Европа идет на беспрецедентные меры, чтобы снизить зависимость от российского газа. Власти Германии одобрили выдачу госгарантий €2 млрд. частной компании E.On для ее участия в канадском проекте Goldboro по экспорту сжиженного природного газа (СПГ). Об этом сообщает Reuters.

«Прежде Германия предоставляла госгарантии только для трубопроводных проектов, и то, что теперь их предоставляют для проектов СПГ, – ясный политический сигнал о диверсификации газового импорта», – заявил эксперт Европейского центра энергетической безопасности Франк Умбах.

Напомним: компания E.On импортирует более половины газа в Германию, а проект Goldboro заработает в начале 2020 года. В данном случае речь идет о поставках в ЕС ежегодно не менее пяти миллионов тонн (8 млрд. куб. м) СПГ в год по спотовым ценам. E.On также ведет переговоры об участии в СПГ-проектах и закупках газа под госгарантии в Мозамбике, Израиле, Перу и Колумбии.

Не сидят сложа руки и другие европейские страны. На минувшей неделе стало известно, что Литва договорилась с норвежской Statoil о поставках уже с будущего года 540 млн. куб. м СПГ в год, что покроет около 16% потребностей страны в газе.

Ударными темпами достраивает терминал по приему СПГ и Польша. Он может заработать в 2015 году, и – в теории – поставки по нему способны покрыть четверть польского потребления.

Правда, эти меры не позволяют полностью вытеснить «Газпром» с европейского рынка – в 2013 году одна только Германия приобрела 40 млрд. куб. м российского газа. Однако проблемы продвижение СПГ на рынок ЕС создает – это признают в самом «Газпроме». В частности, в отчете по РСБУ за II квартал российский газовый монополист отмечает, что существует вероятность активизации деятельности стран ЕС, направленной на снижение зависимости от российского газа и уменьшение доли «Газпрома».

Чтобы сохранить позиции, «Газпром» готов идти на уступки: учитывать спотовые индексы в формуле цены и снижать уровень обязательств по контрактам «бери или плати». В мае всего этого добилась итальянская Eni, а сейчас на пересмотре цены настаивает и E.On, подавшая иск в стокгольмский арбитраж.

В целом, складывается впечатление, что ситуация с поставками газа в Европу понемногу начинает меняться не в нашу пользу. «Газпром» до сих пор утверждал, что СПГ — не конкурент его трубопроводному газу в ЕС. В частности, председатель правления компании Алексей Миллер уверял: Европу поразило спотовое сознание, из-за этого она проиграла конкуренцию за мировой СПГ, он ушел со спотового рынка ЕС в Азию, где цены выше, и в Европу уже не вернется. И вот – СПГ возвращается.

Причем, надо иметь в виду: около 40% мирового СПГ — 88 млн. т — после аварии на АЭС «Фукусима-1» покупает Япония, но японское правительство готовится возобновить работу реакторов. После этого в Европу может вернуться весьма значительная часть СПГ, что может дополнительно ударить по «Газпрому».

Как в реальности выглядят перспективы с поставками российского газа в Европу?

– Европа давно объявила о планах по диверсификации поставок газа, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Европейцы понимают, что из-за сокращения из года в год объемов добычи собственного газа, импорт голубого топлива будет только возрастать. С другой стороны, они всерьез опасаются, что зависимость от «Газпрома» станет слишком сильной, и это даст возможность России политически давить на ЕС.

Первой попыткой снизить зависимость от «Газпрома» был широко разрекламированный проект Nabucco. Предполагалось, что с его помощью в Европу пойдет газ из Азербайджана, Туркменистана, Ирака. Но потом оказалось, что кроме азербайджанского газа, – а это 10 млрд. куб. м ежегодно – другого голубого топлива в проекте не будет. Да и азербайджанский газ пойдет не по Nabucco, а по другому газопроводу, и только на юг Италии, где будет вытеснять не российский газ, а газ из Северной Африки.

Второй попыткой стала история с СПГ. В Евросоюзе были уверены, что из-за сланцевой революции в США сжиженный газ из Катара окажется невостребованным, подешевеет и окажется на европейском рынке. Но этого не случилось из-за резкого роста потребления голубого топлива в Азии – в первую очередь, в Китае и Японии. В результате, катарский СПГ ушел в Азию, где цены существенно выше европейских, а терминалы ЕС по приему сжиженного газа в 2013 году оказались загруженными примерно на 20%.

Теперь европейцы ищут, где все-таки взять СПГ, поскольку терминалы построены и европейские компании вложили в них немалые деньги.

