взрослеть

Однако не исключено, что такое изобилие скоро закончится. Мамыкин объясняет, что бюджетные периоды в ЕС планируются на семь лет, а очередной срок истекает в 2020 году.

«Некоторые программы в Латвии будут действовать до 2024 года, потому что они начнутся позже или рассчитаны на десять лет, с 2014-го. Что будет потом — не знает никто.

Прибалтика

Сокращение финансирования связано с двумя моментами. Первый: выход Великобритании из ЕС.

Недавно я встречался с еврокомиссаром по бюджету Гюнтером Эттингером. Он назвал цифру в 12 миллиардов евро в год — та сумма, которой будет ежегодно не хватать при отсутствии в ЕС Соединенного Королевства. Поэтому при уменьшении доходной части общего бюджета ЕС сократится и расходная часть. И каждое государство, включая страны Балтии, будет получать меньше. Самый скромный минус, который прогнозируют финансисты, — 150-200 миллионов евро для каждой из стран. Четыре миллиарда из недостающих денег ЕС готова компенсировать Германия. Но очевидно, что полностью покрыть недостающий взнос британцев не готова ни одна из больших стран ЕС: ни Франция, ни Испания, ни Италия», — утверждает парламентарий.

Кроме того, по его словам, есть и вторая причина сокращения дотирования: прибалтийские республики стали считаться в ЕС «взрослыми».

«За время с 2004 года, когда Литва, Латвия и Эстония стали полноправными членами ЕС, прошло более тринадцати лет. Теперь чиновники Еврокомиссии говорят: за минувшие годы мы закачали в экономики стран Балтии десятки миллиардов евро. Вы эти деньги брали и всякий раз рапортовали, что жизнь становится все лучше и лучше. Теперь вам пора самим становиться донорами — ЕС вам помог, теперь вы сами обязаны помогать Болгарии, Румынии и Хорватии, вошедшим в Евросоюз после вас. И еще на горизонте вступление в ЕС государств Западных Балкан, это даже Юнкер признал в своей последней речи.

"Детство" кончилось, пора странам Балтии взрослеть и тоже нести ответственность за наш общий союз», — описывает ситуацию Мамыкин.

Не очень хорошо обстоят дела и в Литве. Вот что рассказал РИА Новости депутат горсовета Клайпеды Вячеслав Титов: «Сегодняшнее развитие Литвы, как и Прибалтики в целом, во многом определяется именно субсидиями ЕС. В последние годы республика ежегодно получала 1,6-1,9 миллиарда евро.

Например, у нас в Клайпеде принцип формирования инфраструктурного бюджета таков, что, к примеру, Евросоюз выделяет 85% для строительства бассейна, а 15% средств отчисляет самоуправление. Бывает, что на тот или иной проект 85% в равных долях выделяют ЕС и государство, а оставшиеся 15% — местные власти. Евросоюз также дотирует сельское хозяйство в странах Балтии. Если у тебя есть один гектар сельскохозяйственной земли и ты косишь на ней траву, тебе выделяют где-то по 100 евро в год. Можно смело говорить, что в случае сокращения субсидий государствам Прибалтики предстоит очень болезненный процесс — придется учиться жить на свои средства».

Было — даром, будут — кредиты

Неутешительные прогнозы для Прибалтики в беседе с РИА Новости подтвердил и Мирослав Митрофанов — сопредседатель партии «Русский союз Латвии», помощник евродепутата Татьяны Жданок.

«Существующий сейчас порядок финансирования Фонда кохезии (выравнивания) существенно изменится. Раньше "старые" члены ЕС вкладывали деньги в этот фонд, а оттуда финансировались инфраструктурные проекты в государствах — "новых" участниках содружества. Цель — сократить существенный разрыв в уровне развития инфраструктуры "старых" и "молодых" членов ЕС. Впрочем, деньги на "выравнивание" получают не только государства, но и некоторые отдельные бедные регионы, например в Испании, Италии и Греции», — комментирует Митрофанов.

За счет внешних вливаний, уточняет он, формируется примерно пятая часть ВВП Латвии.

«Понятно, что лишиться этих денег было бы очень болезненно для государства. Сейчас Минфин пытается успокоить население — недавно заявили, что в следующий период планирования бюджета Евросоюза после 2020 года объем доступных нашей стране средств из еврофондов может снизиться лишь на 15-30 процентов», — поясняет эксперт.

