В англоязычном мире есть довольно крепко укоренившееся убеждение о связи ума и богатства (“Если ты такой умный, почему ты не богатый?” – “If you’re so smart, why aren’t you rich?”). Разумеется, не все его разделяют, но в целом кое-какая корреляция есть: чем более высокооплачиваемая работа, тем больше шансов, что на нее будут претендовать более умные люди.

Впрочем сразу же приходят на ум главы больших корпораций, продемонстрировавшие весьма скромные знания и полное отсутствие логики, но тем не менее получившие за свои провалы многомиллионные компенсации и “золотые парашюты”. Однако в Америке высокий доход отмечается также у врачей и юристов, финансистов и программистов – групп, в целом выделяющихся интеллектуальными способностями выше средних.

Джей Загорски из университета штата Огайо провел исследование, в коем показал, что увеличение IQ на 1 бал означает рост ежегодного дохода в промежутке $202 – $616. То есть разница в 20 единиц IQ – например, между 80 и 100 или 100 и 120, – будет иметь материальное измерение в 4-12 тысяч в год. При медианном доходе американского домохозяйства в 52 тысячи это означает 8-23%.

Можно зайти и с другой стороны: не будет ли у более глупых людей большего количества финансовых проблем? Исследователь предположил, что платить проценты и штрафы за просроченные платежи по кредиткам – уменьшать собственное богатство, т.к. годовая ставка у кредитных карт – одна из самых высоких. Обнаружилось, что глупые люди с IQ = 75 имеют проблемы (хотя бы должны платить проценты по просроченным платежам) в 7.7% случаев, те же, кто немного глупее среднего (90) – заметно чаще – в 12.1%, а вот более умные, чем средний человек (115), – самый низкий процент (5.4), потом – по мере роста IQ – доля теряющих деньги на процентах выплаты кредитной карте немного растет (6% – у тех, у кого IQ 125).

Несмотря на относительную легкость процедуры банкротства на Западе, у банкротства куча негативных последствий для финансового будущего человека. Если сравнить банкротства, то среди очень умных (IQ 140) банкротов – 14.1%, а среди людей с низким IQ (80) – 15.2%. Практически только среди тех, кто немного умнее среднего, увеличение IQ означает снижение риска финансовых проблем.

Можем-ли мы говорить о том, что ум и доход связаны? Да, можем, но следует упомянуть и другие, не менее важные факторы: настойчивость в достижении цели, везение, трудолюбие, умение найти язык с другими, способности в необычных сферах, где нет конкурентов и можно получать заметно больше людей со сравнимым образованием или опытом вне нишевого рынка, и т.д.

Если вспомнить о фальсифицируемости, то можно привести и противоположные примеры. Хороший водопроводчик или ремонтник в Америке может зарабатывать больше подавляющего большинства программистов или среднего адвоката – и 150, и 200 тысяч в год. Отсутствие образования и средние (а то и ниже) интеллектуальные способности не мешают. При одном условии: работать водопроводчик будет на себя, причем много, хорошо и будет нанимать помощников. Высокая плата идет не только за качественную работу, но и за риск (водопроводчик на зарплате получает заметно меньше).

Трудно устоять перед искушением упомянуть вроде бы умных людей, профукавших огромные деньги. Примеры начиная с 1920-ых по 1970-ые есть в статье Дональда Макклоски (того, кто потом станет Дейдрой Макклоски :)), но можно вспомнить и “Long-Term Capital Management”, основанный большой шишкой из “Саломон Бразерс” при участии двух лауреатов Нобелевской премии по экономики в 1994 году и обанкротившийся в 1998. Но есть нюанс: все, перечисленные в данном абзаце, включая примеры в статье Макклоски, потеряли чужие деньги, тогда как об их личной финансовой ситуации мы толком не знаем, а она могла не только не ухудшиться, но и улучшиться. Может случиться и такое, что и лауреат вынужден продать свою Нобелевскую медаль.

Одна из серьезных проблем увязывания ума и богатства в том, что именно полагается за ум. В экономической науке и психологии ум приравнивается к коэффициенту интеллекта. Величина словарного запаса, скорость решения простейших математических и логических задач, а также задач на пространственное мышление, – если честно, то я не вижу, каким образом хоть одна из четырех упомянутых характеристик IQ может помочь в бизнесе…

Если же мы отказываемся от коэффициента интеллекта, как меры ума, нам надо выбрать другой, четко измеряемый, не произвольный критерий. И выясняется, что толком ничего нет.

Для себя я могу полагать умными, например, тех, кто предложил нечто новое, оригинальное, но тут же возникает вопрос: как определить степень оригинальности и новизны? Не может ли быть, что нечто слишком новое, опередившее время не поймут, не оценят, отвергнут, т.е. связь ума, как производной творческого мышления, и богатства будет негативной. С другой стороны, надо показать, насколько важны инновации для зарабатывания денег? Билл Гейтс или Уоррен Баффет ничего не изобретали, но здорово разбогатели, как и какой-нибудь мексиканский телекоммуникационный магнат или глава нефтяной державы.