Теоретически проблемы в покупке СПГ нет. Но для этого нужно платить азиатскую цену, а делать этого европейцам не хочется: цены на газ в Азии в среднем в полтора раза выше, чем у «Газпрома». Правда, у стран-членов ЕС пока действуют прежние контракты на поставки СПГ, и по ним сжиженный газ поступает по более-менее приемлемым ценам. Но старые контракты истекают, а проблема с дефицитом газа только обостряется.

«СП»: – Предоставление Германией госгарантий компании E.On меняет эту ситуацию?

– Принципиально – нет. Сейчас все поставщики, кроме России, сокращают поставки газа на европейский рынок, поэтому 8 млрд. куб. м газа ежегодно, которые собирается поставлять E.On, Европу не спасут.

«СП»: – А если Япония снова сделает ставку на атомную энергетику и откажется от импорта СПГ, этот газ может переориентироваться на европейский рынок?

– Это вопрос вопросов. В Японии сейчас идет бурная дискуссия, нужны ли стране атомные электростанции. Японское правительство и бизнес считают, что газовые электростанции на СПГ – слишком дорогое удовольствие. С другой стороны, эта позиция вызывает резкий протест общественности, которая понимает, чем ставка на атомную энергетику закончилась и чем может закончиться снова. Как быстро Япония придет к единому мнению, сказать трудно.

Но даже если Токио откажется от СПГ, этот газ, скорее всего, попадет не в Европу, а в Китай: в Поднебесной его потребление растет стремительными темпами. Да, возможно, в этом случае сжиженный газ немного подешевеет, но рынок точно не обрушит.

«СП»: – Если все так безнадежно, почему Германия дает госгарантии?

– Европейцы в последнее время активно ведут переговоры с «Газпромом» о снижении цены. Госгарантии на участие в СПГ-проекте, как и развитие альтернативной энергетики, используются Европой для торга. С другой стороны, если российский монополист снизит цену, это все альтернативные варианты просто убьет.

«СП»: – Насколько сильно европейцы могут прогнуть «Газпром» по ценам?

– Изначально, три года назад, позиция «Газпрома» выглядела так: поскольку на рынке ЕС дефицит газа, мы не будем снижать цену – пусть продадим меньше, но получим приблизительно ту же выручку. Но так вышло, что за счет дотаций за использование альтернативной энергии и за счет активного перевода электростанций на уголь европейцы стали активно выдавливать газ из сферы электроэнергетики. В результате газовые электростанции в ЕС оказались на грани рентабельности.

Чтобы поддержать своих партнеров – в том числе, компанию E.On, которая занимается электроэнергетикой, – «Газпром» начал снижать цены, из-за чего сразу выросли объемы поставок.

Но сейчас из-за кризиса в ЕС начали сворачивать программы поддержки альтернативной энергетики. Это привело к резкому – на 44% – снижению инвестиций в этот сектор экономики. Стало очевидно, что без газа, при растущем потреблении энергии, не обойтись. Это обстоятельство позволяет «Газпрому» не спешить со снижением цен.

«СП»: – США по политическим соображениям могут наладить поставки дешевого сланцевого газа в Европу?

– Американцы, безусловно, будут это делать, но в чисто символических объемах. Проблема в том, что в США добыча газа не растет столь стремительно, чтобы обеспечить потребности Европы. Думаю, в серьезных объемах Штаты будут поставлять газ только Великобритании – своему ближайшему партнеру в Европе.

«СП»: – Получается, если ЕС хочет энергетической независимости от России – за это нужно хорошо заплатить, и только?

– Да, вопрос сводится к деньгам. Но европейцы умеют считать, и вряд ли на лишние траты пойдут. Это не поляки и литовцы, для которых политика гораздо важнее экономики…

– Европейцы занимаются пока лишь точечными проектами по диверсификации газовых поставок, – считает директор фонда энергетического развития Сергей Пикин. – Высокая стоимость СПГ препятствует тому, чтобы эти проекты стали глобальным трендом.

Сейчас Германия платит «Газпрому» значительно меньше 400 долларов за тысячу кубометров. И большой вопрос, смогут ли немцы получать сжиженный газ за такие деньги на долгосрочной основе. Надо понимать, что рынок СПГ весьма волатилен, а транспортировка сжиженного газа существенно удорожает его конечную стоимость.

Однако попытки вытеснить «Газпром» с европейского рынка опасны в средне- и долгосрочной перспективе. Российскому монополисту следует, на мой взгляд, проявлять большую гибкость в вопросах ценообразования и шире применять практику корректировки долгосрочных цен по спотовому рынку. Только в этом случае мы удержим европейский газовый рынок…

http://svpressa.ru/economy/article/96274/