Запрет на ввоз многих продовольственных товаров из США, ЕС и других стран потребует резкого рывка в развитии отечественного АПК. Но эта сфера – крайне непрозрачна, подвержена коррупции и контролируется мощными лоббистами, которые от применения российских санкций выиграют.

Господдержка российского агропромышленного комплекса - крайне непубличная сфера. Например, на сайте Министерства сельского хозяйства России 31 июля были опубликованы промежуточные данные о выделении  ведомственных субсидий региональным бюджетам в первом полугодии 2014. Согласно этим данным, всего из федерального бюджета в виде субсидий на региональный агропром было выделено более 11 млрд рублей, региональные бюджеты успели освоить в среднем 49% этих денег. Из них 3,643 млрд получили регионы Центрального федерального округа, чуть более 2,5 млрд получило Поволжье, около 1 млрд – Южный федеральный округ и Сибирь.

Если заглянуть на сайты министерств (комитетов) сельского хозяйства регионального значения в областях, получивших максимальные субсидии, то выяснить, кому именно они достались, едва ли удастся.

На сайтах ведомств, получивших деньги, зафиксирован факт получения, опубликованы бесчисленные формы, которые надо заполнять для их получения, размещены многочисленные пресс-релизы о том, как поднимается сельское хозяйство в регионе, однако конкретных отчетов с перечислением организаций, которым субсидии выдали, просто нет. В лучшем случае опубликованы промежуточные отчеты об исполнении бюджета, из которых читатель может узнать, что в качестве субсидий на областное животноводство было выделено, к примеру, 3 млн рублей, однако кому достались эти деньги, умалчивается.

Для примера откроем такие ведомственные сайты различных регионов.

На сайте комитета агропромышленного комплекса Курской области в разделе «Государственная программа» размещен жизнерадостный текст: «В конце минувшего года на 66-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН 2014 год был официально объявлен Международным годом семейных фермерских хозяйств… Между тем в Курской области содействие работе фермеров давно и прочно вписано в число приоритетов работы областной администрации… Так, 21,7 миллиона рублей средств гранта и собственных средств начинающих фермеров и 10,97 миллиона рублей средств семейных животноводческих ферм уже потрачены на приобретение 1047 голов сельскохозяйственных животных, в том числе закуплено 205 голов молочного направления, 261 - мясного направления, 581 голова овец», однако нет ни единого намека на информацию о том, кто именно все-таки получил гранты.

В разделе «Животноводство» рекламируется предприятие ОАО «Гарант», однако никакой информации о том, куда деваются субсидии, также нет, раздел «Документы» и вовсе недоступен.

Примерно такой же степенью информативности (правда, с доступным разделом «Документы», в которых содержатся условия получения субсидий, но нет информации о конечном получателе) обладают сайты других аналогичных ведомств в ЦФО.

На сайте агропромышленного ведомства в Ростовской области, впрочем, информация о получателях субсидий есть, однако без конкретной финансовой информации.

Для того чтобы понять, кто все-таки получает господдержку в сфере АПК на региональном уровне, приходится пользоваться поисковиками. Интересно, получают ли такую поддержку, к примеру, предприятия, возглавляемые единороссами из областных Заксобраний основных сельскохозяйственных регионов. Формально это абсолютно законно – депутаты в регионах нередко работают на неосвобожденной основе и вполне могут параллельно заниматься бизнесом, даже если состоят в профильном комитете.

Так, к примеру, Сергей Бенслер – единоросс из аграрного комитета Заксобрания Алтайского края. Некогда он был председателем совхоза «Покровский», после его слияния с предприятием «Страна Советов» в нулевые стал гендиректором получившейся в итоге компании ООО «Колос». Получив господдержку в результате одной из губернаторских программ «100+100» несколько лет назад, компания Бенслера смогла инвестировать около 20 млн рублей в строительство нового животноводческого комплекса для крупного рогатого скота.

Аналогичным образом ситуация выглядит и в других регионах: большинство единороссов из агропромышленных комитетов региональных заксобраний возглавляют различные сельхозпредприятия. Если набрать названия этих предприятий в поисковиках, легко находятся пресс-релизы о том, что они получают господдержку.