Быть может, стоит не от ума двигаться, но с противоположной стороны – от богатства? Можно-ли привязать деньги к значимости чего-то для общества? Цена продукта или услуги – мера нужности товара в настоящий момент, но богатство, как сумма накоплений за продажи в прошлом, не отражает нужность, т.к. накопленное можно было вложить более или менее удачно, чем приумножить или преуменьшить, что будет отражать, par excellence, риск и везение/невезение.

Хорошо, у нас есть хотя бы цена труда, как мера нужности. Попробуем отталкиваться от нее. Несмотря на то, что на рынке может быть ограниченно предложение, когда в президенты компаний берут только членов дорогих гольф-клубов, выпускников определенных бизнес-школ, родню и т.д., но в целом мы можем говорить об корреляции между спросом и предложением, т.е. более высокая плата будет означать более высокий спрос и/или более низкое предложение специалистов такого профиля на рынке.

Ограничение предложения означает или сложности с получением образования и/или опыта в специфической сфере, или крайне неприятными условиями работы (риск, тяжелые условия, много командировок, долгие часы работы и т.д.). Однако неприятная работа, не требующая квалификации (или членства в профсоюзе), например, золотаря, станет весьма желанной, если будет приносить кучу бабок, и от желающих не будет отбоя. Что приведет к снижению расценок/зарплат. Тогда как сложность работы при высокой оплате не может резко увеличить предложение, т.к. при данном условии предполагается требование владеть редкими знаниями и умениями, которые или определяются врожденным талантом, или долгими годами учебы, отсеивающей большинство претендентов.

Одновременно естественные склонности многих людей не позволяют им заниматься определенными работами – от “не лежит душа” и “меня тошнит” до “не могу, не понимаю, не способен”. Потому для облегчения жизни предположим, что каждый из нас занимается плюс-минус тем, что ему, как минимум, не противно и хотел бы заниматься примерно тем же и дальше. И вот тут мы приходим к более серьезному вопросу: что нам мешает достичь в избранной сфере большего, чем мы уже достигли?

Я хочу подчеркнуть, что вопрос не в том, почему каждый из вас, мои дорогие читатели, не президент в фирме, в коей работает (поскольку очевидно, что все не могут дойти до уровня исполнительного директора или президента компании из-за ограничений пирамидальной структуры). Думается, что каждый из нас, – хорошо, признаю, пусть будет “почти каждый из нас”! – мог бы достичь большего, но по какой-то причине не достиг. И почему я не достиг, я вроде бы понять не могу: ведь я не глупее моего начальника, а скорее всего – умнее, но он начальник, а я подчиненный?!

Мне кажется, что дело не только во внутреннем центре деструкции, но и в нежелании. Да подавляющее большинство из нас хотело бы оказаться на более высокой должности, но это слова, выдача очевидного всем вокруг, социальная норма. Мы не достигаем доступных нам вершин не из-за принципе Питера, всё куда прозаичнее – мы не хотим достичь большего.

Нет, я не ухожу опять в закопанное в подсознании желание нагадить самому себе. Мы выбираем то, что нам видится более ценным, потому на сегодняшний день мы там, где мы находимся с нашей карьерой, финансовой ситуацией и т.д.

Допустим некто мечтает о том, как хорошо было бы быть директором или вице-президентом. Но одновременно он любит смотреть сериалы, играть в компьютерные игры, или читать детективы/фантастику/дамские романы, или ходить на рок-концерты или спектакли. По идее можно быть директором и читать детективы, но чтобы тебя оценили и продвинули, надо стараться больше, чем сейчас, больше, чем твои коллеги, читать не детективы, а книги по специальности, заниматься на курсах повышения квалификации и т.п. Что означает по сути дела отказ от развлечений сейчас. Причем не на один день или неделю, а на годы.

На этом этапе и происходит перенаправление наших желаний: мы не хотим стать вице-президентами ценой отказа от развлечений на довольно длительный период времени, мы решаем, что хотим мечтать о том, как станем вице-президентами.

Итак, мы пришли к тому, что желания можно разделить на две группы – те, за которые мы готовы платить, и те, за которые не готовы.

Если вспомнить о двух-процессной теории сознания, то не сложно предположить, что желания, относящиеся к зоне контроля “слона”, заметно легче довести до удовлетворения, чем те, за которые отвечает “наездник”. Тем не менее у каждого из нас есть и те, и другие. И проблемы возникают в основном со вторыми, т.к. мощность у “наездника” мала, надолго его не хватает.

Если мы говорим о конкретных карьерных мотивах, то я бы предположил, что тот, у кого карьера четко связана с самоуважением, любовью женщин или страхом смерти (голода, нищеты и т.п.), будет вкладывать в карьеру много больше усилий, чем остальные. Если же карьера становится конкурентом самовыражению в какой-то, не связанной с работой, области или возможности провести время с девушкой, то более слабое желание перейдет в область мечты, где никакие практические усилия не требуются.

