Дагестан является не только одной из российских иноконфессиональных этнических периферий, но и периферией Ближнего Востока, исламского мира в целом, испытывающей воздействие как внутренних, так и внешних факторов

Все большую роль в развитии геополитических процессов в Республике Дагестан, как и на всем Северном Кавказе, играет этнокультурный фактор, который оказывают непосредственное влияние на формировании российского геополитического процесса. Речь при этом идет, прежде всего, о культурном взаимодействии полиэтничности и поликонфессиональности республики в условиях, когда Дагестану уготована роль приграничной зоны и геополитического буфера для России в общении со странами Ближнего и Среднего Востока. Дагестан и ныне, как в далеком прошлом, выступает южными воротами или «южным форпостом» России.

Дагестанскому менталитету присуща черта признания авторитета ценности человеческой жизни по сравнению с национальными ценностями, а это закономерно распространяется и на ценность национальных языков.

Очевидно, что выделяются несколько значимых и объективно действующих констант, определяющих этнокультурную окраску геополитической составляющей региональной политики. Ведущей выступает этническая и конфессиональная мозаичность Дагестана, как продукт исторического взаимодействия различных народностей и культур. Географическое месторасположение, дружеское, родственное и историческое взаимодействие между различными этносами Дагестана, отличающимися друг от друга особенностями культуры, языка, традициями и обычаями, составляют природный мировой феномен, придающий уникальность картине национального состава республики в мировом масштабе.

На небольшой территории Дагестана (общая площадь республики 50,3 тыс. км (кв)), проживают представители более 100 народностей, принадлежашие к трем языковым семьям:

- к дагестанско-нахской ветви иберийско-кавказской семьи языков относятся аварцы (вместе с 14 этносами, имеющие свой диалект, но близкий к аварскому языку), даргинцы, лезгины, лакцы, табасаранцы, рутульцы, агулы, цахуры и чеченцы;

- к тюркской группе алтайской языковой семьи относятся кумыки, азербайджанцы, татары и ногайцы;

- к индоевропейской языковой семьи принадлежат русские, таты и горские евреи, говорящие на татском языке, который относится к иранской языковой группе.

Следует подчеркнуть, что в Дагестане нет титульной национальности, но ее политическими атрибутами наделены в настоящее время 14 этносов республики. По численности населения Республика Дагестана занимает 25-е место в РФ

Аварцы - наиболее многочисленный этнос Дагестана, их общая численность составляет 27,9% населения республики. Даргинцы - второй по численности дагестанский этнос, составляющий 16,1%, кумыки - 12,9%, лезгины - 12,2% населения республики; русские - 7,3%; лакцы - 5,5%; азербайджанцы - 4,3%; чеченцы - 4,5%; ногайцы - 1,65%. Таты - дагестанский этнос, говорящий на татском языке (иранская ветвь) и исторически исповедующий иудаизм. Указать их численность в настоящее время несколько затруднено, поскольку многие из них записывают себя евреями и попадают в общую с ними графу национальностей; евреев вместе с татами в Дагестане сейчас 18,5 тыс. человек, это менее 1% населения республики; рутульцы - малочисленный этнос Дагестана, насчитывающий 17,1 тыс.человек; цахуры - самый маленький народ Дагестана, насчитывающий 6,3 тыс. человек, т. е. 1,3% населения республики.

Дагестанскому менталитету присуща черта признания авторитета ценности человеческой жизни по сравнению с национальными ценностями, а это закономерно распространяется и на ценность национальных языков. К этому можно добавить, что в республике никогда, в отличие от других регионов РФ, не наблюдались эксцессы между народами на почве навязывания друг другу каких-либо языков. Свобода личности, в том числе и языковая, осталась приоритетной ценностью в глазах большинства дагестанцев, в частности, в глазах молодого поколения.

Примером сказанному выступает дагестанская межнациональная семья, которая играет большую роль в нормализации общественных процессов, а число таких браков в Дагестане с каждым годом увеличиваются, и они на 20% выше в конце 90-х чем в начале. И именно эти семьи в силу своей объективной национальной структуры обеспечивают наиболее тесное взаимодействие между представителями разных уровней, способствуя преодолению националистических настроений, формируя терпимость и уважение к национальной специфике, воспитывая широту кругозора и гумманизируя личность. Дети из таких семьей, как правило, бывают более свободными от националистических предрассудков. Это позволяет, на наш взгляд, рассматривать межнациональную семью как позитивный фактор действительности дагестанского общества.

Проблемами, влияющими на политическую стабильность и межнациональное согласие современного Дагестана, которые и определяют специфику этнополитического аспекта в российском геополитическом пространстве, выступают следующие:

1. Проблема репрессированных и депортированных народов. Серьезные проблемы отмечаются с реализацией Программы переселения лакского народа из Новолакского района на новое местожительство, и восстановления Ауховского района.