В Белгородской области господдержкой, к примеру, пользуются предприятия ООО «ГК Агро-Белогорье», чей генеральный директор Владимир Зотов заседает в областной думе, и ЗАО «Белая птица» с гендиректором - областным депутатом Игорем Барщуком. В Башкортостане член аграрного комитета  Вадим Зайнуллин возглавляет ООО «Промышленная компания регион», депутат Сергей Лобастов – Башкирскую содовую компанию, Азамат Лутфуллин – ОАО «БЭТО», Вадим Соколов – СПК «Базы» и так далее.

Самым прозрачным в плане раскрытия информации о том, кто получает бюджетные деньги на агропромышленную деятельность, оказался Ставропольский край – на сайте АПК ведомства есть отчет по получателям субсидий. Впрочем, без конкретных сумм.

Коммунист Иван Богачев, глава комитета – председатель совхоза «Терновский», который есть в реестре сельхозпредприятий, получающих господдержку, его зам Василий Машкин – единоросс, директор аграрного предприятия ООО «Приволье», оно тоже в реестре.

Уровнем выше ситуация становится еще более запутанной.

Из предвыборных деклараций депутатов Госдумы от «Единой России», которые сейчас входят в комитет по аграрной политике, мы можем узнать, что акциями сельхозпредприятий владеют трое единороссов: миллионер Айрат Хайруллин, а также Александр Богомаз, Светлана Максимова и Умахан Умаханов.

Айрат Хайруллин -  владелец холдингов «Красный Восток Агро» и «Эдельвейс групп», Президент Национального союза производителей молока, бывший директор ОАО «Пивоваренная компания "Красный Восток"».

В связи с этим примечательно выглядит диалог Хайруллина с сенатором Сергеем Лисовским в эфире РБК-ТВ в феврале 2014 года. В этой программе Хайруллин говорит о том, что высокая доля импорта молочной продукции не отвечает доктрине продовольственной безопасности России, и критикует Минсельхоз за намерение убрать субсидии на молочное производство.

«Есть серьезный документ, это доктрина продовольственной безопасности, по которой мы должны обеспечивать себя на 90 процентов молоком. К огромному сожалению, как раз личные подсобные хозяйства являются тем местом, где формируются бестоварные объемы молока… Вы знаете, предыстория этого вопроса, она начинается с октября 2008 года. До этого времени в рамках нацпроекта были построены современные фермы и производство молока росло. Но в дальнейшем сложилась такая ситуация, когда производители молока боролись за снижение закупочных цен, формируя свою доходность за счет сельхозпредприятий...

И, к огромному сожалению, мы сегодня имеем информацию, что Минсельхоз с этого года перестает субсидировать производство молока. Во всяком случае, январь, февраль и март никто из сельхозпредприятий, скорее всего, не получит этой субсидии. Хотя это очень эффективная поддержка, и она позволяет нам реально видеть, сколько молока производится… Во всех странах мира из чего исходит поддержка? Из того, чтобы оптовая цена реализации сельхозпродукта обеспечивала крестьянину возврат затрат и плюс деньги на инвестиции и воспроизводство, расширенное воспроизводство. У нас на это почти никто не идет. Не потому, что они глупы, а потому что понимают — если они посчитают, то поддержку нашего сельхозпроизводителя надо увеличивать в разы», - рассказывает Хайруллин в этой программе о проблемах молочной индустрии Лисовскому, умалчивая, впрочем, о своих бизнес-интересах в этой сфере. В конце программы он отмечает, что от рыночного регулирования молочного рынка отказались уже почти во всем мире. Нынешние санкции Хайруллину крайне выгодны.

Не менее выгодны они и сенатору Лисовскому, с которым разговаривал Хайруллин в том эфире. Некогда Лисовский в партнерстве с Вадимом Золотаревых создал холдинг «Моссельпром», который, в частности, активно вел себя на рынке птицеводства, в то время как правительство год от года снижало квоты на поставки импортной птицы.  В кризисные 2008-2009 годы Лисовский стал одним из авторов поправок в закон «О торговле», благодаря которым торговые сети прекратили злоупотреблять отсрочками платежей и в самый тяжелый час вернули поставщикам многие миллионы долларов, однако в итоге сразу несколько розничных сетей отказались покупать у «Моссельпрома» продукцию. В марте 2009-го руководитель сети Х5 Лев Хасис на пресс-конференции практически открыто рекомендовал потребителям покупать курицу у «Черкизово», поскольку «они делают качественный продукт, а не ввязываются в политические игры».  Спустя некоторое время «Черкизово» купило «Моссельпром».

