В последнее время социологи-догматики, сидящие на грошовой зарплате в государственных вузах, разражаются статьями на темы о среднем классе и вызываемой его существованием социальной стабильностью в России. Под социальной стабильностью у сидящих на госзарплате господ подразумевается, разумеется, стабильность нынешнего режима, при котором их зарплата заметно выросла. Не будучи людьми далекими, эти социологи, как и все госслужащие, считают этот рост зарплаты заслугой режима, а не результатом случайного роста конъюнктуры. Впрочем, рост зарплаты не означает ведь роста уровня жизни…

В сочинениях господ социологов под средним классом подразумевается некая группа людей, выделяемая ими по критериям, в эпоху постиндустриальной глобальной цивилизации совершенно устаревшим. Кто-то выдвигает в качестве главного критерия «хороший заработок», а кто-то – «доступ к Интернету и поездки за границу». Соответствующих этим формальным критериям граждан оказывается от 7% до 15%, которые и относят к среднему классу. А затем делается вывод, что этот средний класс и будет социальной опорой режима.

Средний класс действительно бывает опорой режима в ряде обществ. Например, в Древнем Риме всадническое сословие было опорой республиканского режима, а в эпоху Империи, наоборот, стало оппозицией и было уничтожено. В буржуазном обществе индустриальной эпохи средний класс также был опорой многих режимов, в первую очередь республиканско-демократических,  в то время как режимы Гитлера, Пиночета, Франко, Пака и прочих кумиров основателей СПС со средним  классом активно боролись.

Впрочем, оставим пока вопрос, насколько средний класс может быть заинтересован в режиме Путина и президентстве Медведева, и зададимся все же вопросом – а что такое средний класс сегодня, в эпоху наступающего постиндустриального строя и глобальной экономики?

Бедность и нищета

В традиционной социологии ниже среднего класса принять выделять еще два слоя – бедность и нищета. Россиянские социологи обычно эти понятия смешивают, причем не только по глупости, но и по политическому расчету – чтобы затуманить некоторые очень существенные аспекты социальной политики режима.

Итак, что такое нищета? Это нехватка денег на самое необходимое: наем жилья, еду, одежду, воспитание детей, дешёвый подержанный автомобиль. В России пока еще остается возможность найма жилья по социально низким ценам в разваливающихся домах, построенных в эпоху «проклятого социализма» в расчете на 50-70 лет эксплуатации. В силу этого пока что вопрос стоимости жилья стоит реально только перед молодым поколением, которые квартиры снимает и знает, что для найма однокомнатной плохонькой квартиры, по европейским понятиям трущобы, необходимо 15000 рублей в месяц в Петербурге и 25000 – в Москве. В Европе социальная однокомнатная квартира такого качества обошлась бы в 200 евро в месяц без коммунальных услуг, то есть в 7000 рублей. Если у Вас есть ребенок, то Вам нужна как минимум двушка, что в Европе обойдется в 320 евро в месяц без коммунальных услуг, а в Москве – 40000 рублей.

Если Вы молоды и здоровы, и не нуждаетесь в диетическом питании, не посещаете забегаловки и готовите себе сами, то продукты питания на одного человека в месяц стоят в Европе 300 евро, а в России тот же набор продуктов – 17000 рублей или 500 евро. Если же Вы вынуждены питаться в общепите хотя бы раз в день по будням, то обед обойдется Вам сверх этой суммы еще в 400 рублей в день как минимум, что составит 8000 в месяц. Если же Вы нуждаетесь в диетическом питании, которое в России очень сложно найти, то Ваши расходы вырастают минимум вдвое (в Европе диетпитание есть во всех супермаркетах и почти в ту же цену, что обычное).