2. Проблема чеченцев-аккинцев, которые обвиняют дагестанские власти в попытках провоцировать конфликты в Хасавюртовском районе, пытаются требовать присоединения этого района к Чечне. По их мнению, Дагестан в переводе с чеченского - «земля предков», а значит, Дагестан и Чечня должны стать единым исламским государством, как было во времена имамата Шамиля.

3. Народы, разделенные государственной и административно-территориальными границами (ногайская проблема). С нашей точки зрения, в решении данного вопроса необходимо разработать и принять законодательный акт по созданию международных национально-культурных автономий, которые позволят объединяться в национально культурном аспекте.

4. Проблема возрождения нижнетерского казачества была связана с длительным отсутствием закона о казачестве. В своей массе казачество было и остается частью русского народа, но проблемы возрождающегося казачества, желающего иметь свою специфику, не всегда совпадают с проблемами остального русского населения. Создание казачьих воинских формирований, вынуждены покинуть эту территорию и переселиться предусмотренных Указом Президента РФ, неадекватно воспринимается другими дагестанскими народами. Возникает проблема возрождения нижнетерского казачества, связанное с отсутствием закона о казачестве, сложность, которой состоит в том, что казачество нацелено на восстановление системы хозяйствования, самоуправления и собственных ценностей на территории, где за десятки лет произошли кардинальные изменения. С другой стороны, позиция казаков, русского населения продиктована тем обстоятельством, что они оказались в численном меньшинстве.

5. Проблема обеспечения безопасности южных рубежей Российской Федерации. В настоящее время обстановка на российско-азербайджанской государственной границе и в приграничных районах Дагестана с Азербайджаном спокойная и стабильная. Сложность доставляет ситуация, сложившаяся на российско-грузинской государственной границе, связанная с низким социально-экономическим уровнем развития приграничных районов и населенных пунктов Грузии, грузинский национализм, способствующий вытеснению из республики национальных меньшинств, в том числе и этнических дагестанцев. В связи с этим большинство аварцев Кварельского района были на свою историческую родину - Дагестан. Серьезное влияние на развитие обстановки на дагестанском участке российско-грузинской государственной границы оказывает отсутствие здесь пункта пропуска для местных жителей, имеющих обширные родственные связи по обе стороны границы.

6. Проблема миграционного воздействия на состояние межнациональных отношений в Республике Дагестан. Изменение масштабов и характера демографических, миграционных процессов вызывает усиление негативных тенденций в развитии этнодемографической ситуации в Дагестане. Наблюдается активизация оттока дагестанцев, особенно из горных районов республики, из-за трудного социально-экономического положения. Это способствует росту диаспор дагестанских этносов в разных регионах России, в частности Ростовской, Московской, Ивановской, Тюменской областях, Ставропольском и Краснодарском краях. Наряду с внешней миграцией усилилась и внутренняя миграция (из села в город) в республике, которое выступает важнейшим фактором социально-экономической и политической стабильности Дагестана, оказывающее одновременно позитивное и негативное влияние. В полиэтничном Дагестане миграционный фактор становится катализатором интеграционных и дифференцирующих тенденций в развитии межэтнических отношений.

Другим важным этнополитическим аспектом геополитических процессов в Дагестане, оказывающим влияние на формирование российской геополитики, выступает поликонфессиональность республики. Республика расположена не только на стыке Европы и Азии, Востока и Запад, но и трех мировых религий (христианской, исламской и буддийской). И поэтому в современных условиях в дагестанском обществе проблема межконфессиональных и внутриконфессиональных отношений становится одной из сложных, так как именно здесь религия выступает неразрывной составлявшей всех социальных процессов и структур. Этим обстоятельством и обусловлен повышенный интерес властей различного уровня к возможности привлечения религиозных институтов к выработке и реализации социальной политики. Конфессиональный фактор проявляет свое организующее и консолидирующее начало в межрегиональных контактах экономического и культурного характера. Он играет также большую роль в формировании социального самосознания и самоорганизации дагестанцев. И данный аспект должен быть расценен адекватно и учтен при определении концепции политической стратегии.

Религия сегодня - важный компонент в развитии межнациональных отношений дагестанского социума, которая, используя исторически сложившиеся традиции и обряды, оказывает влияние на формирование этнокультурных особенностей дагестанцев. Оценивая религиозную ситуацию современного Дагестана, можно сказать, что происходит сложное и полномасштабное возрождение религии. И в этой связи количество мусульманских организаций по сравнению с иными конфессиями растет наиболее интенсивно. Еще одна специфика религиозной ситуации Дагестана - большое количество верующих, совершающих паломничество - умра и хадж (70% от числа россиян, совершивших паломничество).