Если попробовать проследить за дальнейшими приключениями того же «Моссельпрома» и  компаний, входящих в этот крупный холдинг, можно наткнуться, к примеру, на любопытную историю о том, как ЗАО «Моссельпром» в 2012 году отсудило у правительства Тульской области субсидию на производство птицы, оспорив в суде отказ выдать ее и взыскав в итоге с государства 42,8 млн рублей. Согласно открытым источникам, субсидии получают и другие крупные предприятия, входящие в холдинг, – например ОАО «Курская птицефабрика».

Получает поддержку от государства и сама Группа компаний «Черкизово». Если посмотреть годовой отчет этого предприятия за финансовый год, закончившийся 31 декабря 2013 года, из него можно узнать, что за один финансовый год предприятия ГК «Черкизово» получили субсидии только на уровне местной власти (то есть без учета регионального уровня) в размере 24 793 000 долларов США. Валовая прибыль компании за тот же год составила 368 447 000 долларов США.

Приведем в качестве примера еще одну компанию из числа лидеров в агропромышленном бизнесе в России и посмотрим годовой отчет холдинга «Русагро». За 2013 финансовый год чистая прибыль холдинга составила 3,2 млрд рублей. Только лишь в мясном сегменте компания в 2013 году получала при этом государственные субсидии в размере 287 млн рублей (поддержка производителей свинины), в сельскохозяйственном сегменте – 281 млн рублей (зерновые и подсолнечник). Всего, согласно консолидированному отчету, в прошлом году компания получила более более 4 млрд рублей субсидий в полном соответствии с законодательством Российской Федерации.

Аналогичным образом дела обстоят и у других гигантов в отрасли. Им также выгодны продовольственные санкции.

Политконсультант Глеб Кузнецов объяснил, что агропромышленное бизнес-лобби является одним из самых сильных и непубличных в России, в том числе в силу того, что агропромышленные предприятия считаются субъектами не только экономики, но и социальной сферы.

«Надо понимать, что нынешняя система, сложившаяся в АПК, – это и есть главная угроза продовольственной безопасности страны. Депутаты и сенаторы всех уровней в основном работают с «сельскохозяйственными баронами» - крупными предприятиями, а не с фермерами, не позволяя последним развиваться, так как гиганты оттягивают на себя большую часть субсидий. Есть и явно коррупционные истории, когда, к примеру, посещаешь Воронежскую или Липецкую область, видишь бескрайние поля пшеницы, а потом узнаешь, что в этот регион срочно выделены средства на ликвидацию последствий страшной засухи или наводнения. При этом нечерноземные регионы субсидии недополучают – такие объемы Москве «неинтересны».  При том, как только кто-то на федеральном уровне заинтересуется происходящим и потребует отчета по субсидиям, крупные предприятия начинают фактически шантажировать власти угрозой социального бунта. В силу такого устройства отрасли я и не верю в довод, что за счет нынешних контрсанкций мы оживим российское сельское хозяйство», - считает Кузнецов.

Глава Международного института политической экспертизы Евгений Минченко отмечает, что агропромышленное лобби состоит из многих частей.

На федеральном уровне «Россельхозбанк», к примеру, связан с выходцами из спецслужб  - председателем правления там работает Дмитрий Патрушев, сын экс-директора ФСБ Николая Патрушева. На уровне регионов вступают в силу региональные лоббисты, параллельно идет лоббизм, касающийся скупки земель, землеотводов и так далее. Наконец, лоббисты работают и в нормативно-правовом поле, где крупные сельхозпроизводители, оптовики и ритейлеры пытаются менять рынок каждую в свою сторону, прикрываясь на словах интересами фермеров, отмечает Минченко. Эксперт также обращает внимание, что заградительные меры часто являются инструментом борьбы внутренних и международных игроков.

«По субсидиям уровень закрытости, конечно, высокий, но из нацпроектов «Сельское хозяйство» был все-таки самым успешным», - добавил Минченко.

Источник http://znak.com/moscow/articles/08-08-16-25/102754.html