Одежда в России стоит примерно втрое дороже, чем одежда аналогичного качества в Европе. На российском рынке, конечно, есть дешевые китайские товары низкого качества, которые к продаже в Европе запрещены, но их присутствие не делает жизнь дешевле. Если купленные в Германии за 15-20 евро кроссовки носятся два года, то купленные за 700 рублей на московской толкучке или в магазине носятся два-три месяца. В целом, расходы на одежду в России превышают европейские в два раза, если Вы и европеец одеваетесь одинаково скромно, и в пять раз, если Вы и он одеваетесь в модных магазинах.

Подержанный автомобиль Мерседес-десятилетка-малолитражка в хорошем состоянии стоит в Германии 4000 евро, в России он же приобретается за 30000 рублей, то есть более чем вдвое дороже. Новый жигуленок, который по всем параметрам хуже престарелого Мерседеса, обойдется в такую же сумму в России, в Германии его не купят. Новый Форд обойдется почти одинаково, но проездит в России вдвое меньше, чем в Германии из-за плохих дорог. Цена ремонта и безнина общеизвестна.

Теперь о воспитании детей. Об образовании для детей нищих речь в России не идет, для детей бедных обучение детей в третьесортной муниципальной школе обходится в 3000 рублей в месяц различных поборов. Принадлежность к среднему классу требует обучения ребенка в приличной школе, где с Вас  сдерут не меньше 20000 рублей в месяц.

Страховки в России сожрут еще порядка 200 евро в месяц. В Европе – 400.

Итак, подобьем бабки.

Проживание в двухкомнатной квартире плюс питание на уровне «не голоден», плюс обучение детей в муниципальной школе, плюс одежда себе и ребенку плюс дохлый подержанный автомобиль стоит сегодня в Москве и Петербурге 100000 рублей в месяц. В Европе – 1300 евро, то есть в 2,5 раза дешевле. Это и есть уровень бедности при структуре расходов в каждом из наших двух миров.

Я говорю, конечно, о жизни в Западной Европе. В Восточной Европе жизнь несколько дороже, хотя и не так дорога, как в России.

Выше речь шла о расходах. Чтобы их покрыть, надо зарабатывать больше на сумму налогов. В Германии надо зарабатывать 1600 евро, чтобы тебе осталось на бедность 1300. В России надо зарабатывать 115000 рублей, чтобы тебе оставили 100000.

Итак, чтобы не быть нищим и жить минимально прилично надо в Европе зарабатывать 1300 евро, а в России – более 3000.

Сделаем маленькую скидку в этом расчете на то, что чубайсья «жилищная реформа» еще не доведена до конца, и уровень бедности выше нищеты можно поддерживать некоторыми ухищрениями при меньших доходах. Ну, скажем, даже при 70000-80000 рублей в месяц…

Собственно, эта граница между нищетой и бедностью и считается в РФ границей «среднего класса». То есть тот, кто живет лучше нищего – уже и средний класс.

Семья, которая живет в двухкомнатной квартирке с ребенком, нормально питается, с трудом обеспечивает ребенку обучение в нормальной школе, и скромно одевается, называется «Средним классом» у российских социологов, в то время, как в остальном мире относится к категории бедных. Это явное мошенничество и явное манипулирование понятиями в угоду отстаивания социальной политики властей.

Сколько должен зарабатывать «средний класс»?

Давайте называть вещи своими именами. Средний класс – это когда у тебя есть сбережения, чтобы прикупить понравившуюся квартирку или домик в провинции, когда у тебя новый хороший автомобиль, когда у тебя ребенок обучается в престижной школе, когда ты можешь себе позволить отпуск в 45 дней, проведенный не в Египте, Таиланде и Турции, а на приличных курортах.

Начнем с того, что у представителя «среднего класса» есть своя жилплощадь не менее 50 квадратных метров качественного жилья на члена семьи. Понятно, что приватизированная хрущеба на такую собственность не канает. Как известно, в Москве сейчас приличного качества жилье стоит 150 тысяч рублей за квадратный метр, а значит, семья из трех человек должна бы иметь квартиру стоимостью 22 миллиона рублей. Посчитаем такой объем имущества и сбережений нижней границей принадлежности к среднему классу.