После 2020 года, уверен собеседник, приток европейских денег в Прибалтику не иссякнет, но поступать они будут уже не даром, а в виде долгосрочных кредитов.

«Дело в том, что сейчас Евросоюз переживает экономическую стагнацию — там просто не предвидится настолько больших инфраструктурных проектов, которые потребуют вложения "дешевых денег", имеющихся сейчас в ЕС в большом количестве. В этих условиях наилучшим способом размещения средств считается отдача их в кредит под гарантии государств или муниципалитетов», — обрисовывает перспективы Митрофанов.

И добавляет, что в ближайшие годы случится еще одно существенное изменение — проекты, на которые идут деньги из европейских структурных фондов, начнут оцениваться гораздо строже, чем раньше.

«До нынешних времен в этой сфере царила большая свобода. Оценкой проектов, требующих менее 200 тысяч евро, в Брюсселе вообще не интересовались, полностью оставляя это в сфере компетенции национальных правительств. Но сейчас все проекты, претендующие на еврофинансирование, не просто начнут подвергать тотальной проверке, их еще и заставят конкурировать друг с другом. Допустим, представит Германия пятьдесят проектов инфраструктурного развития и пять — Латвия.

Естественно, предпочтение отдадут проектам с более тщательной проработкой (а для этого необходимо наличие высококлассных экспертов), с возможностью государственного софинансирования и меньшими коррупционными рисками.

Помимо этого, Еврокомиссия может проверить на любом этапе эффективность своих вложений, а выдачу денег под утвержденные проекты можно будет остановить уже в ходе их реализации, если государство откажется участвовать в общих программах ЕС. Как, например, в программе равномерного распределения беженцев по всем странам — членам Евросоюза. Страны Балтии отнюдь не рвутся размещать у себя мигрантов», — напоминает Митрофанов.

В ожидании «финансового шторма»

По информации Андрея Мамыкина, в Прибалтике сейчас существует масса программ, которые не смогут существовать без ЕС, оплачивающего до 85% стоимости того или иного проекта.

Литва Прибалтика экономика

«Понятно, что, сидя на денежном "буксире", в самостоятельное плавание отправиться сложно. Ясно, что в ситуации урезания или полного прекращения финансирования те или иные программы придется просто закрыть», — признает Мамыкин.

Вместе с тем, указывает он, безрадостная перспектива — не секрет для властей.

«Но тут в странах Балтии подход совершенно разный. В Эстонии, например, задолго до прекращения еврофинансирования поставили амбициозную цель — стать "цифровым центром" ЕС.

В итоге Эстония получила в Еврокомисии пост комиссара по единому цифровому рынку (им стал бывший премьер-министр республики Андрус Ансип). Эстонцы уже создали не только первое в мире, но и самое эффективное "цифровое" государство: от заявления в полицию до подписания закона президентом — все это происходит в электронном виде. Они оказались настолько прозорливыми, что пять-семь лет назад сумели подготовиться к экономическому кризису и создали государственный накопительный фонд.

В Латвии, к сожалению, противоположная ситуация. Пока нам дают деньги из ЕС, мы их "пилим", причем не без случаев чудовищной коррупции. Однако стратегическое видение развития страны до сих пор отсутствует», — рассказывает депутат.

Парламентарий говорит, что ситуация весьма унизительная: «Спустя двадцать семь лет после провозглашения независимости, моя страна стоит в позе попрошайки с протянутой рукой! Мол, дяденьки в Брюсселе, дайте нам денег, кушать хочется…»

Также он обращает внимание на то, что самая талантливая и работоспособная молодежь продолжает десятками тысяч покидать Латвию, чтобы получить достойную работу и сделать карьеру в Западной Европе. А зарубежные инвесторы, у которых есть желание вложиться в Латвию, зачастую понимают, что их денег здесь никто не ждет.

В свою очередь, не все настроены столь пессимистично и считают, что латвийское правительство все же готовит фундамент для жизни после оттока европейских денег. По словам Мирослава Митрофанова, проводится налоговая реформа, сокращают персонал государственных учреждений, расходы на социальную среду (хотя, к примеру, финансирование военной сферы не только не урезается, а, напротив, увеличивается).

