Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

Начиная свои реформы, Орбан не мог предвидеть столь острой атаки на Венгрию и столь негативной реакции финансовых рынков. Рынки не поверили Орбану. МВФ под давлением Европейской Комиссии предъявляет все новые ультиматумы Будапешту. Кризис затрагивает интересы сотен тысяч венгерских семей, набравших кредитов в швейцарских франках, курс которых растет как на дрожжах. Венгрия подвергается критике всей Европы, высмеивающей Орбана и называющей его фашистом. В ответ звучит также все более острая риторика Орбана. Он говорит прямо: «Еврокомиссия нас шантажирует». Но это только риторика. Венгерскому премьеру пришлось уступить Брюсселю в вопросах о независимости Центробанка и Закона о СМИ. Профессор Янош Хорват, профессор экономики, бывший советник Орбана, ныне живущий в США так комментирует ситуацию:

«Он в очень трудной ситуации. Орбан понимает, что должен быть одновременно тверд, и склонен к компромиссам. Это профессиональный политик и хорошо знает правила игры. Твердости от него ждут в Венгрии, а склонности к компромиссу — в Брюсселе. Премьер должен объяснить Западу, что только он в состоянии сохранить стабильность и мир в Венгрии».

Среди сторонников Орбана в партии ФИДЕС тоже нет единства. Часть из них недовольна уступчивостью венгерского правительства по отношению к ЕС, часть же считает, что Орбан недостаточно отстаивает национальные интересы. Прислушается ли Орбан к своему окружению? На этот вопрос трудно ответить. Один из близких к нему советников описывает ситуацию в правительстве следующим образом:

«Он выслушивает всех, но каждому задает свои трудные вопросы. Иногда он даже в ответ на „Добрый день“ отвечает „нет“. Выходишь от него разочарованный, поскольку понимаешь, что переубедить его не удалось. А он вызывает другого советника и в разговоре с ним использует твои же аргументы. Никто не знает, какое решение он в результате примет».

Советники премьера были уверены, что во время очередного визита в Брюссель премьер начнет очередную войну с Еврокомиссией, а он, вместо этого, встретился с Баррозу и пообещал уступки в некоторых ключевых вопросах. Перемены в Венгрии идут с такой скоростью, что большинство граждан не успевают в них сориентироваться, новые законы плохо прописаны и содержат фактические ошибки, которые нуждаются в исправлении. В результате — хаос и огромное количество недоразумений. Эта спешка, по признанию людей из окружения премьера, проистекает из опыта предыдущего премьерства Виктора Урбана.

Тогда все новации вводились очень осторожно, и множество замыслов остались нереализованными просто из-за нехватки времени. Теперь же поставлена задача ввести все изменения в течение первых двух лет каденции правительства. Прохождение новых законов через парламент с этой целью ускорено путем внесения законопроектов непосредственно депутатами партии Фидеш, чтобы избежать длительной процедуры согласований в министерствах и ведомствах, которая сопутствует внесению законопроектов правительством.

Орбан имеет солидный кредит доверия в своей партии, там верят в его политическую интуицию, эффективность и решимость, но его манера руководства делает его все более одиноким и отталкивает от него ближайших соратников. Венгры рассказывают, что атмосфера в стране перед выборами была совершенно необычной. В каждой деревне, в каждом местечке, в каждом городском районе собирались люди и обсуждали политические новости, спорили об экономике, читали стихи.

Такие «гражданские кружки», пусть и не связанные напрямую и организационно с ФИДЕС, являлись по существу его политической поддержкой. Когда Европа атаковала Орбана, эти «гражданские кружки» организовали марш в его поддержку. В нем участвовало около полумиллиона человек из 10 миллионов населения страны. Пропорционально это выглядело так, как если бы на улицы Вашингтона вышли бы 12 миллионов американцев. Люди вышли на этот марш по собственной воле, без всякой организации.

Это была реакция венгров на прямую телепередачу с заседания Европейского парламента, где состоялась жесткая атака на венгерское правительство. В толпе виднелись плакаты «Не хотим быть колонией!» Это впечатлило Брюссель. Европейская риторика в отношении Венгрии несколько смягчилась.

Политика Орбана расколола венгерское общество. Половина венгров поддерживает его в противостоянии с Европой, половина более склонна к компромиссу. «Патриоты» считают, что Орбан ведет страну в правильном направлении, заботится о национальных интересах страны, «западники» уверены в том, что Орбан отдаляет Венгрию от Европы, их раздражает правовой хаос и частые перемены в законодательстве. Многое сегодня зависит от того, удастся ли Виктору Орбану сплотить общество, примирить противоречивые интересы различных групп населения.

Это очень сложная задача и успех в ее решении вовсе не очевиден. Но у Виктора Орбана репутация человека, который отлично чувствует себя в сложных ситуациях. Как говорят о нем люди, близко его знающие, его призвание — это разрешение конфликтов и ответ на вызовы. Главное, чтобы масштаб конфликтов и вызовов не превысил масштаб личности Орбана.

http://win.ru/ekonomicheskie-interesy/1335855226