Похоже на эдакую гиперкомпенсацию комплекса неполноценности? В определенной мере да. Но явно не всех выдвигают на высокие должности из-за наличия у них “комплекса Наполеона” или чего-то подобного. Некоторых продвигают, т.к. они заслуживают этого больше, чем другие. Чем заслуживают?

Прежде чем отвечать на вопрос, заданный в конце предыдущего абзаца, давайте чуть отступим и задумаемся на секунду, а зачем нам нужны компьютерные игры или чтение детективов? Наверное, для того, чтобы расслабиться, восстановить силы, “прийти в себя”. Таким образом получается, что по сути на развлечения должны тратить больше времени те, у кого меньше сил, меньше внутренних ресурсов – психологических, энергетических, волевых и т.п.

Получается, что при выборе по меритократическим критериям должны отбирать тех, у кого более высокий энергетический или волевой уровень. По идее должны…

На практике тех, кто пашет как трактор на своем рабочем месте от рассвета до заката, продвигают не так часто, как хотелось бы пашущим. С другой стороны, тех, кто явно не напрягается, не продвигают (если исключить родственные связи, блат и шантаж), поскольку они демонстрируют, насколько им все равно и как им не хочется делать больше, чем они делают сейчас.

Можно рискнуть заявить, что на наш успех в жизни влияют как находящиеся под нашим контролем факторы, так и не находящиеся. Причем часть якобы подвластных нам факторов явно зависит не от нас, например, из-за низкого энергетического уровня нам надо больше времени, чтобы прийти в себя, восстановить силы и т.д.

Одновременно, если мы делаем сознательные усилия, то можем научиться чуть лучше справляться с трудностями, тратить на всякую ерунду меньше сил и в итоге меньше нуждаться в отдыхе, или быстрее восстанавливаться… Но есть более эффективный способ.

Видимо, для нас, простых смертных, никогда не создадут волшебных пилюль, увеличивающих IQ или трудолюбие, наращивающих силу воли или обеспечивающих талантом.

Полагаю, иного способа изменить себя, кроме как обратив сложную и неприятную для нас деятельность в рутину, которую мы выполняем автоматически, практически без волевых усилий с нашей стороны. То есть от нас требуется научиться делать что-то по привычке, т.е. перевести активность из зоны контроля “наездника” в зону контроля “слона”, где функционировать заметно легче, т.к. многое делается автоматически (в том-то и состоит эволюционная выгода от двух систем в человеческом сознании).

И вот тут на пути нашего желания научиться что-либо делать что-то новое для нас встает тот самый, вышеупомянутый центр самодеструкции, который отвлекает – то искушая ленью или отдыхом, то ожидая волшебных изменений после 1-2 попыток, то заставляя преследовать 2-3-5 целей одновременно… Почему он это делает? Узнать пока мы не можем: “слон” непроницаем для анализа “наездника”, если же последний должен придумать объяснения, то он откровенно фантазирует, выдумывает, не в силах дойти до причин.

Итак, есть умные с точки зрения формальных тестов и академических успехов, есть гении, есть богатые и есть мы, обычные люди со средними способностями, довольно слабой волей, толком не сумевшие ничего достичь. Можем-ли мы сказать, что ум связан с финансовым благополучием? И насколько последнее не для нас?

Если оставить в стороне абстракцию IQ, то ум любого из нас может помочь повышению благополучия, в том числе в финансовом плане.

Но начинать надо не с денег или книжек о том, как подтянуть эрудицию или интеллектуальные способности. Начинать надо с себя! Прежде всего надо разобраться в себе, с помощью чтения и рефлексии (можно сюда добавить и помощь извне – от психолога до выбранных тобой друзей), понять, что мне больше мешает, что для меня более ценно, что менее, чем готов жертвовать, чем не готов, насколько велики или малы мои силы (скорее они меньше, чем я сам про себя думаю), сильна или слаба мотивация (опять же, скорее, слабее, чем я воображаю), чего я могу добиться и чего нет (и здесь будет, вероятно, перекос в сторону переоценки своих сил и возможностей). Потом выработать – одну за другой, даже не по две зараз, – полезные привычки в тех областях, откуда произрастают наши самые серьезные проблемы. Чтобы не заставлять себя, а действовать “на автомате”. Затем можно начать заниматься карьерой, или сменить оную, или открыть бизнес, или придумать иной способ достичь большего в этом мире.

Мы, обычные люди, не можем написать гениальную симфонию или открыть закон природы, мы вообще не так много можем… Но мы можем достичь заметно большего, чем достигли до сих пор, если правильно приложим усилия. Надо только решить: “Я хочу достичь чего-то или мечтать о том, как я достиг?”.

https://khvostik.wordpress.com/2015/06/17/smart-rich-and-mere-mortals/