По числу своих последователей ислам занимает в Дагестане первое место. Основная масса коренного населения республики исповедует ислам суннитского направления, почти все дагестанцы придерживаются шафиитского мазхаба, а ногайцы, татары и часть кумыков - ханифитского мазхаба. Суннитов в Дагестане 87% населения республики, а шиитское направление в исламе исповедуют дагестанские азербайджанцы.

Обрисовав особенности этноконфессиональной ситуации Дагестана, можно сказать, что религия, главным образом ислам, воспринимается дагестанским обществом не только как религиозная система, но и как естественная для них культурная среда, ее национальный образ жизни. Следует отметить, что в дагестанском социуме религия должна выступить как компонент возрождения этнокультурного слоя народов Дагестана. Но религиозность дагестанцев неоднородна. С одной стороны, ей свойственны проявления собственно религиозного сознания, с другой - секуляризованная религия играет роль этнокультурного идентификатора. В общем, ислам становится мажоритарной, «государственно-национальной» религией в республике.

Одной из основных угроз политической безопасности Юга России является политизация ислама в республике под активизацией внешних факторов и внутренних беспорядков. На социально-политическую ситуацию в ЮФО, особенно в Дагестане, больше негативное влияние оказала и продолжает оказывать идеология неоваххабизма, начало активного распространения которого относится к концу 80-х годов ХХ века.

Можно с полным основанием утверждать, что в республике сохраняется тенденция к гипертрофии этнического фактора в политической борьбе, проявляющаяся, в частности, при избрании политических лидеров, как латентная субстанция.

Очевидно, что в таком контексте Республику Дагестан следует рассматривать, как и весь Северный Кавказ, не только как одну из российских иноконфессиональных этнических периферий, но одновременно и как периферию Ближнего Востока, исламского мира в целом, испытывающую воздействие не только внутренних, но и мощных внешних факторов.

Международные террористы, вовлеченные в процесс геополитического давления мирового масштаба, пытаются выбирать наиболее уязвимые части Кавказа, прежде всего Дагестан, для ослабления, изматывания и расчленения России с помощью войны, являющейся продолжением политических отношений, используя совершенно иные средства и методы - военные и силовые. Республика Дагестан во время военных событий 1999 года и в последующих вооруженных ситуациях стала своеобразной лабораторией выработки новой практики международного взаимодействия.

Военные события августа-сентября 1999 года в Дагестане, как продукт сознательной политики показали, на наш взгляд, всему миру, что сегодня Северный Кавказ превращается в перекресток текущих геополитических изменений и столкновений в Евразии, при котором Дагестан оказался центром глобальной конкуренции за обладание нефтегазовыми ресурсами Каспия, т. е. наиболее значимым игроком в геополитической игре за обладание нефтегазоресурсами Каспия. Однако, основа этих военных событий формируется не в Чечне, и не в Дагестане, а далеко от этих регионов, под религиозными лозунгами с главной целью превратить Дагестан в важнейший первоначальный геополитический плацдарм в борьбе за господство над Евразией. Этому способствует евразийское положение ее территории. Происходящие события последних лет в республике показывают всему миру, в том числе и России, что Дагестан сегодня наиболее чувствительный «нервный узел» страны. В результате этого Россия вынуждена изменить свою политику по отношению не только к Дагестану, но и к другим регионам, в частности, к Чечне.

В Дагестане все еще сохраняется опасность роста конфликтов, и она не коренится в исламе или в Коране, а в тех, кто их трактует в своих корыстных интересах, во имя неправедных целей. В исламофобии, как и в людях другой фобии, таится опасность для человечества, в том числе и для России. Если мы не преодолеем неприятие мусульманской цивилизации в сознании значительного числа россиян, то «великая» и «сильная» держава Россия не состоится. Это, конечно, не единственное условие сохранения и укрепления России, но одно из самых важных.

В борьбе с радикальным исламом опора не должна делаться на исключительно силовые методы и поэтому органами местного самоуправления, правопорядка, общественно-политическим объединениям, и религиозным организациям необходимо значительно активизировать совместные усилия против любых попыток расколоть дагестанское общество, толкнуть его на путь конфронтации и противостояния.