В Европе жилплощадь таких размеров обойдется заметно дешевле – 300 тысяч евро. Но здесь надо иметь в виду одно различие. В Европе существует доступная всем система дешевого (2%-3%) жилищного кредита, а в России ипотечный кредит с учетом непроцентных премий финансовых институтов обойдется реально в 28%. Под приличный процент (реально 5%-7%) предоставляют только ПИК из «Гильдии народных кооперативов», но там кредитуются менее 1% покупателей нового жилья. Так что реально аналогичное жилье русскому обойдется не в полтора, а в два раза дороже, чем европейцу.

Престижная школа в Москве берет порядка 30000 рублей в месяц за обучение ребенка. Качество обучения вызывает нарекания одинаково что в Европе, что в России, так что качественный показатель здесь безразличен. Отдых за рубежом в приличном месте (для примера – Канарские острова) 30 дней в год будет стоить на семью из 3 человек 300-500 тысяч рублей. Новый автомобиль приличного класса стоит в России 1 миллион рублей.

Чтобы поддерживать такой уровень жизни и имущества, необходимо расходовать в месяц в Европе 3000 евро, в России – 250000 рублей. С учетом налогов надо для этого зарабатывать в Германии 4800 евро, в России – 290000 рублей.

В Европе заработки свыше 4800 евро имеют 26% работающих. Это и есть средний класс. Богатые люди давно уже поменяли гражданство или налоговый домицил на оффшорный, так что в эту статистику входят только как исключение.

В России свыше 290000 зарабатывают реально не более 5% населения. 95% либо бедные, либо нищие. Разумеется, я опираюсь не на статистику официальных зарплат (официально и у Абрамовича меньше), а на реальные доходы.

Официозные социологи и особенно журналисты с придыханием говорят о большом спросе в России на новые автомобили. Спрос этот де предъявляет средний класс. На самом деле это мошенничество. В любой другой стране спрос на подержанные автомобили предъявляют их нищие, а на новые автомобили нижних стандартов – бедное население. Средний класс предъявляет спрос на те классы машин, которые в России вообще не в чести.

Европейские бедняки и нижняя часть среднего класса покупают новых автомобилей в расчете на душу населения вдесятеро больше, чем русские бедные. Русский средний класс ездит на джипах, причем не от хорошей жизни: больше ни на чем не проедешь. Да и затраты сил на обслуживание автомобилей в России на порядок больше, что тоже снижает уровень жизни. Например, я мою свой небесно-голубого цвета автомобиль раза четыре в год, и он все время сияет чистотой. В Москве через два часа по выезде с автомойки уже можно на слое грязи, покрывшем бока, оставлять автографы.

Кто зарабатывает?

Думаю, для большинства читателей этой статьи, еще со времен Гайдара свыкшихся с жизнью в нищете и потому считающих достижением даже выход на уровень бедности, приведенные мной цифры видятся какими-то заоблачными. В рамках осуществляемой сегодня «единой Россией» политики эвтаназии населения разного рода социолухи так загрузили мозги россказнями об успехах реформ, что обычные в сегодняшнем мире для умело работающего человека заработки представляются россиянам чем-то из ряда вон выдающимся.

А между тем, пока в России строилось феодальное общество, основанное на распродаже природных ресурсов страны, в мире давно сложился постиндустриальный экономический уклад, в рамках которого заработок в миллион долларов в год стал делом обычным для образованного человека. Впрочем, если мы посмотрим на происхождение среднего класса в России, то увидим, что он складывается как раз в постиндустриальной сфере.

Феодальный уклад российской экономики делает сегодня 50% официального ВВП и 30% реального. Он же делает 100% В.В.П. В рамках этого сектора есть стандартное для него разделение на богатых и бедных, предопределенное технологией управления базовым ресурсом. Богатые – это вожди силовых кланов, которые контролируют ресурсы, а также их высшие офицеры. Бедные – это служилый люд, нищие на подкормке – остальное население.