«Скоро резко усилится давление на муниципалитеты, чтобы радикально увеличить ту долю взимаемых налогов, которую самоуправления перечисляют в госказну. При этом особенно пострадают муниципалитеты Риги и Рижского района — как наиболее состоятельные. Кроме того, уже опубликован план о закрытии почти половины школ в стране», — резюмирует Митрофанов.

Латвия Прибалтика экономика

Хватит ли времени перестроить финансовую систему — вопрос открытый.

Ни одна прибалтийская инициатива не попала в список приоритетных проектов Евросоюза, которым положено финансирование из общего бюджета ЕС. Размашистые экономически нерентабельные проекты Литвы, Латвии и Эстонии в сфере транспорта и энергетики, направленные на отмежевание от России, будут финансироваться странами Балтии самостоятельно. У Европы больше нет ни денег, ни желания оплачивать Прибалтике исторические травмы и комплексы, которые лежат в основе всех ее инфраструктурных инициатив.

Минувшей осенью премьер-министр Литвы Саулюс Сквернялис предал огласке «секрет Полишинеля»: терминал сжиженного природного газа в Клайпеде — это «ноша для литовских налогоплательщиков». Проект нерентабелен: загружено лишь 20% мощностей терминала, деньги на аренду плавучего судна Independence «отбить» не удается, продукция терминала стоит в полтора раза дороже российского трубопроводного газа, Латвия с Эстонией сжиженный природный газ из Клайпеды покупать не хотят и литовское правительство едва сводит концы с концами, чтобы каждый год находить в бюджете страны деньги на поддержание «энергетической независимости».

Прибалтика

Безработица в Латвии и Эстонии по годам

Как всегда в Прибалтике, главная надежда на выживание абсурдного литовского энергопроекта связана с деньгами Евросоюза. Если литовский СПГ‑терминал будет признан региональным, то есть авантюрой не одной Литвы, а Литвы, Латвии и Эстонии, то Еврокомиссия оплатит часть затрат на его содержание из бюджета ЕС.

Чтобы добиться признания Independence региональным проектом и переложить «ношу» СПГ‑терминала с литовских налогоплательщиков на всю Европу, литовское правительство разработало хитроумный план создания единого рынка сжиженного природного газа стран Балтии. Этот рынок должен был включать в себя уже действующий СПГ‑терминал в Литве, будущий СПГ‑терминал в Эстонии и Инчукалнское подземное хранилище газа в Латвии. Если бы Евросоюз поддержал литовскую инициативу, то Вильнюс мог бы получить 150 миллионов евро компенсаций из бюджета ЕС на поддержание своего горемычного Independence.

Но чуда не произошло.

Европейская комиссия не включила проект общего рынка сжиженного природного газа стран Балтии в список проектов общего интереса Евросоюза (projects of common interests; PCI), показав тем самым, что прибалтийская борьба за «энергетическую независимость» от России Европе неинтересна и денег на эти цели европейцы Прибалтике не дадут.

Эстония Прибалтика экономика

Это значит, что Клайпедский СПГ‑терминал не получит регионального статуса и литовский бюджет будет «вытягивать» его финансирование без всякой поддержки Брюсселя. Министры литовского правительства честно признают решение Еврокомиссии поражением Литвы.

Глава Минэнергетики Литвы Жигимантас Вайчюнас признал, что целью литовских усилий была «оптимизация затрат терминала СПГ». «Что же касается отсутствия в данном списке проектов (проектов общего интереса Евросоюза PCI — прим. RuBaltic.Ru), то я хочу приветствовать это как своеобразное признание текущих реалий», — заявил министр.

Подлинное значение решения Еврокомиссии не давать денег на очередную литовскую дурость открывается, если посмотреть на отношение Евросоюза к прибалтийским инфраструктурным проектам.

До того, как не дать Литве денег на ее убыточный СПГ‑терминал, Брюссель фактически заблокировал окончание строительства железной дороги Rail Baltica.

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг (Всего)

Комиссар Евросоюза по транспорту Виолета Булц в сентябре этого года заявила, что финансирование проекта Rail Baltica после 2020 года будет зависеть от переговоров о новом семилетнем бюджете ЕС. В нынешней финансовой перспективе Брюссель выполнит свое обязательство обеспечить 85% бюджета Rail Baltica, но перспективы заключительного этапа строительства железной дороги после 2020 года выглядят неопределенно.

Учитывая «брексит», сокращение поступлений в европейский бюджет и общую установку на сворачивание программ выравнивания и закрытие структурных фондов ЕС для поддержки «Новой Европы», такие слова равносильны заявлению, что после 2020 года финансирование проекта Rail Baltica будет прекращено.