Сегодня в Дагестане наблюдается сложная и тревожная ситуация. Дагестанской и российской властной элите нельзя допустить, чтобы здесь «северокавказский терроризм» нашел поддержку населения, превратился в самодостаточное явление во все меньшей степени зависящее от внешних факторов. Именно внутренний терроризм способен к расширению своих границ, что может привести к тиражированию чеченской войны, но уже в Дагестане. С этой целью республиканским органам государственной власти, на наш взгляд, необходимо активно осуществлять агитационно-пропагандистскую и разъяснительную работу среди населения, снизить уровень коррупции в органах власти, преодолеть экономический кризис, усилить деятельность спецслужб в этом направлении и создать необходимые условия для привлечения иностранного капитала. Это возможно только при активном взаимодействии органов государственной власти Республики Дагестан и Российской Федерации. Поэтому необходимо, совершенствуя государственно-конфессиональные отношения, выработать нормативно-правовую базу по противодействию религиозному экстремизму. Основными стратегиями здесь могли бы стать:

- усиление мер по подъему экономики, создание новых рабочих мест для оздоровления социально-экономической сферы жизни дагестанцев;

- проведение систематической работы Комитетом по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ с целью преодоления межнациональных конфронтаций между религиозными лидерами в российских мусульманских объединениях и организациях;

- усиление работы республиканскими органами государственной власти, местного самоуправления и правоохранительных органов, общественных, научных, религиозных организаций, СМИ, по взаимодействию в предотвращении социальных, межнациональных, меж и внутри конфессиональных противоречий;

- установление государственного контроля над организациями, деятельность которых связана с обучением и воспитанием молодежи; создать исламские вузы, формирующие новое, более просвещенное и толерантное пророссийское муниципальное духовенство;

- выработка единых образовательных программ и учебников для высших и средних мусульманских учебных заведений;

- контролирование выезда и въезда дагестанской молодежи в исламские страны и учебные заведения в целях недопущения предпосылок возможного осложнения религиозной ситуации в республике после их возвращения и возможного проведения ими миссионерской деятельности, без учета специфики, традиционного мировоззрения местного населения;

- разработка образовательных программ, способствующих распространению исторического опыта добрососедского сосуществования различных культур и религий в России на основе народной дипломатии;

- формирование и реализация государственными органами власти, общественными религиозными организациям Дагестана пакета мер, направленных на достижение этноконфессиональной толерантности, как составляющей межэтнического и межрелигиозного общения и согласия в рамках единого территориального и религиозного пространства Южного федерального округа, используя опыт позитивных традиций Северного Кавказа;

- расширение взаимодействия с религиозными объединениями, в активизации борьбы против проявлений религиозного экстремизма и терроризма;

- практиковать преподавание во всех государственных и негосударственных вузах РД предмета «Религиоведение»;

- активное использование потенциала духовенства, научной и творческой интеллигенции в предотвращении возникшей эскалации религиозной и розни;

- проведение органами местного самоуправления совместно с учебными заведениями целенаправленной работы по организации социально-полезного и спортивно-оздоровительного досуга молодежи, воспитания толерантности.

Итак, религия играет немаловажную роль в формировании региональной геополитической ситуации в республике. Возникает вопрос о том, может ли ислам стать системообразующим фактором для Дагестана? Да, может, так как в дагестанском обществе ислам является религией, распространенной, стирающей языковые, этнические, политические и иные различия между людьми и народами.

Можно с полным основанием утверждать, что в республике сохраняется тенденция к гипертрофии этнического фактора в политической борьбе, проявляющаяся, в частности, при избрании политических лидеров, как латентная субстанция. В самосознании жителей республики, идущих на избирательный участок, пока еще сохраняется симпатия к политическому лидеру - представителю своей национальности. Это объясняется отсутствием идеологической альтернативы у политических партий и лидеров, идущих во власть; создается ситуация, в которой национальные чувства населения представлены как единственное средство легитимации новой конфигурации политического пространства республики. Национализм в приложении к стратегии и тактике политических лидеров, партий, и движений федерального и регионального уровней становится своеобразной геополитической идеей.

Сложная социально-экономическое положение республики привела к изменению психологического состояния населения, вызвала здесь политическую, социальную и межнациональную напряженность, что до этого никогда не было характерно для дагестанского общества. При своевременной недооценке это может привести к недовольству и к непредсказуемым последствиям. Отсюда вытекает потребность в принятии срочных мер на федеральном и местном уровне по выводу республики из системного кризиса в целях стабилизации общественно-политической и социально-экономической ситуации. Для преодоления этого нужна продуманная политическая, социально-экономическая и национальная политика Федерального Центра на Северном Кавказе, которая может создать благоприятную почву для невмешательства мафиозных, клановых и преступных групп в решение политических, социально-экономических и правовых вопросов в республике.

Как бы то ни было, можно с полным основанием утверждать, что геополитическая плоскость дагестанской региональной политической и экономической стратегии обладает перспективой превращения в долгосрочную константу всей российской геополитики, которая связана с видением перспектив государственного строительства в России. Для этого необходима реконструкция федеральных отношений с сохранением стабильности между регионами, с целью недопущения развития процесса «самоиндефикации» российского регионализма, которая может привести в случае своего развития к дезинтеграционным процессам, ведущим к развалу государственности.

http://evrazia.org/article/2186