Этот уклад контролирует не только добычу, но и первичную переработку природных ресурсов. Он же фактически контролирует и индустриальные предприятия, внутри которых имеет место индустриальный уклад, но феодальный уклад обеспечивает их передел между феодальными кланами силовым путем.

В рамках этого уклада места среднему классу нет и быть не может. Как рядовым специалистам-офицерам-функционерам кланов, так и госслужащим обеспечивается заработок не более 100000 рублей в месяц, а по большей части – порядка 30000. Это уровень скорее нищеты, нежели бедности. Конечно, пока не закончена чубайсья жилищная реформа, на уровне бедности выше нищеты можно жить и при заработке 50-60 тысяч, но его феодальный уклад обеспечивает только верхушке – судьям, правительственным чиновникам. Милицейское начальство обеспечивает себе такой доход, получая его не от государства, а грабежом населения.

В любом случае: идешь на госслужбу – забудь о платном образовании для своих детей.

Параллельно с феодальным укладом в обществе складывается уклад постиндустриальный. В отличие от феодального, пятнадцать лет насаждаемого сверху (точнее, насаждавшегося при Ельцине, а время Путина – уже период его зрелости), этот уклад складывается вопреки воле власти. Просто силою вещей, как следствие глобального экономического процесса. Вот в рамках этого-то сектора и складывается средний класс.

Каким образом зарабатывает средний класс, что он продает?

Постиндустриальная экономика появилась потому, что тиражирование товаров стало в последние десятилетия крайне дешевым делом. Изготовление одной единицы промышленного продукта удешевилось за полвека в двадцать раз, продовольствия – в пять раз. Благодаря развитию индустрии материалов на единицу ВВП сегодня надо в 20 раз меньше сырья, чем в середине прошлого века, а благодаря автоматизации – в 30-50 раз меньше человеческого труда.
Резкое удешевление товаров в определенной степени смягчило то опускание в нищету, которое случилось с приходом к власти Ельцина.

Рынок оказался наполнен дешевыми товарами, и падение доходов в три раза не привело к мгновенной голодной смерти всего населения, как было бы, случись такие «реформы» в середине прошлого века. Даже и сейчас у многих есть ощущение возвращения к уровню жизни времен позднего СССР, хотя на самом деле вернулся только уровень потребления за счет втрое подешевевших за двадцать лет (в расчете на единицу трудозатрат) товаров.

Труд, тиражировавший в прошлом веке образцы товаров, обесценился. В России, где пока еще сохраняется индустриальный уклад, есть спрос на малоквалифицированные рабочие профессии, но с нищенскими зарплатами. Только зарплаты высококвалифицированного персонала дотягивают до уровня бедности.

Иное дело в сфере производства образцов, уникальных услуг и всяческого информационного продукта. Здесь заработки не только остались высокими, но и выросли, как раз благодаря удешевлению тиражирования. Те, кто оказывают такие услуги и производит образцы, и составляют сегодня средний класс с заработками от 300000 до миллиона рублей в месяц.

Итак, кто же это?

Во-первых, специалисты по PR, которые обслуживают феодальную элиту. Они обеспечивают этой элите ее интеграцию в рыночный процесс. Здесь и те специалисты, которые раскручивают россиянских чиновников и нефтегазовых баронов в Давосе, и те, которые формируют социально-ориентированный и патриотический имидж феодально-компрадорской власти, и те, которые обеспечивают юридически функционирование. Конечно, есть и нищие адвокаты, которые ведут рядовые процессы за тысячу баксов, но есть и те, которые отмазывают преступления мирового масштаба, и берут на три порядка больше.