Литовская эпопея с СПГ‑терминалом развивается по аналогии с предыдущим мегапроектом Литвы по «обретению энергетической независимости» — Висагинской АЭС. У этих двух историй много общего. В обоих случаях специалисты в голос говорили, что литовский проект экономически абсурден и никогда не окупится. В обоих случаях Литва рассчитывала впрячь в одну упряжку с собой Латвию и Эстонию, а те отказались, потому что им предлагалось вкладывать непомерно большие деньги в чужой объект, расположенный на чужой территории.

Туризм Прибалтика экономика

Наконец, и с атомной станцией, и с СПГ‑терминалом главная надежда Вильнюса была на деньги Евросоюза. И в обоих случаях Евросоюз Литве денег не дал. Вся разница в том, что Висагинскую АЭС из-за этого так и не построили, а от СПГ‑терминала теперь не знают, как избавиться.

Тенденция вырисовывается однозначная.

Европа последовательно отказывается от финансирования всех больших инфраструктурных проектов Прибалтики, связанных с отмежеванием Литвы, Латвии и Эстонии от России.

Висагинская АЭС, СПГ‑терминалы, электрокабели с Польшей и Швецией, железная дорога Rail Baltica — это всё не про развитие экономики и зарабатывание денег, у этих проектов нет бизнес-составляющей. В них одна идеология и политические лозунги: «европейский выбор», «развод» с Москвой, избавление от «наследия оккупации», «возвращение домой».

Закрыть Игналинскую АЭС и строить Висагинскую нужно не потому, что это позволит Литве заработать много денег, а для того, чтобы разорвать связи с «Росатомом».

Прибалтика

Латвия и Эстония - Внешний долг на душу населения

Покупать сжиженный газ с СПГ‑терминалов нужно не потому, что он дешевле российского, а для «энергетической независимости» от России.

Железная дорога с европейской узкой колеей нужна Прибалтике не затем, чтобы возить по ней грузы, а для того, чтобы ощущать себя полноценной частью Европы.

Из энергокольца БРЭЛЛ страны Балтии хотят выйти не потому, что у них перебои с электроснабжением, а потому, что не могут «демократические» Эстония, Латвия и Литва состоять в одной электросети с «авторитарными» Россией и Беларусью.

Все инфраструктурные проекты Прибалтики, на которые Вильнюс, Рига и Таллин просят денег у Евросоюза, основаны на комплексах, фобиях и исторических травмах. «Мы настоящие европейцы», «мы ушли на Запад», «мы разводимся с Россией» — странам Балтии нужны деньги на пиар и самовнушение, а не на инвестиции в экономику.

Прибалтика армия

И Европа им отвечает: «разводиться» с Россией вы будете за свой счет и свои комплексы тоже будете оплачивать самостоятельно.

Десять-пятнадцать лет назад, когда Евросоюз на пике экономического и политического расцвета принимал в свой состав Прибалтику, он мог себе позволить оплачивать причуды Литвы, Латвии и Эстонии. Сегодня у изнуренного кризисами Евросоюза нет ни денег, ни желания спонсировать прибалтийские галлюцинации.

Поэтому окончание строительства железной дороги Rail Baltica после 2020 года находится под вопросом, Литве Брюссель показал «фигу с маслом» и с атомной станцией, и с СПГ‑терминалом, а по поводу выхода из БРЭЛЛ Еврокомиссия требует представить убедительное разъяснение, чем их не устраивает пребывание в беспроблемно работающем энергокольце. «Изживание проклятого оккупационного прошлого» и прочая аргументация «по идейным соображениям» не принимается: объясните конкретно, зачем Европе опять тратить на вас время и деньги и отключать вас от БРЭЛЛ?

Европа прямо дает понять Прибалтике: денег для вас больше нет. Оплачивать свои капризы впредь будете самостоятельно. Выход из БРЭЛЛ, СПГ‑терминалы, атомная станция, железная дорога с узкой колеей — всё это за свои деньги. Если, конечно, они у вас есть.

Источник: http://bit.ly/2AoA0VT

Источник: http://bit.ly/2CmPgEv

Источник: https://ria.ru/world/20171116/1508897236.html

Опубликовано 27 Дек 2017 в 14:00. Рубрика: Международные дела. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.