Неплохо зарабатывают и те, кто обеспечивает финансовое обслуживание феодальной верхушки. Это требует высокой и специфической квалификации, которая является на рынке достаточно редкой, чтобы за нее платили втридорога. Услуги по воспитанию и образованию детей сегодня достаточно дороги и в обычном, индустриальном варианте исполнения, а уж квалифицированные услуги такого рода обеспечивают заработки весьма высокие. Аналогично высокие доходы приносят услуги в сфере медицины, психологического сопровождения, консалтинга, коучинга и т.п.

Главной проблемой этого рынка пока что является его узость в силу того, что спрос на нем предъявляет именно феодальная верхушка. Поэтому так узок и средний класс, который зарабатывает свои триста штук – лимон в месяц на этом рынке. Впрочем, с ростом среднего класса постепенно и он сам начнет предъявлять спрос на такие услуги. Правда, скорее всего, уже не в России.

Еще одна сфера постиндустриальной экономики – Интернет-экономика. Здесь заработки порядка 300000 рублей в месяц – обычное дело для создателей Интернет-проектов, которые они ведут в одиночку или с помощью двух-трёх сотрудников. Рынок здесь обычно глобален и охватывает весь мир, а способы и размеры заработка не зависят от того, где проживает хозяин такого проекта – в Париже, Сан-Франциско, Барнауле, Мадейре, Шанхае. Эти ребята, по сути, уже часть одного из секторов глобальной элиты постиндустриального мира – нетократии.

Почему они зарабатывают?

На первый взгляд, такие заработки доступны любому образованному человеку. Почему же их имеют в развитых странах 20-30% занятых, а в России – 3-4%?

Дело здесь исключительно в образе мыслей. Чтобы зарабатывать, мало обладать некоей квалификацией, надо еще уметь продать эту квалификацию и обеспечить безопасность своей собственности.

Что касается второго пункта, то преимущество западным конкурентам создает неплохая правовая защита со стороны их государства, в то время как в России правоохранительные органы враждебны заработку и имуществу как категории и рассматривают оные как предмет феодального грабежа. В силу этого единственным радикальным способом обеспечения безопасности является релокация под более приемлемую крышу.

А вот специфика первого пункта опирается на разницу в воспитании и образовании на Западе и в России. Суть режима реформ по Ельцину-Чубайсу заключается как раз в том, чтобы закрыть русским путь к знаниям, необходимым хозяевам жизни, и навязыванию русским понятий и представлений, которые делают их управляемыми рабами разного уровня.

В этом плане крайне показателен проект Медведева по созданию в России двух школ МБА – в Москве и СПб. Сама структура предлагаемого там материала, само содержание образования в принципе закрывает выпускникам возможность стать самостоятельными хозяевами жизни, делает из них управляемый квалифицированный персонал. Загрузка мозгов этих ребят теориями, не соответствующими реальности, зато приводящих их к нужным выводам и нужным действиям – весьма удобный и давно применяемый инструмент управления «элитами» третьего мира со стороны англосаксонских правителей мира.

В западных странах есть достаточно много ребят, которые по ряду причин не получают образования в МБА, а получают знания, необходимые хозяевам жизни. Среди таких причин в первую очередь их происхождение: не станет же элита отдавать своих детей учиться в заведения, давно получившие в политкорректной Англии презрительное название «колледжи для ниггеров». А вот какого-нибудь Гайдара или ельцинского внучка туда писать диссертацию всегда возьмут.

Лет семь назад в качестве эксперимента я запустил небольшой пилотный проект дистанционного образования «Школа Эффективных Лидеров», в рамках которого реализовал технологию устранения тех когнитивных и мотивационных диссонансов, которые делают человека неудачником. Проект был квинтэссенцией десятилетнего опыта консалтинга, и был направлен на устранение проблем, мешающих успеху. За семь лет проект дал ожидавшийся результат. Практически все из его участников, кто занимался бизнесом, уже в первый год обучения в ШЭЛ увеличили свои доходы на порядок. Проект дистанционного образования оказался самым эффективным инструментом борьбы с бедностью.

http://shel-gilbo.livejournal.com/24920.html

http://shel-gilbo.livejournal.com/72109.html